Монополии ведущих сил вредят - ко двору могут прийтись возможности из арсенала дипломатии Азербайджана

11:28 03 Июня 2019
Монополии ведущих сил вредят - ко двору могут прийтись возможности из арсенала дипломатии Азербайджана
966

Положение в регионе, охватывающем большие пространства Западной Азии, остается стабильно тяжелым, и от того, в каком направлении определяет навигацию международная дипломатия, можно заключить, что до стабилизации далеко. Саммит Лиги арабских государств в Мекке, последние заявления американских ястребов по Ирану, неопределенность в настроениях объединенной Европы свидетельствует, что требуются безотлагательные стабилизирующие действия.

Как ни странно, в ходе недавних переговоров с японским премьер-министром Синдзо Абэ, президент Дональд Трамп, неожиданно смягчив, обнажил благосклонность к мягкой силе в проблеме Ирана. Это было неожиданно, но факт остается фактом. Он повторил излюбленную методологию, ранее примененную к Северной Корее, когда жесткий напор вдруг сменился сговорчивостью.

Но отход от жесткой конфронтации в сторону переговоров сработал ввиду готовности Пхеньяна сесть за стол. В случае же с Ираном номер не срабатывает.

Стоило Трампу заговорить о готовности приступить к контактам с Хасаном Роухани, как глава внешнеполитического ведомства Ирана Джавад Зариф сразу заявил о невозможности ведения переговоров с Вашингтоном. Видать, в Тегеране не испытывают иллюзий относительно успешности возможного диалога.

Разворот в сторону потепления, предпринятый Вашингтоном в случае с Гаваной, показал, что Белый дом умеет менять курс и искренне желает восстановления отношений, но этому категорически противится истеблишмент. Вводимые Сенатом и Конгрессом ограничительные меры в отношении неугодных стран, как показывает практика, не отзываются.

Собственно с северокорейским прецедентом опять же обнажается хрупкость обещаний Вашингтона. Возможно, Трамп и желает вдохнуть свежую струю в трудные отношения, но его окружение с корпусом парламентариев не дает менять статус-кво.

Международные наблюдатели поговаривают о возможном отстранении США от дел на Ближнем Востоке, в зоне Персидского залива и даже в Южном Кавказе. Но носители этих суждений, вероятно, не берут во внимание один ключевой фактор. Да, США слишком далеки от этих регионов географически, но они слишком сильны, чтобы быть в стороне от принятия решений. И потом, речь идет о судьбе процессов в чувствительных регионах, которые несут в себе не только рыночные нагрузки, но и стратегическую ответственность за судьбу транзитов. Это то, что по определению не может оставаться вне поля зрения мирового гегемона.

В свете последних дипломатических маневров Белый дом несколько обнадежил, что не одержим идеей большой войны. Это чрезмерно важно, ибо определяющие люди из президентского окружения осознанно поддерживают линию на ужесточение конфронтации. Чтобы не случилось непоправимого, напрашивается интенсификация дипломатических усилий, и они должны, наконец, ввести в действие систему функциональных сдержек.

Если окинуть взглядом карту региона от побережья Средиземного моря до границ нестабильного Афганистана, то получается один сплошной ареал турбулентности, угрожающий вероятностью вселенской войны.

Побывавший недавно в Южном Кавказе помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон открыто заявил, что его страна желает своего присутствия в важной части Евразийского континента, но тут важно иметь в виду – с чем Америка желает своего присутствия. Если опять с набором инструментария с двойным назначением, то вряд ли это принесет что-либо полезного, скажем, для урегулирования многолетних конфликтов в Персидском заливе или же в Карабахе.

Все, что применялось доселе, результатов не принесло, стало быть, нужно менять подходы, методологию с рекогносцировкой.

Стоит обратить внимание на реакцию Тегерана в связи с призывом Трампа начать диалог. Иран наотрез отказывается от контактов с Вашингтоном, но за то выражает готовность начать переговоры с ближайшими соседями-соперниками, опосредованно давая знать, что видит смысл в преодолении минных полей прокси-войн.

Вести переговоры ради переговоров, как это делают армяне, превратившие порочную практику в излюбленный конек, не имеет под собой серьезной почвы. Значит, необходимо поставить на работающую стратегию с элементами активной дипломатии государств региона.

Ко двору могут прийтись возможности из арсенала, скажем, деликатной дипломатии Азербайджана, которые доказали, что имеют международную конвертацию. Позитивный опыт Баку в посредничестве между конфликтовавшими государствами уже принес эффект и востребованный результат. Или же дееспособность Казахстана также может сыграть важную роль для вывода заскорузлых проблем из застывшего состояния.

Перелом в обстановке остро востребован, и его можно достичь, если полюсы сил серьезно настроятся на прорывы. При всех случаях и Америке, и России, и другим серьезным игрокам необходимо не только вспоминать, но и следовать стратегии ослабления своих монополий, потому что государства региона должны принимать реальное участие в создании архитектуры обнадеживающей безопасности.

Традиции времен Сайкса-Пико, Ялтинских и Потсдамских конференций давно миновали, и на глобальной арене уже успешно позиционируют новые дееспособные субъекты. Пренебрежительное отношение к их возможностям обнажает не только высокомерие сильных, но и их недальновидность и самонадеянность.

Очевидно, что перемены должны произойти в умонастроениях всех без исключения акторов. Смогут ли показать достойный пример сильные игроки? В этом и заключена вся интрига момента.

Тофиг Аббасов
Тофиг Аббасов

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА