«Сейчас я рисую лишь для того, чтобы собрать 30 тысяч долларов»

09:50 06 Сентября 2019
«Сейчас я рисую лишь для того, чтобы собрать 30 тысяч долларов»
1660

Жизнь полна сюрпризов, как хороших, так и не очень. Порой она заставляет нас задуматься и переосмыслить происходящее, посылая своего рода испытания. Одни люди достойно их выдерживают, иные «ломаются».

Сегодня в гостях Vesti.Az молодая художница, не побоявшаяся бросить вызов судьбе, Наталья Онуфриева.

- Наталья, расскажите о себе?

- Я родилась в Баку. Закончила одну из столичных школ. Живописью занимаюсь с детства, так как мне посчастливилось родиться в семье художников (мать и брат). Уроки рисования акрилью сначала давал иранец Али Арамиде, затем Сивилия Рагимова начала учить рисовать акварелью. Также занимаюсь цифровой живописью – digital-art, создаю картины с помощью компьютерных программ. Их у меня больше тысячи. К примеру, если рисовать акварелью, то у меня уйдет 3 часа, акрилью - 1 час, digital-art – 10 минут.

- О чем Ваши картины?

- О цветах, цветовой гамме, яркости, позитиве. Когда рисую, стараюсь всю положительную энергию перенести на бумагу. Цветы меня вдохновляют. Поэтому я пишу пейзаж, натюрморт, но не портреты. Они мне не интересны.

- Мы обратили внимание, что все Ваши картины подписаны NOVA. Что это означает?

- Это мои инициалы: Онуфриева Наталья Валериевна. А с английского «nova» означает «новая звезда».

- А какой стиль в написании картин Вы используете?

- Люблю импрессионизм. В этом стиле я пишу только акрилью. Иногда обращаюсь к абстракционизму.

- Есть какой-нибудь предмет, который Вы хотите, но не можете нарисовать?

- Я рисую белые розы, но, к сожалению, они получаются не кипельно белого цвета. Рано или поздно научусь их рисовать.

- Творчество каких художников Вам нравится?

- Из азербайджанских художников мне нравятся Гусейн Гасанов (Кенгерли) и Сивилия Рагимова, из российских – Врубель.

- Кроме живописи, чем Вы еще занимаетесь? Работаете?

- К сожалению, нет. У меня больной ребенок и все свободное время провожу с ним, как выпадает минута, рисую. Семью полностью обеспечивает супруг.

- Чем болен Ваш ребенок?

- У дочки две болезни – микроцефалия и детский церебральный паралич (ДЦП).

- Как так получилось?

- Начну с того, что на шестом месяце беременности я сильно понервничала. Увеличение тонуса привело к преждевременному раскрытию шейки матки. Но так как до естественных родов было очень далеко, врачи решили провести искусственные, во время которых что-то пошло не так. По прошествии времени, я все еще убеждена, что имела место врачебная ошибка, которая сделала мою дочку инвалидом.

- Откуда такая уверенность?

- Дело в том, что на протяжении шести месяцев я наблюдалась у врача. Беременность проходила хорошо. Анализы, УЗИ – все говорило о развитии плода.

- Когда ребенку были поставлены эти страшные диагнозы?

- В годик. И то потому, что соседи забили тревогу и посоветовали показать ребенка невропатологу. Врач, осмотрев малышку, дал самое страшное заключение – микроцефалия и ДЦП. При микроцефалии ничего невозможно сделать, так как у ребенка не растет ни голова, ни мозг. А при ДЦП невозможно ни ходить, ни сидеть.

- Почему так поздно Вы узнали о болезни? В течение года не водили ребенка к врачу?

- Конечно, водила. Но никто ничего толком не говорил. Это мой первенец, и я не знала, что нужно делать, как себя вести. Да, головка у нее была маленькая, но я не знала, что так не должно быть. Лишь обратившись в частную клинику, мы узнали о болезнях.

- Сколько лет и как Вам удается нести всю эту тяжесть на себе?

