Помощник Михаила Горбачева: "Эти события не могли произойти без его разрешения"

16:30 20 Января 2020
Помощник Михаила Горбачева: "Эти события не могли произойти без его разрешения"
5659

Интервью известного российского политика, писателя-публициста, являвшегося в 1990 году помощником руководителя СССР Михаила Горбачева по гуманитарным и общественным вопросам Георгия Пряхина московскому корреспонденту АПА

Примечание: Георгий Владимирович Пряхин. Известный российский политик, писатель-публицист и издатель. Бывший заместитель генерального директора Государственного телевидения и радио СССР, в 1988-90 годах являлся заместителем заведующего отделом Центрального комитета, затем – помощником руководителя СССР Михаила Горбачева. В настоящее время руководит изданием «Художественная литература».

- Георгий Владимирович, в этом году проходит 30 лет с трагедии 20 Января, совершенной руководством СССР в Баку и являющейся позорным пятном для человечества. В то время вы занимали один из важных постов в Центральном комитете, были одним из тех, с кем постоянно контактировал Горбачев. Как вам запомнились те дни?

- Решение о вводе войск в Баку было принято с большим трудом, так как это было очень тяжелым решением. Перед принятием этого решения для изучения ситуации в Баку Горбачев выбрал из своего окружения самого либерального человека – Евгения Примакова. В то время Примаков был политической звездой. Горбачев выбрал его неслучайно, ведь Примаков вырос в Баку, хорошо знал Азербайджан. Примакова тоже хорошо знали в Азербайджане. Я был на постоянной связи с ним, когда он находился в Баку, мы часто говорили по телефону. Знаете, когда руководство СССР вводило войска в Баку, прекрасно знало о том, что это приведет к трагедии. Потому что ввод войск не мог дать другого результата. Решение о вводе войск держали в тайне, тщательно скрывали. Но я нарушил эту тайну, потому что в Баку жил мой близкий друг Ариф Мансуров, который в то время был председателем Государственного комитета Азербайджанской Республики по экологии и природопользованию. 19 января я позвонил ему и сказал, чтобы этой ночью ни он, ни члены его семьи не выходили на улицу. Я сказал Арифу Мансурову, что не могу назвать причину этого. Когда я позвонил ему, до ввода войск в Баку оставались считанные часы. Но Ариф поступил иначе. Он взял с собой сына и вышел в город с видеокамерой. Они сняли происходившие события, действия советских военнослужащих.

Я стал живым свидетелем всех этих процессов. Решение о вводе войск в Баку было принято не спонтанно. Иногда, когда говорят о принятии этого решения Горбачевым, указывают на окружавших его армян. Да, в то время среди окружения Горбачева был Георгий Шахназаров. К сожалению, в то время на территории СССР уже происходили конфликты на национальной почве. Но Москва не хотела терять Азербайджан, обладавший крупными энергоресурсами. Одной из самых больших ошибок тогдашнего руководства СССР было именно отстранение от должности Гейдара Алиева. Я очень хорошо знал Гейдара Алиева. Горбачев совершил большую ошибку, отправив в отставку Гейдара Алиева. Это показали и дальнейшие события.

«Первую пулю выпустили армяне, они застрелили азербайджанскую девушку»

- Как относились в Центральном комитете, в верхних эшелонах руководства СССР к конфликту, разжигавшемуся на национальной почве между Арменией и Азербайджаном? Кого больше обвиняли?

- Я был одним из первых свидетелей начала армяно-азербайджанского конфликта. Помнится, утром 8 декабря я поехал в Армению в связи с землетрясением, произошедшим в Спитаке. А то, что первую пулю выпустили армяне... Помнится, они застрелили молодую азербайджанскую девушку. Это знали все. Об этом было известно и руководству СССР.

Решение о вводе войск в Баку было принято в самых верхних эшелонах руководства СССР, оно было коллегиальным. В то время я был на «Старой площади» (там, где находится Администрация Кремля, Центральный комитет – Ф.А.). Я всю ночь был на работе. Та ночь была очень трудной для меня во всех отношениях, так как я был уверен в том, что погибнут невинные люди. Среди них могли быть и мои бакинские друзья.

«Около 40 тысяч азербайджанцев протестовали на улицах Москвы»

- В связи с бакинской трагедией в Москве прошла самая крупная акция протеста в истории СССР. Какова была реакция Центрального комитета на митинг азербайджанцев?

- Уже утром 20 января десятки тысяч представителей азербайджанской общины в Москве вышли на улицы. Это был первый и самый многолюдный митинг протеста в Москве за всю историю СССР. Тысячи людей перед зданием Центрального Комитета… Это было невиданным событием. К протестующим азербайджанцам вышли я и заместитель заведующего организационным отделом Центрального комитета Владимир Бабич. Владимира Степановича уже нет с нами. Протестующая масса была очень взбудоражена. Скажу честно, мы тоже были напуганы. Среди них я увидел одного знакомого. Это был московский корреспондент Азербайджанского государственного телевидения и радио Абузар Багиров. Абузара я знал с тех пор, когда работал заместителем заведующего Государственного телевидения и радио СССР. Увидев его, я немного успокоился. Протестующие вели себя очень культурно. Тогда я убедился, что понятие дружбы народов, которое вбило в голову людям руководство СССР, это просто утопия. Я больше верю в дружбу отдельных представителей народов. Мы приняли петицию участников митинга и передали ее Михаилу Горбачеву.

В этот день Горбачев даже позвонил мне. Он спросил, сколько азербайджанцев участвовало в митинге в Москве. Ему сказали о 100 тысячах азербайджанцев. Пусть не 100, но 40 тысяч азербайджанцев участвовали в протестах на улицах Москвы. Это был митинг азербайджанской интеллигенции в Москве. Поэтому во время митинга не было допущено никаких правонарушений. Это была мирная акция протеста. Теперь акции протеста ни у кого не вызывают удивления. Однако для того времени это было исключительным случаем и «новинкой» в Москве.

«Эти события не могли произойти без разрешения Горбачева»

- Какова была реакция Горбачева на митинг азербайджанцев в Москве и петицию?

- Естественно, Горбачев воспринял это очень болезненно. Но он понимал значение этого митинга и чем все это закончится. Потому что вся ответственность за решение, принятое возглавляемым им Политбюро ложилась на него. Эти события не могли произойти без его разрешения. В Баку был направлен серьезный военный контингент.

Никакая империя не вечна. Как и каждой империи, империи Советского Союза пришел конец. Трагедия 20 Января стала событием, приблизившим распад империи СССР. Дело в том, что во время распада империи можно было обойтись без человеческих жертв. Но для этого у страны должна была быть сильная экономика и талантливое руководство. К сожалению, всего этого в СССР не было.

«Во вводе войск в Баку не было необходимости»

- Вы были одним из самых приближенных к Горбачеву людей в то время. Как по-вашему, можно ли было предотвратить эту трагедию? Была ли такая возможность у руководства СССР?

- Считаю, что во вводе войск в Баку не было необходимости. Надо было поехать в Азербайджан с большой группой для переговоров. Этой группой должен был руководить авторитетный азербайджанец, а им являлся Гейдар Алиев. В то время Горбачев должен был направить Гейдара Алиева в Баку для переговоров. Он мог бы предотвратить трагедию в Баку, послав Гейдара Алиева. К сожалению, он не предпринял этого шага. Результат налицо.

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА