Олег Кузнецов

ОлегКузнецов

Количество статей

13

«Из Москвы я отчетливо увидел две тенденции в организации выборов в Азербайджане» - ПРЕДСТАВИТЕЛЬ НАБЛЮДАТЕЛЬНОЙ МИССИИ СНГ

5110

Я занимаюсь изучением практической ситуации в Азербайджане с конца 1999 года, а поэтому многое видел, многое помню, и мне есть с чем сравнивать. С другой стороны, статус наблюдателя на выборах ставит его в положение казахского акына, который что видит в степи, о том и поет. Поэтому с чувством внутренней убежденности я сегодня могу говорить только о том, что я видел собственными глазами, не используя при этом ни официальные, ни оппозиционные источники информации.

Пока я был в Москве, я отчетливо увидел две тенденции в организации выборов.

Первая — процедура выдвижения и регистрации кандидатов в депутаты была абсолютно демократичной, результатом чего стала нерационально большое количество претендентов на кресло народного избранника в Милли Меджлисе — на 125 депутатских мандатов претендует более 1300 человек, основная масса из которых — балласт. В каждом округе есть по 3 или 4 реальных претендента на место в парламенте, остальные 10-12 кандидатов никак себя не проявляют, жителям округа абсолютно неизвестны, в результате чего складывается впечатление, решили баллотироваться на выборах ради самолюбования, красования перед родственниками или друзьями.

Вторая тенденция — уровень электоральной культуры. Об этом свидетельствует стереотипность агитационных материалов, среди которых почти нет оригинальных или креативных интеллектуальных и дизайнерских решений. Претенденты на кресло в парламенте или демонстрируют свой патриотизм и лояльность к действующей власти, или используют дешевые популистские приемы, изготавливая предвыборные плакаты на фоне фотографий со стариками, военными пенсионерами и прочее. На всю страну я насчитал не более двадцати кандидатов, чей политический пиар выходит за рамки этих стереотипных шаблонов. Для остальных участие в выборах в статусе кандидата в депутаты, если использовать в качестве определения заглавие известного романа Уильяма Теккерея, — «Ярмарка тщеславия».

Прибыв в Азербайджан, я увидел еще одну характерную для этой электоральной кампании тенденцию. Кандидаты оккупировали социальные сети вместо того, чтобы идти в народ. Они просто не знают элементарных основ проведения избирательных кампаний, действуют по наитию и наобум, желая попасть в парламент, но реально не зная, как это сделать правильно. За два десятилетия общения с азербайджанцами у меня среди них появилось большое количество друзей и знакомых из самых разных социальных сфер — от высокопоставленных чиновников и профессуры, до управляющих отелями, студентов, таксистов и даже рыночных торговцев. Так вот, большинство из них ни разу не видело кандидатов в депутаты по своему избирательному округу, а в Интернете, по причине своей полной или частичной аполитичности, они не интересуются ресурсами, на которых претенденты на место в парламенте проводят свою агитацию.

В числе моих азербайджанских знакомых есть несколько оппозиционных кандидатов, их имен и фамилий я назвать не могу в силу своего статуса, чтобы не делать им политической рекламы, — я, как иностранец, делать этого права не имею, а нарушать азербайджанские законы я не собираюсь. Никто из них, даже по дружбе, не жаловался мне на то, что испытывает какие-либо трудности в проведении агитации. По азербайджанским законам, право избирать имеют даже заключенные. Так вот один из них без всякого противодействия со стороны Министерства юстиции был допущен для встречи со своими потенциальными избирателями в тюрьме в районе Ахмедлы, что само по себе является доказательством того, что на стадии предвыборной агитации каких-либо серьезных нарушений закона со стороны властных структур нет.

По состоянию на сейчас, когда я даю этот комментарий, каких-либо явных или тайных попыток вмешательства официальных структур в целях лоббирования провластных кандидатов лично я не замечал, моей деятельности как международного наблюдателя никто не препятствовал. У меня не было проблем с аккредитацией своего статуса в Центральной избирательной комиссии, у известных мне российских журналистов, приехавших в Азербайджан для освещения выборов (даже из изданий, не вполне лояльных к Азербайджану) также никаких проблем по линии МИД и ЦИК страны не возникало. Со мной в одной гостинице живут международные наблюдатели из европейских стран, настроенные оппозиционно по отношению к существующему в Азербайджане политическому режиму, — мне на них указали в ресторане, — но и они не производят впечатление людей, чем-то или кем-то ограниченных в своих действиях, впечатления людей, находящихся под психологическим прессингом, они не производят.

Знакомые из числа агитаторов за конкретных кандидатов жаловались мне, что их оппоненты ведут «нечестную игру» — занимаются подкупом избирателей, предлагая кому-то 20 манат за голос или даже два килограмма мяса. К такого рода заявлениям я отношусь со скепсисом.

Во-первых, никакой реальной детализации этих слухов я не смог ни от кого добиться, мне так никто не мог сказать, кто, где и когда этим занимался.

Во-вторых, источник подобной информации сам по себе не является надежным, поскольку является заинтересованной стороной кампании. На вопрос о том, подавались ли по этим фактам заявления в органы полиции, ответ был отрицательным. Поэтому слухи такого содержания в моем представлении остаются слухами, пока не будет на практике доказано обратное.

Из всего сказанного выше мой вывод таков: по состоянию на 7 февраля каких-либо серьезных и, главное, умышленных нарушений избирательного законодательства я не видел, демократические начала и принципы электорального процесса государством гарантированы и соблюдены.

Профессор, представитель наблюдательной миссии СНГ

18:26 07 Февраля 2020