«Во время войны в Карабахе он снимал с поезда музыкантов, чтобы…»-ДОЧЬ РАФИКА БАБАЕВА О НЕИЗВЕСТНЫХ ДЕТАЛЯХ ЖИЗНИ ДЖАЗМЕНА

16:09 22 Января 2020
«Во время войны в Карабахе он снимал с поезда музыкантов, чтобы…»-ДОЧЬ РАФИКА БАБАЕВА О НЕИЗВЕСТНЫХ ДЕТАЛЯХ ЖИЗНИ ДЖАЗМЕНА
4688

Фариза Бабаева в проекте Kulis.az под названием «Памяти моего отца» поделилась с читателями воспоминаниями о своем отце – народном артисте, руководителе группы «Джанги», джазмене Рафике Бабаеве.

Справка: 19 марта 1994 года в 13:00 на станции метро «20 января» прогремел взрыв. Самодельная бомба с часовым механизмом взорвалась в головном вагоне поезда в тот момент, когда состав остановился на станции. В ходе террористического акта погибли 14 человек, ещё 49 были ранены. Исполнитель теракта Октай Гурбанов погиб при взрыве. Среди погибших был азербайджанский джазовый музыкант, Народный артист Азербайджана Рафик Бабаев.

- Фариза ханум, известно, что Рафиг Бабаев не любил записывать свои произведения на нотных листах, большая часть их дошла до нынешнего поколения благодаря частому исполнению, так ли это?

- После своего ухода отец оставил всего две партитуры. Он обладал прекрасной музыкальной памятью. Знал все свои произведения на слух, поэтому большую часть нотных записей он просто выбрасывал. А эти две партитуры сохранились в доме совершенно случайно. В то время при приеме в союз композиторов у отца потребовали рукописи его произведений. Тогда он сделал нотные записи двух своих произведений и отправил в Москву. Однако, необходимости ни в одном документе не возникло, потому что отца там очень хорошо знали, партитуры вернули назад, и с того самого времени они остались в нашем доме на память. Не осталось даже грампластинок. Недавно я узнала о выпуске музыкальным объединением «Мелодия» его шести грампластинок.

- Каким отцом был Рафиг Бабаев?

- В целом, отец был очень спокойным и коммуникабельным человеком. Ему было совсем не важно, знаком ли он с человеком лично. Он мог вести беседу, поговорить с абсолютно незнакомыми людьми. Например, он мог поговорить на интересные темы с простыми людьми или продавцами на базаре. Но в вопросах профессии и творчества он был человеком непреклонным, со сложным характером. Мы с сестрой занимались в музыкальной школе. Отец приходил домой с работы не раньше полуночи, поэтому, нашим образованием занималась мать.


Помню, как мы во время летних каникул поехали на отдых на нашу дачу в Новханы. Отец откуда-то принес и поставил нам туда в дом фортепиано, чтобы мы могли продолжить наши ежедневные уроки. На дачу он приезжал по субботам и вокресеньям. Человек, который с нами смеялся и играл как ребенок, становился стальным, когда мы садились за инструмент. Однажды, он заставил меня десять раз повторить упражнение и только после того, как увидел, что от усталости на мои глаза навернулись слезы, завершил урок. Он был требовательным педагогом даже по отношению к своим детям. Впоследствии, он никогда не хотел, чтобы мы становились музыкантами. Потому что, по его мнению, быть музыкантом означало жертвенность и сидение сутками напролет за роялем.

Отец воспитывал меня с сестрой как мальчишек. Когда нам было два - три года он бросал нас в море, а сам отплывал на пару метров. Мы, конечно, не могли плавать и плакали. А он отлично плавал, как рыба.

Он, вообще, очень любил деревню, природу, растительность, работу на земле. Этому отец учил и нас. А иногда по вечерам, когда у него было свободное время, он рассказывал нам разные сказки.


- Какие сказки он вам рассказывал?

- Он никогда не рассказывал нам народные сказки или исторические повести. Он рассказывал нам сказки собственного сочинения. Отец любил смотреть на звезды и придумывать истории о жизни там, когда мы сидели во дворе или на берегу моря.

- Каким он был главой семьи, кто в семье имел большее преимущество?

- Конечно же, отец. Но когда его не было дома, место главы переходило к бабушке (смеется). Мать отца долгое время жила вместе с нами. У нее было шестеро детей, средняя дочь умерла во время войны от менингита. Отец был самым любимым ребенком из оставшихся пяти. Вообще, отец обладал на редкость спокойным и тихим характером, очень позитивной энергетикой. Он был большим оптимистом. В его семье любили смех и улыбку. Отец моего отца был репрессирован, семья пережила очень тяжелый период, им приходилось голодать, отец никогда не видел деда. Когда ему исполнился год, деда забрали.


Бабушке пришлось продать всю домашнюю утварь, чтобы спасти детей от голода. Позже она стала работать на ткацкой фабрике в три смены. Но, несмотря на все это, семья была очень оптимистичной, она привыкла бороться за жизнь. Они знали, что такое жизнь. Между членами семьи были очень близкие отношения. Они ценили каждую мелочь. Отец рассказывал, что братья и сестры каждый день выстраивались в очередь, чтобы собрать осыпавшиеся крошки после того, как разрезали полученный паек хлеба. Каждый день один из членов семьи собирал эти крошки и ел. Я помню, что бабушка никогда не выбрасывала хлебные крошки. Все эти замечательные традиции были переданы нам семьей моего отца.

Отец хорошо знал, что значит работа, трудолюбие и доверие. Он посадил на нашей даче деревья всех видов. Сам за ними ухаживал и очень радовался, когда они приносили плоды. Я помню, что пальцы моего отца всегда были в порезах и царапинах после работы в саду. Я никогда не видела его просто лежачим или отдыхающим. В таких случаях он слушал музыку в наушниках, поправлял ошибки, а потом опять вставал и продолжал работать.

- Наверное, как и все творческие люди, большую часть своего времени он посвящал музыке?

- Бывало, он приходил домой после полуночи, нередко по утрам. Правда, иногда мог проспать и до полудня. Но когда шла подготовка к фестивалям и концертам, он и музыканты могли не спать по двое или трое суток. У них просто не оставалось времени для сна.

Отец был скромным человеком. У него никогда не было желания создавать себе имидж. Например, он никогда не хотел отличаться от других людей своей одеждой и костюмами. Когда он готовился к своему первому концерту, он так долго репетировал, что за несколько часов до концерта вспомнил о том, что не приготовил себе рубашку под костюм. И он попросил меня купить ему рубашку. То есть, с этой точки зрения, он был очень простым и непроблемным человеком. Он не любил находиться в центре внимания на презентациях своих работ, но в разгар рабочего процесса всегда занимал центральное место и перекладывал всю тяжесть работы на свои плечи. Всем его коллегам была хорошо известна эта его черта. Он знал, как во время рабочего процесса кого - то успокоить или же, наоборот, заставить более активно работать.

- Был ли он по отношению к вам консерватором? Ревновал?

- В этих вопросах отец был толерантным человекам. Бытовые вопросы у нас решала мама. Отцу очень нравилось, когда его жена и дочери красиво одевались. Наш дом был настоящим женским коллективом. Хотя отец, который жил с матерью, женой и двумя дочерьми, так и не научился хорошо одеваться, своих женщин он всегда одевал красиво. Когда он уезжал на гастроли, то непременно брал с собой список подарков и сувениров для нас и наших родственников. Он привозил много подарков для всех родственников женского пола, своим двоюродным сестрам. 8 Марта в его машине всегда были подарки и цветы для женщин.


Серьезных запретов с его стороны по отношению к нам не было. Иногда он мог нам посоветоватьт нам не идти куда-то, но никогда не говорил об этом в категоричной форме. Просто говорил, - «может не стоит идти». Иногда в детстве мы с сестрой могли повздорить. Мать ругала нас и жаловалась на нас отцу. А отец ничего не говорил, но мог так посмотреть на нас, что по его взгляду мы понимали, что так поступать нельзя. Мы очень остерегались этого взгляда, потому что, однажды увидев его, во второй раз мы бы не осмелились повторить проступок. Еще с самого детства он научил нас не плакать, чтобы не случилось, как минимум стараться.

- Что не любил Рафиг Бабаев?

- Отец не любил ложь. Он был к ней особо чувствителен. Он чувствовал ложь так же, как и слышал фальшивые ноты. Людей он воспринимал как музыку. Для него не существовало плохой музыки, соответственно не было и плохого человека. Он всегда говорил, что одна и та же музыка кому-то нравится, а кому-то - нет. К людям он относился также. Еще раз повторю, что больше всего он не любил в людях фальш. Если он замечал нечто подобное, то сразу нервничал, выходил из себя. Если он видел, что человек, будучи непрофессиональным музыкантом, любил музыку и хотел заниматься всем сердцем, отец искренне ему помогал. На первом месте для него была простота и скромность, а не профессионализм. В музыкальной сфере его привлекали люди, которые старались творить, жили мечтой, желали сделать что-то особое. Поэтому современные музыканты знают, что в свое время Рафиг Бабаев им помог.

- Кому конкретно он помогал?

