После смерти у азербайджанского актера в России остался крупный долг

17:42 10 Октября 2019
После смерти у азербайджанского актера в России остался крупный долг
2147

Как уже сообщал Vesti.az , 25 сентября в России после продолжительной болезни в возрасте 41 год скончался азербайджанец, актер музыкального драмтеатра города Серпухов Московской области Рамиль Азимов.

До 2006 года Р.Азимов работал актером в Азербайджанском государственном театре юного зрителя. Позднее он переехал в Россию и продолжил там актерскую деятельность. Актер долгое время страдал от рака.

Две недели прошло с того дня, когда Серпухов узнал, что не стало жизнерадостного и проникновенного артиста Рамиля Азимова. Два года он боролся с онкологическим заболеванием. Порой казалось, что ему удалось обуздать недуг…

Корреспондент сайта oka.fm побеседовали с вдовой артиста о том, с какими испытаниями столкнулась их семья в последние два года.

У Рамиля и его супруги, актрисы Надежды Щербаковой, трое общих детей. Красивый роман двух творческих людей перерос в крепкий семейный союз. В театре их воспринимали как одно целое, они вместе вели театральную студию, да и на сцене часто воплощали образы супругов.

- Я еще не до конца осознаю, что случилось. Жизнь «после» еще не началась… - признается Надежда, когда мы вдвоем садимся в пустой гримерной, завешанной фотографиями из спектаклей, афишами, деталями костюмов. – Сейчас бегаю по разным учреждениям, улаживаю дела с документами, эти заботы не дают задумываться. Кроме того, мои родители приехали сюда из Белгорода, дома они со мной, но скоро им уезжать обратно, и я, если честно, не знаю, как меня накроет.

- В эти два года ваших друзей, родных, поклонников не покидала надежда, что все наладится. Расскажите, что происходило с Рамилем после операции?

- Начнем с того, что операцию провели не там, где мы планировали. Хотя огромное количество людей поддержало нас деньгами, их не хватило на Израиль. В итоге сделали в госпитале имени Вишневского. Через неделю, когда Рамиль был еще в больнице, у него случился инфаркт. Еле успели его откачать. Следом еще два инфаркта. Сосуды были сильно тромбированы, ему сделали операцию на сердце, вставили что-то типа ловушек для тромбов. В итоге мы не смогли вовремя начать химиотерапию, хотя онколог советовал сделать это как можно скорей. Первый укол химиотерапии он получил в марте, у него пошли осложнения, он снова попал в Вишневского, его вытащили, после чего он сказал, что не будет делать химиотерапию.

- Он опустил руки?

- Нет, он был настроен оптимистично. Часто повторял, что он слушает свой организм, что он выздоровеет, все будет хорошо. И он действительно был энергичен, снова начал выходить на сцену… Серьезные проблемы начались год назад. Он ведь все время на себе экономил. Все анализы и лекарства страшно дорогие. Только один вид таблеток для сердца в месяц стоил пять тысяч рублей. Плюс трое детей, квартира, которую мы снимаем. И он, оберегая нас, выбирал лекарства подешевле…

Он стал худеть, но госпитализацию откладывал. Потом мы поехали в Баку, его мама тяжело болела и умерла у нас на руках. И его это как-то подкосило. Он сказал: «Она меня за собой зовет». Мы ездили в Азербайджан на нашей машине, Рамиль был за рулем, 2,5 суток туда и обратно, с детьми. Дорогу он выдержал стойко, а по возвращении мы поехали все-таки в Вишневского делать КТ – и там нам сказали, что ничего уже не исправить. После этого он прожил месяц. Врач сказал, что химия может продлить жизнь, но везде куча очередей, бумажки или деньги, которых у нас не было. Так мы и не попали на химиотерапию. Рамиль умер дома, на своей любимой кровати, у меня на руках. Рядом были мои родители, которых он очень любил. У старшей дочери 22 сентября день рождения, 10 лет. А у Рамиля отец умер, когда ему было 10 лет. И он сказал: «Я умру, когда Лейлуше будет 10, а мне 40».

- Как дети перенесли утрату?

- Дети знали, я их готовила к этому событию. Диана в тот момент была дома с Тимуром, Лейлы не было. Диана - мужественная девочка, хотя ей всего шесть, она помогала папе в последние минуты жизни. Потом прощалась с ним. До сих пор она с ним разговаривает вслух. Лейлуша больше в себе закрылась. Надо начать с ней работать. Ну а Тимур… Он маленький, ему всего три года.

- Что помогает вам сейчас?

- Работа, заботы по оформлению документов, родители. Дети. И Рамиль. Он сказал перед смертью, что будет помогать мне оттуда. Получается, он теперь – мой ангел-хранитель.

PS. Надежда Щербакова – сильная женщина. Но и сильным порой нужна помощь. После двухлетнего лечения мужа у нее осталось несколько кредитов общей суммой более 500 тысяч рублей. Когда Рамилю срочно требовались дорогие лекарства или обследования, у них не было иного выхода, кроме как влезть в долги. Расплачиваться по ним Щербаковой придется одной. За пятнадцать лет работы в Серпуховском театре она нажила лишь старенький отечественный автомобиль. У супругов даже не было своей квартиры, они снимали жилье все годы, отдавая на него немалую часть скромного семейного бюджета. Надежда осталась единственной кормилицей троих детей, вынуждена снимать квартиру и платить по кредитам. И она будет это делать, но в наших силах сделать жизнь этой семьи чуточку легче.

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА