«Военный ответ Турции со стороны России станет бесценным подарком для ИГИЛ»

«Военный ответ Турции со стороны России станет бесценным подарком для ИГИЛ»
30 ноября 2015
# 20:00

Интервью Vesti.Az с известным российским политическим аналитиком Олегом Кузнецовым.

 - Олег Юрьевич, как российские, так и турецкие аналитики активно спорят над тем, кто виновен в уничтожении российского бомбардировщика на севере Сирии. Турецкая сторона заявляет, что российский пилот, несмотря на неоднократные предупреждения, нарушил воздушное пространство Турции, тем самым получил адекватный ответ. А российская же сторона заявляет, что в Сирии у нее антитеррористическая миссия и российский бомбардировщик не имел цель нарушить чье-то воздушное пространство. Каков Ваш взгляд на произошедший инцидент? 

 - Пока мы имеем две диаметрально противоположные точки зрения по теме инцидента с российским фронтовым бомбардировщиком СУ-24, сбитым на сирийско-турецкой границе ВВС Турецкой республики – турецкую и российскую.

Официальная позиция Турции состоит в том, что российский бомбардировщик был сбит в воздушном пространстве этой страны, куда он залетел после того, как отбомбился над территорией региона Байырбуджак у границы с Турцией по боевикам террористической организации «Джебхат ан-Нусра», а упал на территории Сирии потому, что после поражения ракетой класса «воздух-воздух» по инерции пролетел несколько километров и вернулся на территорию Сирии.

Российская сторона не только категорически отрицает факт нарушения СУ-24 воздушной границы Турции, но и открыто называет это «ударом в спину» и «террористическим актом». В доказательство своей позиции официальные представители России приводят данные локационно-телеметрического наблюдения за воздушным пространством всего Ближнего Востока, осуществляемого системами ПВО России и Сирии, которые не вызывают каких-либо возражений ни у кого в мире, кроме представителей политического истеблишмента и военного командования Турции.

Достоверность предоставленных российской стороной данных подтверждается по линии командования военно-мирскими и военно-воздушными соединениями проамериканской антитеррористической коалиции, действующими против боевиков ИГИЛ на территории Ирака и Сирии.

Сегодня у берегов Сирии помимо группировки российских боевых кораблей находится французский авианосец «Шарль де Голль» с отрядом сопровождения, в котором находятся бельгийский и британский фрегаты управляемого ракетного огня, снаряжение которых ориентировано на управление военно-воздушными операциями и противовоздушную оборону. На их радарах и локаторах район инцидента виден как на ладони на удалении не более ста километров, но и с их стороны каких-либо слов поддержки в адрес Турции мы не слышим, ибо сказать им объективно нечего.

 - Исходя из этого, некоторые российские эксперты, увы, и политики, придерживающиеся антитурецкой позиции, сделали вывод, что уничтожение российского бомбардировщика стала местью со стороны Турции за перекрытие российскими ВКС каналов получения дешевой контрабандной нефти от ИГИЛ?  

 - Слышал я также посыл о том, что Турция мстит России за ее поддержку курдского национального движения, стремящегося создать национальное государство «Курдистан» на землях не только Ирака и Сирии, но еще и Турции.

Озвучивается и мысль о том, что атака на российский бомбардировщик стала актом возмездия Турции за бомбардировки городов на севере Сирии, где проживают туркоманы или туркмены – сирийские тюрки. Причем эта точка зрения присутствует в публикациях как антитурецких, так и протурецких масс-медиа, идеологически близких пантюркистскому движению «Тюрксой» или нурсистам.

В настоящий момент, как мне кажется, происходит вброс в информационное пространство целого спектра самых разнообразных объяснений произошедшего инцидента, что завтра или послезавтра позволит среди них выбрать ту, которая будет выгодна России, исходя из ее геополитических и геостратегических интересов в регионе Большого Ближнего Востока, включающего в себя и Малую Азию, и Южный Кавказ.

А пока мы все являемся свидетелями попыток зондирования ситуации посредством корректных и очень робких провокаций, носящих «медицинский», но не «военный» характер. И делают это все, не только Россия и Турция, но и большинство стран Запада, которым также очень важно понять, каким будет дальнейшее развитие событий.

Требования политического руководства России к государственному истеблишменту Турции предельно понятны: взять на себя ответственность за случившееся, принести официальные извинения, компенсировать материальный ущерб.