- Уже больше семи лет. Но я не одна, слава Богу. Мне помогает супруг, который является полной моей противоположностью. Если я могу сорваться, то он никогда, не скажет дочке грубого слова, не посмотрит на нее косо. По причине болезни я порой не могу встать утром. Так муж сделает все за меня: приготовит завтрак, покормит ребенка. Его семья тоже приняла больного ребенка. Они ее очень любят, не позволяют мне повышать на нее голос, говорят: «Улыбайся и живи дальше».

- А как зовут малышку?

- Дочку зовут Асина. Это курдское имя, которое означает «железная».

- Расскажите, какая она?

- Она такая хорошенькая, улыбается. Даже дуется, когда меня кто-то обижает, полностью игнорирует этого человека. Мне приятно, что моя доченька с такими сложными заболеваниями пытается меня защищать. Она знает свое имя, реагирует на него. У нее есть свои любимые мультфильмы.

- Как Вы успеваете рисовать и заниматься больным ребенком?

- Как нахожу время, сразу берусь за кисти. Сейчас я рисую лишь с одной целью – собрать нужную сумму для покупки аппарата Trexo Robotics, который стоит 30 тысяч долларов (50700 манатов). В него ставишь ребенка, и он начинает ходить. Пошаговое движение записывается в мозг. В дальнейшем ребенок сам уже сможет ходить.

- 30 тысяч долларов – немаленькие деньги. Как рисунки помогут Вам собрать нужную сумму?

- Недавно через Disput.az я обратилась к нашим гражданам: «Помогите ребенку, купив картину за 3 маната». Это не большие деньги, но даже их никто не решился потратить. За месяц собралось всего 100 манатов. Также открыла страничку в Instagram (helpachildwithcerebralpalsy, zvereva88), но пока еще никто не откликнулся.

- Берете ли Вы работу на заказ?

-Отказываюсь, когда обращаются. Дело в том, что меня не интересуют темы, предлагаемые клиентами. Заказчик хочет портрет или карикатуру, а это не мое.

- А Вы не пробовали продавать свои картины на выставках?

- К сожалению, я не могу уследить за временем их проведения. Когда узнаю, бывает слишком поздно. В прошлом году супруг организовал для меня выставку в «Ичеришехер». Было много людей, журналистов-телевизионщиков. Выставка прошла, а с ней и интерес.

- Насколько нам известно, ребенку полагается пенсия по инвалидности?

- Вы правы. Она получает 150 манатов. За то, что я за ней ухаживаю, еще 50 манатов.

- Сколько в месяц Вы тратите на девочку?

- Только на лекарства ежемесячно уходит 200 манатов (покупаем сами, так как выданные поликлиникой препараты не подходят), плюс врач – 50 манатов. Я не говорю уже о памперсах и одежде. Сейчас нужна инвалидная коляска. Чтобы ее получить, необходимо лечь в больницу на 15 дней. Это дискомфорт для моего ребенка. Поэтому придется самим ее покупать. Своими силами мы оплатили ей операцию по удалению контрактуры - 2200 манатов. Ее сделали в прошлом году тульские врачи, которые приезжали в Баку. Благодаря этому дочка стала ставить пятку на пол. В этом месяце будет еще одна операция. Дело в том, что контрактуры, как сорняк, постоянно растут. До 18 лет их будем удалять.

- Может Вам обратиться за помощью в вышестоящие инстанции?

- Обращались. Ждем ответа.

- Извините, может вопрос не уместный, не планируете ли Вы еще детей?

- Нет. Я боюсь, что второй ребенок будет занимать больше времени, и его не останется для моего первенца. Я не смогу разделить свое время и любовь между двумя детьми. Хочу полностью посвятить всю себя доченьке, моему солнышку.

Со своей стороны редакция Vesti.Az желает нашей героине терпения в нелегкой «схватке» с жизнью. Пусть маленькая Асина всегда радует родителей своей лучезарной улыбкой. Что до чудо-техники, которое поможет ребенку самостоятельно познавать окружающий мир, надеемся, этот вопрос решится в скором времени.

Нармина Джавид
Нармина Джавид

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА