Заур Нурмамедов

ЗаурНурмамедов

Количество статей

86

Армянская пропаганда теперь клевещит на имя карабахского хана - САШКА, УЧИ МАТЧАСТЬ!

19187

В рядах диванных войск армянской пропаганды вновь решил блеснуть убогим интеллектом Александр Андреасян более известный читателям Vesti.az как Сашка. В этот раз в центре внимания его больного воображения оказались Ибрагим Халил-хан Карабахский и его сын Мехти Кули-хан Карабахский.

Согласно Кюрекчайскому договору, Россия брала на себя обязательство в отношении сохранения целостности владений и преемственности ханской династии в Карабахе. Высочайшим указом от 8 июля 1805 года Ибрагим Халил-хану было присвоено звание генерал-лейтенанта русской армии.

Сашка утверждает, что Ибрагим Халил-хана «получил от русских военных властей гарантии безопасности и, главное, подтверждение полноты его власти, - которая до того у него была лишь формальная, ибо все земли в Арцахе принадлежали армянским меликам». Если у Ибрагим Халил-хана не было полноты власти над Карабахом, то почему же генерал Павел Цицианов от имени императора Александра I подписал с ним Кюрекчайский договор? Не логично было бы в этом случае не подписывать договор с ханом и тем самым усиливать его власть?

Возомнивший себя грамотным экспертом Сашка также отмечает, что с точки зрения международного права соглашение, заключённый Кюрекчайский договор не был международным документом, подтверждавшим переход Карабаха под власть России.

В соответствии с юридическими представлениями той эпохи главными признаками власти или суверенитета конкретного правителя над конкретной территорией были наличие собственной армии или сословного войска, возможность выпуска собственной монеты и сбор налогов именно этой монетой с подвластного населения. Все эти атрибуты власти были у Ибрагим Халил-хана, о чем свидетельствуют многочисленные письменные и материальные источники. Поэтому генерал Цицианов воспринимал его не только как самостоятельного правителя, но и как субъекта права, с которым он мог как уполномоченные лицо российского императора вести переговоры и заключать договоры.

Далее «эксперт» по международному праву и истории отмечает, что через год после подписания Кюрекчайского договора Ибрагим Халил-хан «решил переметнуться к персам вместе с ближайшим окружением».

«Однако он был настигнут отрядом, состоявшим из солдат дислоцированного в Шуше русского гарнизона под командованием майора Дмитрия Лисаневича и людей мелика Джумшуда Мелик-Шахназарова», - делает истерический вывод Сашка.

Относительно тех событий есть множество исторических документов, которые позволяют выявить истинную картину произошедшего жестокого убийства Ибрагим Халил-хана и его семейства.

Трагический конец Ибрагим Халил-хана с самого начала был предрешен по многим обстоятельствам. О негативном отношении майора Лисаневича к Ибрагим Халил-хану и местным жителям писали «высокому начальству» шушинские старейшины. Они отмечали, что Лисаневич и Джораев плохо относились к ним, притесняя подданных хана и нарушали трактат. По этим причинам, в знак протеста, хан покинул Шушу вместе с женой и тремя детьми. Но при этом каждые 2-3 дня хан наведывался в крепость, где оставались другие его жены и дети, а узнав о походе иранского войска к Шуше, где недостаточно было русских отрядов, хан вступил в переговоры с персами с тем, чтобы остановить их.

Если Лисаневич и Джораев заподозрили Ибрагим Халил-хана в измене, то почему они не заключили хана под арест для дальнейшего суда, а жестоко расправились, заметьте не только с карабахским правителем, но и российским генерал-лейтенантом?

Автор летописи «Карабахнаме», азербайджанский историк и свидетель тех событий Мирза Джамал Джеваншир отмечал, что Ибрагим Халил-хан счёл нужным внешне быть обходительным с персами вторгшимися в Карабах, ставя обо всем в известность Лисаневича.

«Находившиеся тогда в крепости генерал – майор Мехтигулу хан и полковник Джафаркули ага не предпринимали никаких действий, противоречащих правилам преданности высокому государству. Они не только ни в чём не перечили майору, а наоборот, даже старались заготовить для русских войск продовольствие, в котором тогда ощущался большой недостаток», - отмечал историк.

О роли Джамшида Мелик-Шахназарова в убийстве Ибрагим Халил-хана информацию приводит американский исследователь М.Эткин в своей статье «Странная смерть Карабахского хана Ибрагим Халила». Вот как он описывает эти события: «Решение напасть на лагерь принадлежало Д. Лисаневичу, однако лица, доставившие ему информацию, приведшую его к такому решению были лично заинтересованы в свержении хана. Среди обвинявших Ибрагим Халила в измене был армянский малик Джамшид, давний враг хана. Много лет он вынашивал мысль, чтобы русские свергли хана и сделали Карабах протекторатом во главе с армянским губернатором. Возможно, мелик также надеялся занять этот пост. В 1797 году он эмигрировал в Грузию, где получал назначенную царём Павлом пенсию в размере 1400 рублей в год, позднее вернулся в Карабах» («Азербайджан зарубежом», Рефератный сборник, выпуск 12, Баку, 1986, стр.19-20, Atkin M. “The strange death of Ibrahim Khalil Khan of Qarabagh”, “Iranian studies”, New—York, 1979, vol. XII, p.39-107).