Фактически, Москва требует от Анкары предпринять те шаги, которые сформировали бы в российском и международном общественном мнении представление того, что гибель российского СУ-24 оказалась результатом случайной и непреднамеренной ошибкой турецкого летчика-истребителя, своего рода «эксцессом исполнителя», как об этом принято говорить в юридической науке, а не преднамеренным актом государственной политики Турции, подкрепленным соответствующим боевым приказом.

Официальная Анкара, похоже, закусила удила и не собирается, как говорят летчики, «перекладывать реверс», т.е. проявить благоразумие и признать свою неправоту. В этих условиях России ничего не остается другого делать, как оказывать на Турцию активное невоенное давление по политической, дипломатической и экономической линии.

 - И как намерена ответить Москва?

 - Как сообщают официальные российские масс-медиа, начинается блокировка поставок из Турции сельскохозяйственной продукции, российским туристам, по сути, запрещен отдых в этой стране, по сути, предпринимаются все меры для того, чтобы не допустить приток российского капитала на внутренний турецкий рынок.

Безусловно, если официальная Анкара проявит благоразумие и отыграет ситуацию назад, ограничительные меры легко могут быть отменены, а их последствия окажутся минимальными.

Правда, на пути этого есть одно существенное «но». Признав свою ответственность за гибель российского бомбардировщика, власти Турции вынуждены будут каяться и за другие грехи, совершенные ими в Сирии. Это и контрабанда нефти, и контрабанда археологических артефактов и иных объектов материального культурного наследия тюркских народов проживающих на территории Сирии, и разграбление производственных мощностей, осуществлявшийся боевиками пресловутой «Сирийской Свободной армии» в интересах Турции в начале гражданской войны, и транзит оружия из Украины через Турцию для боевиков ИГИЛ, и много чего еще.

Сейчас весь мир замер в ожидании не декларативной, а практической реакции России. Естественно, незамедлительного военного ответа не последует, ибо никто сегодня не хочет перерастания международной контртеррористической операции в мировую войну вооруженных сил разных государств.

Это станет поистине бесценным подарком, буквально «манной небесной» для ИГИЛ, и я более чем уверен, что президент Путин как Верховный Главнокомандующий вооруженных сил России этого не допустит.

К тому же не стоит забывать, что он является сторонником тактики «асимметричных ответов» и «мягкой силы», успех которой он не раз демонстрировал на международной арене. Варианты реагирования могут быть самыми разными, и первые из них мы уже видим.

 - Что Вы имеете в виду?

 - Прежде всего, речь уже идет об усилении российской военной группировки в Сирии. Как сообщают масс-медиа, в ближайшее время на авиабазе «Хмеймим» будут развернуты зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) С-400 «Триумф», а все действия ударной авиации в рамках операции «Возмездие» осуществляются под прикрытием истребителей Су-27СМ и Су-30СМ, для чего в Сирию могут быть переброшены дополнительно 12 боевых самолетов этого типа. 

Как известно, ранее в Сирию предполагалось поставлять ЗРК более старых образцов (например, С-300ПС или С-300ПМУ), но теперь туда будет направлено самое новейшее вооружение ПВО, позволяющее контролировать воздушное пространство от Южной Европы до Персидского залива, и противопоставить этому какие-либо внятные аргументы у стран НАТО, похоже, возможности не имеется.

Еще одним асимметричным ответом может стать максимально быстрая поставка Ирану ЗРК С-300 в соответствии с подписанными межправительственными соглашениями о военно-техническом сотрудничестве. Это станет ударом по военному потенциалу США в регионе Персидского залива и на Большом Ближнем Востоке, заставит их серьезно умерить свои геополитические амбиции.

Соединенные Штаты, похоже, прекрасно поняли это и всячески дистанцируются от инцидента с российским СУ-24 на сирийско-турецкой границе, фактически, оставив Турцию один на один с Россией. Аналогичную позицию заняли и другие страны-участницы НАТО, явно не ожидавшие и поэтому не готовые к такому сценарию развития событий на Ближней Востоке.

По сути, несмотря на всю свою имманентную антироссийскую направленность, НАТО в данном конкретном случае оказывает ей нейтрально-скрытую поддержку, не став на сторону Турции как страны-участницы Североатлантического альянса, что явно спутало карты официальной Анкаре.

Есть еще одно последствие инцидента, свидетелями которого мы уже стали. Убийство в воздухе одного из российских пилотов боевиками пресловутой «Сирийской Свободной армии» в глазах России уже поставило их в один ряд с боевиками ИГИЛ.

Для российских военных они уже превратились из «умеренной оппозиции», как позиционировали их США, в полноценных террористов, которых те будут уничтожать безжалостно и беспощадно, даже «в сортире». Нет сомнения в том, что так называемая «Сирийская Свободная армия» уже обречена, как бы того не желали ее покровители из структур НАТО и спонсирующие ее арабские шейхи.

