Черный маг, суфийский мистик, сексуальный маньяк, диссидент – Имран Хан победил своих врагов из тюрьмы – АНАЛИТИКА

Имран Хан

Имран Хан

22 февраля 2024
# 20:00

Всеобщие выборы в Пакистане завершились крупной победой бывшего премьер-министра Имрана Хана и связанных с ним кандидатов. Хан в настоящее время находится в тюрьме, но это не помешало ему буквально разгромить соперников. Бывшей спортсмен, капитан национальной сборной по крикету, борец с коррупцией, женатый на влиятельном суфийском мистике, этот политик демонстрирует чудеса выживаемости.

Пакистан - государство с очень динамичной историей. В настоящее время эта страна с 240-миллионным населением и ядерным оружием переживает острейший политический кризис.

Аналитики издания «Ближневосточный глаз» указывают на то, что выборы носили весьма своеобразный характер. Избирательное поле было сформировано таким образом, чтобы уменьшить любые шансы на успех Хана. Мало того, что он сам брошен в тюрьму, но и почти все высшее руководство его партии Пакистан Техрик-и-Инсаф (Движение за справедливость) также арестовано, а те, кого не тронули, перебежали в другие партии, участвуя в выборах уже от их лица. Были введены жесткие ограничения на проведение предвыборных кампаний для ПДС, а ее избирательный символ власти вообще запретили.

Однако, партия Хана действовала умело и ловко. Она сделала ставку на социальные сети и онлайн-кампанию для просвещения и мобилизации избирателей. Оказалось, что в стране достаточно развит интернет, чтобы мобилизовать миллионы сторонников. Другая важная часть стратегии заключалась в проведении уличных акций - сотни тысяч разъяренных сторонников Имрана Хана регулярно выходили на улицы, демонстрируя свою мощь, тем самым оказывая влияние на слабых и колеблющихся. 

Атмосфера страха и запугивания не ослабила поддержку бывшего лидера. Политический ландшафт страны переживает сейсмический сдвиг. Электоральная революция Хана, подстегиваемая его непоколебимой стойкостью, излучаемой из тюремной камеры, разрушила все попытки государства убрать его из политики.

Кто такой Имран Хан?

Имран Хан родился 25 ноября 1952 года в Лахоре, его отец был инженером-строителем. Когда ему исполнилось 18 лет, он стал выступать за национальную команду Пакистана по крикету. В 1972 году окончил Оксфордский университет со степенью бакалавра экономики, однако славу ему принесли не лавры известного ученого, а карьера спортсмена.  В 1982 году Имран Хан стал капитаном сборной команды; в 2010 году его имя включили в зал славы крикета. Возможно, он является одним из самых популярных спортсменов за всю историю Пакистана.

Однако тем дело не ограничилось. В 1996 году Имран Хан основал партию «Движение за справедливость», в 2002 году он был избран в Национальную ассамблею (нижняя палата парламента). Там он снискал себе имидж борца с коррупцией, поскольку выступал с резкими высказываниями в адрес правительства, обвиняя правящие партии в коррупции, и настаивая на принятии антикоррупционных законов.

Также, Имран Хан зарекомендовал себя в качестве борца за интересы государства, убежденного националиста. Если военные, которые являются доминирующей силой в стране, выступают за сотрудничество с США, впрочем, предпочитая уравновешивать его экономическим и военным сотрудничеством с Китаем, то Имран Хан зарекомендовал себя, как политик,  который выступает против вмешательства США во внутреннюю политику страны. Однако здесь коренится и его слабость: в отличие от военных, у него нет прочных связей за рубежом. Прагматичные китайцы, запомнившие слова Мао Цзедуна, согласно которому, власть вытекает из дула винтовки, предпочитают не ссориться с пакистанскими военными и не вмешиваются во внутренние распри, тем более на стороне оппозиции.

Супругой политика является Бушра Биби - уникальная женщина, которая происходит из консервативной, богатой и очень влиятельной семьи из центрального Пенджаба. Она известна как суфийский мистик, причем Имран Хан не скрывает, что пользуется ее советами и предсказаниями. "Мой интерес к суфизму, - говорил он - начался 30 лет назад - изменил всю мою жизнь. В суфистских орденах множество уровней, но я еще не встречал никого, кто бы ведал в нем больше моей жены. Мой интерес к ней начался с этого." О своих отношениях с Бушрой он в своем интервью после свадьбы сказал, что не видел даже мельком ее лица, пока они не поженились, так как оно было всегда закрыто никабом.

Однако враги Имран Хана и его жены поставили под сомнение эти целомудренные образы.  В январе 2024 г в суде рассматривается иск о признании нарушения брачной процедуры и измены, поскольку Бушра, якобы, вступила в интимную связь с Имраном Ханом все еще будучи в браке с другим человеком, а после развода вышла замуж, не соблюдая обязательный перерыв между браками.