- Дело в том, что его современники - сегодня люди старшего поколения. Многие из них уже ушли из жизни. Но я помню, что моя тетя всегда говорила, что когда отец окончил техникум имени Асафа Зейналлы, Вагиф Мустафазаде только поступил туда. Дом моего отца располагался недалеко от техникума. Вагиф и другие студенты часто приходили к моему отцу. В то время отец имел гораздо больший опыт и был старше них по возрасту.

Когда был основан ансамбль «Гая», отец был уже известным джазменом. Члены ансамбля также часто обращались за советом и помощью к отцу. Если ему понравилась музыка и исполнение, они могли выступать уверенно. С самых юных лет он учился музыке и имел большой опыт, который приобрел к 26 годам, объехав все страны МДБ. Поэтому он всегда мог чему-то научить или что-то подсказать. С 1959 года отец в течение трех лет вместе со своим ансамблем выступил с концертами во всех странах Советского Союза. Тогда ему было всего 26 лет.

- Ваш отец отказался от предложения своего учителя Рауфа Гаджиева, который хотел отправить его в Москву на учебу в аспирантуре.

- Да. Отец выбрал не аспирантуру, а трехлетние гастроли. Причиной тому послужило тяжелое финансовове положение в семье. Моя бабушка в то время работала в музыкальной школе в хозяйственном отделе. Несмотря на то, что другие братья и сестры отца работали, семья все равно бедствовала. Представьте, что у них в доме даже не было мебели. Один сундук, один стол и старое пианино. Поэтому отец хотел помочь матери материально. Моя бабушка всегда вспоминала, что после возвращения с гастролей, отец вытащил из кармана пачку денег, рассыпал в воздухе и обняв мать сказал: «мама, можешь купить домой диван, мебель, все, что душа пожелает».

- Кто были его самые близкие друзья?

- Он имел много близких друзей - Ойрат Рустамзаде, Огтай Миркасимов, который был другом детства моего отца, они вместе выросли. В детстве у отца были способности к математике, он даже мечтал стать математиком. Но в последний момент выбрал музыку. Поэтому большинство его школьных друзей – физики, математики.


- Можно ли назвать вашего отца душой компании?

- Он безумно любил компании. Моя мать и бабушка прекрасно готовили. За несколько дней до прихода гостей, отец шел на базар и покупал все необходимое. В нашем доме всегда устраивались большие застолья, готовили плов, пекли пироги. Отец любил вкусные блюда, а еще очень любил пиво. Это был его самый любимый напиток. Мы всегда торжественно отмечали наши дни рождения. Но свой день рождения он праздновать не любил. Могу сказать, что для того, чтобы накрыть стол и пригласить гостей, отцу достаточно было небольшого повода.

- У вас есть очень интересное фото, сделанное во время Новруз байрама….

- Да, оно было сделано во время праздника Новруз байрам. Сладости на столе испекла моя бабушка. Ей не нравилось, когда на кухню заходил мужчина. Отца она впускала на кухню, чтобы он мог поробовать шекербуру и пахлаву. Отец же, в свою очередь, начинал расхваливать испеченные сладости, тем самым ее поощрял. Вообще, отец очень любил праздник весны. Всегда говорил, что праздник Новруз, сэмэни и тонгал дарит тепло и добро. А еще причиной того, что он так любил этот праздник, было то, что в детстве в их доме никогда не было сладостей. Он вспоминал, что у них даже не было денег, чтобы купить на праздник яйца.


У нас есть две такие фотографии, о которых вы упомянули. На одной я с мамой, на другой ее нет. Сначала отец сфотографировал меня с мамой, потом попросил ее снять нас. У меня есть всего две фотографии с отцом. Он не очень любил фотографироваться.

- Зрители помнят Рафига Бабаева как исполнителя песни “Əlvida из кинофильма «Тахмина», с ней связана интересная история….

- Аранжировка песни была сделана и записана моим отцом. В то время было прослушано довольно много певцов. Но ни одно исполнение Расиму Оджагову не понравилось. Однажды, когда отец работал с очередным певцом над песней, он сам тихо напел ее. Расим муаллим услышал его пение и сказал отцу, - может, ты сам споешь эту песню. Когда отец ее исполнил, Расим Оджагов сказал, - у тебя это получилось лучше всех, ты и пой.


- Но ваш отец ее не спел, он ее перерассказал….

- Дело в том, что слова песни были написаны Анаром. Эта музыка вместе со словами были отражением того времени, в период которого снимался фильм. Каким бы отец ни был позитивным человеком, он очень тяжело пережил тот трудный переходный период. Потому что с развалом советского государства отцу пришлось расстаться со многими своими друзьями. Он крайне тяжело пережил события 20 января и последующую карабахскую войну. Впервые после январских событий я увидела на лице своего отца скорбь. В душе он очень сильно мучился.