В этом смысле гибель СУ-24 уже принесла геополитическую выгоду России, позволив говорить о том, что борьба с международным терроризмом является монохромным делом, где есть только белое и черное, и не может быть никакой палитры многоцветных красок.

Это понимают и в Вашингтоне, и в Брюсселе, а поэтому президент Обама прямо заявил, что целью его страны и союзников в Ираке и Сирии является уничтожение «Исламского государства», а не свержение режима Башара Асада.

Словом, турецкие летчики одним неразумным пуском ракеты заставили весь блок НАТО срочно пересмотреть концепцию своего поведения на Ближнем Востоке хотя бы в краткосрочной перспективе.

 - Вызывает интерес: рассчитывала ли Турция на такую реакцию со стороны своих союзников по НАТО?

 - Если инцидент такого рода планировался заранее и был согласован с военно-политическим руководством Североатлантического альянса, то подобная осторожная реакция с его стороны, крайне далекая от активной поддержки позиции Турции, очень похожа на предательство.

Но если инцидент имел спонтанный характер и имеет в своей основе субъективную реакцию турецкого военного летчика, неадекватно среагировавшего в нештатной ситуации, то подобная позиция выглядит очень взвешенной и оправданной, эксцесс исполнителя, как принято говорить в юридической науке, не может быть и не должен стать поводом в полномасштабной мировой войне. В этом случае реакция Вашингтона и Брюсселя представляется мне очень взвешенной и вдумчивой, показывающей, что НАТО явно видит для себя ту «красную линию», которую она переходить не вправе.

Конечно же, обострением российско-турецких отношений не могли не воспользоваться курды и армяне, первые из которых потребовали от России для себя вооружений, а вторые – юридического признания столь милой их сердцу темы «геноцида армян» в Османской империи. Обе эти инициативы были явно высказаны в надежде на спонтанность реакции Кремля на гибель СУ-24.

Дескать, предложим, а там вдруг и повезет. Естественно, никто их всерьез не воспринял, поскольку шаги в этом направлении сломают хрупкий баланс и консенсус сил мирового сообщества в борьбе с ИГИЛ.

Курды и без того получают достаточную материальную и военно-техническую поддержку со стороны как Ирана, так и США (парадокс, но в этом вопросе традиционные военно-политические противники демонстрируют поразительную солидарность), а армянам следует забыть о получении репараций от Турции, поскольку за целый век в мире произошли куда более ужасные события, на фоне которых притязания армян выглядят смешными.

Как мы видим, все, кто эгоистически хотел пиара и своей «минуты славы» по теме гибели российского бомбардировщика СУ-24 на сирийско-турецкой границе уже высказались, не дождавшись окончательных результатов расследования не только причин, но и самой сути инцидента. Эти политики и журналисты вряд ли могут считаться объективными и добросовестными профессионалами и просто порядочными людьми. В этом деле сейчас слишком много недосказанностей, но нет сомнений в том, что оно повлечет за собой очень серьезные геополитические последствия.

 - Ну и напоследок: какая участь ждет российско-турецкие отношения?

 - Лично я ни на секунду не сомневаюсь в том, что в ближайшие дни или недели состоятся активные контакты между Россией и Турцией. Собственно говоря, они уже начались на уровне Генеральных штабов вооруженных сил двух стран и военных атташе при посольствах.

По мере развития ситуации диапазон контактов будет расширяться, а их уровень – повышаться. Безусловно, финалом ситуации станут переговоры – личные или по телефону, что не так важно – президентов Путина и Эрдогана, и только после этого станет ясно, какими будут краткосрочные и среднесрочные перспективы не только российско-турецких отношений, но и ситуации с урегулированием сирийского кризиса и борьбы с ИГИЛ.

Есть еще один аспект, на который следует обратить внимание. Если Анкара и Москва не договорятся, то Азербайджан оказывается между молотом и наковальней.

Официальный Баку, так же как и страны НАТО, действуя в соответствии с законами логики и здравого смысла, вряд ли окажет моральную или политическую поддержку Анкаре в этом споре с Россией.

В обмен на это Азербайджан вполне может получить тот сегмент российского рынка сельскохозяйственной продукции, который освободится после изгнания с него турецких поставщиков. Но это обстоятельство я должен оставить на усмотрение официальных властей вашей страны.

Вугар Гасанов 

# 15866
avatar

Vesti.az

# ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
#