Внесла свой вклад в очернение имиджа политика и его бывшая жена,  Рехам Хан, журналистка, писатель и режиссер,  племянница Абдула Хакима хана, бывшего губернатора провинции Хайбер-Пахтунхва и бывшего председателя Высшего суда Пешавара (в Пакистане сложно делать карьеру, не имея прочных семейных связей с влиятельными и очень богатыми людьми). В своих мемуарах она обвинила Хана в том, что у него были сексуальные отношения с трансгендерной моделью Римал Али (последняя отрицает это), что Хан рассказал ей о сексе втроем, который у него случился в 1980-х годах с певицей Грейс Джонс и с некой рок-моделью, что у Хана, якобы по его собственным словам, пятеро незаконнорожденных детей, а так же то, что Хан является убежденным сторонником черной магии, каковую и практикует прямо по месту жительства. Вдобавок она написала, что он принимал наркотики. И, наконец, в сердцах обвинила политика в том, что он является лентяем, поскольку "никогда не покупал овощей". На фоне прочих обвинений, последнее выглядит как-то не слишком серьезно, и скорее похоже на правду. Впрочем, мы ничего не утверждаем. 

25 июля 2018 года состоялись парламентские выборы, победу на которых одержала созданная Ханом партия  - пакистанское «Движение за перемены», и политик возглавил коалиционное правительство. Имран Хан объявил борьбу с коррупцией главным направлением своей работы.

Но его триумф оказался недолгим. В 2022 году оппозиция вынесла ему вотум недоверия в парламенте, однако он вновь добился победы на очередных выборах. Затем последовала череда судебных преследований, включая обвинение в терроризме. Власти заявили, что он своими речами запугал полицейских и судей и подорвал мир в стране. Поводом для столь ужасающего обвинения стало то, что Имран Хан на митинге покритиковал начальников полиции и судью за арест руководителя его штаба Шахбаза Гилла и  пытки над ним.

Последовала череда атак, в ходе которых судьи то арестовывали Хана, то отпускали его под давлением гигантских толп его сторонников. В конце концов, 5 августа 2023 года Хан был приговорен к трем годам тюремного заключения. В том же месяце приговор был приостановлен, но 31 января 2024 года Имран Хан был приговорен к 14 годам заключения по отдельному делу, связанному с "продажей иностранных подарков".  30 января 2024 года очередной суд добавил ему еще 10 лет тюремного заключения по делу "О разглашение государственной тайны":  якобы Имран Хан обнародовал содержание некоего тайного сообщения, в котором говорилось, что США недовольны его нейтральной позицией по конфликту России и Украины.

Казалось, с политиком покончено, в том числе еще и потому, что его партия разгромлена. Не тут-то было: тщательно охраняемый зэк одержал победу на парламентских выборах.

Правящие династии под угрозой

В чем причина такой настойчивой репрессивной политики, направленной на разгром сторонников Имрана Хана?

Последние выборы стали эпическим унижением для традиционного правящего класса Пакистана и всех властных структур, которые считали, что уже стерли Хана с политической карты.  Особенно ярким примером стали события в Лахоре. Убрав с дороги Хана и восстановив свои отношения с военным истеблишментом, бывший премьер-министр Наваз Шариф рассчитывал на победу. Но когда стали поступать данные о результатах выборов, и кандидаты от ПДС стали лидировать с большим отрывом, выяснилось, что электоральный поток грозит стереть с лица земли национальные и местные политические династии Пакистана.

Страной, наряду с военными, правят семьи, обладающие огромными финансовыми состояниями, связанные с двумя крупными политическими партиями. Это семья Шериф и «Пакистанская мусульманская лига» с одной стороны, семья Бхутто и связанная с ней «Пакистанская народная партия» - с другой. Есть и другие, весьма влиятельные семьи. Они, вместе с военными, составляют глубинное государство, обладающее реальной властью. Однако, благодаря конкуренции между ними, их власть далеко не абсолютна

Группировка Имрана Хана разрушила их монополию на власть, или, по крайней мере, попыталась это сделать. И вот ей грозит наказание.  Кроме того, генералы недовольны тем, что Имран Хан слишком независим во внешней политике. Они предпочитают больше полагаться на связи с Вашингтоном.

Все попытки государственного аппарата ослабить базу поддержки Хана и обратить вспять процесс политизации среднего класса в городах и сельской местности Пакистана потерпели неудачу. Именно средние слои общества стоят за «Движением за перемены». Образованная, относительно зажиточная, растущая в размерах часть общества устала от старых семей. Она идет за Имраном Ханом, и при этом тащит за собой какую-то часть менее обеспеченного населения.

Кроме того, политик оказал влияние на молодежь, а также на маргинализированные демографические группы, включая женщин и религиозные меньшинства. Он обещает прозрачность государственных расходов, борьбу с коррупцией и включение во власть и экономику молодых людей, женщин, а также представителей различных этнических и конфессиональных меньшинств ("инклюзивность").

Возможно, молодежь стала главной электоральной опорой новой партии: 64 процента пакистанцев моложе 30 лет, а 29 процентов - в возрасте от 15 до 29 лет. Демографический импульс, заложенный в эту статистику, подразумевает, что Пакистан не просто молодая страна; он останется молодым и в 2040-х годах. "Что еще более важно, молодежь Пакистана знает это и ожидает, что ей будут уделять внимание и уважать эту демографическую реальность", - утверждает социальный исследователь Адиль Наджар. По его мнению, Пакистану необходимо будет создавать от 1,2 до 1,5 миллионов новых рабочих мест ежегодно в течение следующих 20 или более лет.

Люди действительно хотят перемен, хотя не вполне ясно, что именно принесет им политика Имрана Хана в том случае, если он вернет себе власть. Слова – это одно, а дела - другое.  Возможно, за всем происходящим стоит прежде всего усталость от повседневных проблем и желание увидеть новые лица в руководстве государством.

Что же дальше?

После того, как стала очевидна победа Имрана Хана, последовала операция по ликвидации последствий его успехов. Это выразилось в манипулировании результатами выборов в ключевых регионах. Например, хотя сам Шариф в итоге заявил, что победил в Лахоре, в официальных результатах, представленных его партией, были обнаружены странные расхождения. Тем не менее, даже если партия Хана была ограблена в таких местах, как Пенджаб и Карачи, она захватила традиционную базу власти, северо-западную провинцию Хайбер-Пахтунхва, и сохранила значительное представительство в других регионах.

Как указывают международные эксперты, это лишь последний эпизод в саге, которая разворачивается с апреля 2022 года, когда Хан был смещен с поста премьер-министра страны после длительной парламентской борьбы, в которой он столкнулся с могущественным политическим, финансовым и военным истэблишментом Пакистана. Но по мере того, как Хан был свергнут и впоследствии подвергся преследованиям, база его поддержки только росла. Землетрясение на выборах 8 февраля показало, что народные массы поддерживают Хана.

Политический ландшафт Пакистана полностью изменился благодаря заключенному тюрьмы - бывшему премьер-министру. Пожалуй, теперь, он оказался в одном ряду с такими харизматичными историческими фигурами индийской и ближневосточной политики, как Индира Ганди или иранский политик Мохаммад Мосаддех.

После поражения Наваза Шарифа не осталось ни одной фигуры национального масштаба, которая могла бы бросить реальный вызов Хану, отмечают наблюдатели. Тем не менее, на практике пока все решает сила. Бывший премьер-министр Шехбаз Шариф, брат Наваза, скорее всего, будет вновь назначен главой коалиционного правительства. У власти останутся военные и богатейшие семьи страны, а Имран Хан будет сидеть в тюрьме. И все же, именно он стал теперь центральной фигурой, вокруг которой вращается вся пакистанская политика.  В будущем противоречия между различными группами истэблишмента, экономические потрясения или внешнеполитические бури, могут вновь вызвать приливные волны, которые поднимут Имрана Хана на вершину государства.

Бурная жизнь Пакистана

В Пакистане время от времени наблюдаются такие или похожие вспышки яростной борьбы между политическими движениями, а также между политически активной частью общества и военными.  Сотни тысяч, если не миллионы, выходят протестовать на улицы городов. В то же время имеют место социально-экономические движения, особенно забастовки, не такие грозные, как в Бангладеш, хотя тоже иногда случаются. 

С одной стороны, этот вид политической борьбы вызывает вопросы.  В отличие от мощных циклов социально-экономической борьбы, забастовок, обычно организованных неформальными собраниями, эпицентрами которых в современном мире являются такие страны, как Бангладеш и Иран (там собрания работников пытаются добиться изменения своего реального экономического положения и обрести хотя бы толику власти), пакистанские протесты мало что меняют в повседневной жизни, чем бы они не закончились. Ведь в конечном счете речь идет лишь о том, чтобы передать политическую и финансовую власть той или иной богатой семье.  С другой стороны, в Пакистане, несомненно, очень живое динамичное в политическом отношении общество. Это бросается глаза, и, возможно, для будущего страны такая динамика может иметь значение.

 

# 16125
avatar

Михаил Шерешевский

# ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
#