Убийство Ибрагим Халил-хана и почти всех членов его семьи изменило военно-политическую обстановку. Проведенное русским командованием формальное следствие объявило, что Лисаневич действовал «под влиянием и по наущению злонамеренных лиц». Тем не менее тот факт, что майор не был наказан, более того, ему присвоили чин подполковника, побудил местных ханов прийти к совершенно иным выводам. Результатом вероломного убийства карабахского хана, пользовавшегося большим авторитетом, стали восстания по всему Азербайджану. Восставшие выбили русские войска из всех занимаемых ими пунктов, за исключением Дербента. Итоги русских походов 1801-1805 годов на Южный Кавказ были сведены на нет.

На место убитого Ибрагим Халил-хана был поставлен его сын Мехти Кули-хан. 13 сентября 1806 года указом Александра I он был утвержден ханом Карабаха. 11 ноября 1806 года в Тифлисе генерал-майор Мехти Кули-хан в присутствии главнокомандующего в Грузии генерала от инфантерии графа И. В. Гудовича присягнул на верность императору Александру I и получил высочайшую утвердительную грамоту на Карабахское ханство.

Во время русско-иранской войны 1804-1813 годов генерал А.П.Тормасов неоднократно обращался к Мехти Кули-хану с просьбой о предоставлении карабахской конницы. Хан лично принимал участие в сражениях против персидской армии. В 1816 году главноначальствующим Грузии и командиром Отдельного Кавказского корпуса был назначен А.П.Ермолов, который стал проводить курс, направленный на ликвидацию азербайджанских ханств.

Совместно со своим главным помощником, российским генералом армянского происхождения В.Г.Мадатовым, он постоянно притеснял Мехти Кули-хана и готовил на него покушение. В результате 21 ноября 1822 года карабахский хан был вынужден бежать в Персию. Как было установлено при сменившем на Кавказе А.П.Ермолова генерале князе И.Ф.Паскевиче, Мехти Кули-хан бежал, опасаясь за свою жизнь и «в знак протеста против нанесенных ему обид и притеснений Мадатовым». Вместе с ханом из Карабаха в Персию ушли три тысячи мусульманских семей.

Уход хана не был спонтанным решением. В рапорте Мадатова на имя генерала А.А.Вельяминова было отмечено, что уже до бегства хана была начата опись его имущества. Среди причин бегства Мехти Кули-хана было также покушение на его племянника Джафаргулу-агу. В ноябре 1822 года была обнародована прокламация А.П.Ермолова жителям Карабагского ханства, в котором бегством Мехти Кули-хана преподносилось как «измена».

В 1826 году, в ходе II русско-иранской войны Мехти Кули-хан возвратился в Карабах в качестве командира одного из отрядов принца Аббаса Мирзы. Ему удалось несколько раз организовать засады против русских отрядов, к тому же его прибытие в Карабах имело своим следствием присоединение многих карабахцев к войскам Аббаса Мирзы. Но, как показывают источники, принц и хан не ладили.

Новый командующий русскими войсками Паскевич высоко ценил Мехти Кули-хана и стремился вернуть его в Карабах. После долгих переговоров ему это удалось. Мехти Кули-хан был восстановлен в звании генерал-майора, ему «всемилостивейше пожаловано бриллиантовое перо и назначено содержание в 4000 червонцев в год; кроме того, ему были возвращены личные имения – 1315 дымов со всеми находящимися в их пользовании землями».

Вместе с тем при Паскевиче было установлено, что Мехти Кули-хан ушел в Иран в знак протеста против «нанесенных ему обид и притеснений генерал-лейтенантом князем Мадаговым». Об этом упоминает генерал-адъютант И.И.Дибич-Забалканский в письме И.Ф.Паскевичу от 17 октября 1827 года и добавляет, что жалоба, принесенная ханом самому императору Николаю I на действия В.Г.Мадатова, будет представлена на обсуждение в Комитет министров.

Клевеща на честное имя карабахского хана, юродивый Сашка отмечает, что Мехти Кули-хан «слёзно просил у русского царя разрешение вернуться в Шушу». Кто был настоящим изменником, предавал интересы российского императора и повинен в убийстве Ибрагим Халил-хана и его семьи, а также в лишениях Мехти Кули-хана, Сашка теперь знает. Жаль, что он не послушался моего совета и не стал учить матчасть, иначе не стал бы совать свой нос в дела, которые выше его пещерного понимания.

20:00 06 Июня 2020