В те времена меджлис установил запрет на исполнение музыки. Когда был объявлен призыв, музыкантов также стали забирать на войну. Отец категорически был против этого. Он говорил, - все равно война уносит жизни, необходимо защитить хотя бы музыкантов, потому что благодаря их труду формируется наша культура. Кто будет представлять культуру этого народа, если не они. Он даже в то время ходил на вокзал и снимал с поезда музыкантов. Позже миллионер по фамилии Джебраилов сказал отцу, что готов выделить средства для сохранения коллектива, оказать помощь. При его поддержке отец расширил коллектив и создал большой ансамбль. С его же помощью коллектив впервые отправился на гастроли в Турцию.


- В те времена поездки в Турцию и знакомство с турецкой музыкой были в новинку. Как относился Рафиг муаллим к восточной музыке?

- Отец в целом воспринимал музыку всех народов. При этом он прекрасно знал историю народной музыки, мугама, истоки фольклора, тонко чувствовал и очень чутко относился к народным песням, как к живому организму. Поэтому для него не было хорошей или плохой музыки. Главным условием являлось наличие музыкального вкуса и все. Более 20 лет Рафиг муаллим сотрудничал с Рашидом Бейбутовым, основателем государственного театра песни, работал над многочисленными аранжировками арабских, турецких, фарсидских и других зарубежных песен, сопровождал его во всех гастрольных поездках. Это стало для него хорошей школой. То есть отец был хорошо знаком с восточной музыкой.


- Прошло 25 лет с тех пор, как ваш отец ушел из жизни… Что сегодня о нем вам вспоминается больше всего?

- Воспоминаний много. Мелкие детали уже стерлись из памяти. Я часто вспоминаю нашу последнюю встречу, последний разговор. Они проходят у меня перед глазами как кинокадры. Я провела большое исследование, когда писала книгу об отце. В тот период я вспоминала как веселые, так и грустные моменты.

- Его смерть стала неожиданностью….

- Да, это так. Мне было тогда 26 лет. Мои дети были совсем маленькими, и я жила с матерью, она помогала мне с детьми. Иногда отец тоже помогал, он очень сильно любил моих детей. Отец всегда хотел иметь мальчика. Когда у меня родился сын, он был на гастролях в Венгрии. Мне рассказывали, что он был невероятно счастлив, когда услышал новость, как будто это у него родился сын. Он там же устроил по этому поводу банкет. На обратном пути он из самолета прямиком отправился в роддом. Когда моему сыну было два года, он сажал его в машину и водил с собой на концерты. В то утро, мы все как обычно проводили его на работу. А вечером получили известие об его смерти (плачет).

- Фариза ханым, когда, по-вашему, счастье покидает человека?

- Очень трудный вопрос… мне кажется, это всего лишь иллюзия. На самом деле мы ничего не теряем. Спустя время некоторые вещи возвращаются снова. Посредством преодоления больших трудностей и приложения немалых усилий. Потеря - это очень тяжелый процесс. Больно оттого, что ты никогда больше не услышишь голос человека, не увидишь его лица. Но мой отец всегда живет в моей памяти. Когда мне нужен его совет, я всегда ощущаю около себя его присутствие. Я часто вижу его во сне, в них он также дает мне советы. Все происходит как в жизни. Мама видит его в своих снах каждый его день рождения. Могу сказать, что после его смерти я узнала его лучше, чем при жизни. С этой точки зрения, тема потерь довольно спорная. Возможно, мы вместе с потерей приобретаем нечто новое.


В настоящее время проводят вечера, посвященные памяти отца. Их организуют молодые музыканты и джазмены, родившиеся уже после его смерти, но выросшие на его музыке. Это вызывает чувство гордости. Люди, которые никогда не видели моего отца, полюбили его через музыку. И когда я хожу на эти концерты и слышу музыку, которую мой отец никогда не записывал, но которая дошла до наших дней, я говорю себе: «Посмотри, Рафиг Бабаев жив, его жизнь продолжается на концертах, благодаря этим молодым людям. Потому что выучить эти песни без партитур требует большой любви и терпения. Не это ли есть настоящее счастье. И я надеюсь, что он тоже радуется вместе с нами. С годами ничего не утрачивается бесследно, все остается, как было, а жизнь залечивает раны. Но когда у меня спрашивают про его последний день, или же когда я сама его вспоминаю, я понимаю, что та боль все еще не утихла. Поэтому я всегда бегу от этих мыслей».

Самира Ашраф

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА