«Они вдвоем, сообща писали музыку, «мстя природе» - КАК ДОЧЬ «БОЛЬШЕВИКА ГУЛАМА» ПРОСЛАВИЛА АЗЕРБАЙДЖАН

14:42 08 Марта 2020
«Они вдвоем, сообща писали музыку, «мстя природе» - КАК ДОЧЬ «БОЛЬШЕВИКА ГУЛАМА» ПРОСЛАВИЛА АЗЕРБАЙДЖАН
4494

21 января - день рождения первой на Востоке женщины - композитора, написавшей оперу, Шафиги Ахундовой.

21 января 1924 года в городе Шеки Азербайджана в семье известного деятеля культуры Гулама Ахундова по прозвищу «большевик Гулам» родилась дочь. Мать новорожденной дочери вдруг заметила, что из собравшихся вокруг ее изголовья родственников, остался всего один человек. Куда же все исчезли? – спросила она. И услышала в ответ, - Ленин умер, все ушли на траурный митинг. Мать повернулась лицом к младенцу и сказала: «Доченька, в какой же плохой день ты родилась….»

Девочка выросла, и слава о ней распространилась по всему миру. Когда она уходила из жизни, уже не было ни большевиков, ни их идеи, да и Ленина никто не вспоминал. Но был Азербайджан, и в его историю золотыми буквами было вписано имя: Шафига Ахундова…

Ее отец, Гулам Ахундов был известным человеком своего времени. Он был одним из первых большевистских руководителей в Шеки в 1917 – 20 годах. Гулам киши принадлежал одному с М.Ф. Ахундовым роду, они были дальними родственниками. Мать – Зулейха ханум была домохозяйкой, кроме Шафиги она воспитывала еще пятерых детей. Исмет, Тахир, Нариман и Рафига стали большими специалистами в своих областях. Но больше всех судьба улыбнулась Шафиге.

Ее мать, замечая музыкальное дарование дочери и интерес к искусству, говорила соседям, - «думаю, эта моя дочь станет артисткой».

А ее отец, замечая музыкальные способности дочери, начинал все сильнее давить на нее - вдруг станет певицей. Он мечтал видеть Шафигу врачом. «Она талантлива, значит, может стать хорошим врачом», - говорил он. Как и во всех интеллигентных семьях того времени, в доме Гулама киши было пианино. Однако, отец, видя, что дочь подолгу занимается на инструменте, комнату, где он стоял, запер на ключ. Отец считал, таким образом, он окажет сопротивление таланту, данному дочери Судьбой.

Однажды он, узнав о возросшем интересе Шафиги к консерватории, в зимний морозный вечер не впустил ее домой. Мать поддержала мужа и тоже не впустила дочь домой, сказав, - пусть поумнеет и выберет себе хорошую профессию. В тот вечер Шафига так сильно застудила почки, что впоследствии во время операции профессор Джавадзаде удалил ей одну почку, вторую ему удалось спасти.

Но со временем, наблюдая за безграничным талантом дочери в области музыки и видя ее настойчивость, отец вынужден был согласиться с ее выбором.

В 1943 Шафига поступила в музыкальную школу имени Асафа Зейналлы. Здесь она была ученицей гениального Узеир бека Гаджибекова. Из воспоминаний Шафиги ханум:

«Узеир бек прослушал мою первую песню «Девочки колхоза» ( "Kolxoz qızları") и сделал некоторые поправки. Поверьте, если ему нравилось мое произведение, в тот день радости моей не было предела. Узеир бек очень ценил настоящее искусство. В то время он создал группу, где молодые композиторы получали образование. Он даже обучал нас основам мугама. В наших произведениях всегда присутствовал национальный дух. Именно он, несомненно, является опорой для человека. Такие люди как Узеир бек рождаются раз в столетие.

Он был гением. Прекрасным благожелательным человеком, большой личностью. Я счастлива, что личность такого масштаба, как Узеир Гаджибеков стала моей опорой в жизни. Я бывала у него дома, он всячески мне помогал. Несмотря на постоянную нехватку времени, он никогда не отставлял без внимания ни меня, ни мое творчество. Однажды в театре, когда о моем дне рождения никто не помнил, Узеир бек меня поздравил. Он был доброжелательным человеком и личностью с большой буквы. В 1944 году в Тифлисе проходил фестиваль «Закавказская музыкальная весна». Это было историческим событием. В то время Агабаджы Рзаева тоже была первой женщиной композитором. Узеир бек и к ней очень тепло относился, с особым вниманием, заботился о ней. Однажды он сказал ей, - оденьтесь с Шафигой и приходите, посмотрю, в каких платьях вы поедете в Тифлис? Мы оделись и пришли. Узеир бек немедленно позвал своего помощника Рамазана Халилова и сказал ему, - Рамазан, отведи их в амбар, выбери им самые красивые платья, чтобы они были похожи на композиторов, в Тифлис же едут…..

Расскажу другую историю. Помню, я показала Узеир беку песню «У колыбели» на слова Мирварид Дильбази. Это была одна из моих первых песен. Он прослушал ее до конца, она ему понравилась. До сих пор в моей памяти сохранились сказанные им тогда слова: «Шафига, ты делаешь очень красивые оригинальные переходы. Где ты находишь эти мелодии?»

Узеир бек всегда говорил, что написанные песни должны укорениться в народе. То есть в музыке должен ощущаться национальный дух. Из-за того, что в свое время я работала с такими артистами, как Шовкет Алекперова, Сара Гадимова, Ислам Рзаев, Гюльага Мамедов, Зейнаб Ханларова, мне трудно принять сегодняшнюю молодежь. От голоса сердца должны содрогаться. Если мне не нравится голос певца, я не могу отдать ему песню. Со многими я так попрощалась. Я никогда не работала исключительно ради композиторства. Если голос певца не способен раскрыть мое произведение, лучше пусть оно вообще не прозвучит».

В дальнейшем, окончив композиторский факультет Азербайджанской государственной филармонии в классе Б. Зейдмана, и продолжая уже там получать ценные советы Узеир бека, выдающийся композитор будущего в 1972 году вписала свое имя в историю, как первая женщина на Востоке, написавшая оперу. Премьера оперы «Скала невест» по повести Сулеймана Рагимова, автором либретто которого стал Искендер Джошгун, с большим успехом прошла на сцене театра Оперы и балета в 1974 году.

Личная жизнь воспитанницы Узеир бека, первой женщины – композитора, одаренной Шафиги Ахундовой, к сожалению, не была счастливой. Возможно, судьба не открывает двери для счастья полностью, открыв одну дверь, другую закрывает.

Она вышла замуж еще будучи неизвестным композитором. Так же как и все ее сверстницы, она мечтала создать семью. Она выбрала одного из своих поклонников и согласилась выйти за него замуж. Но с годами Шафига поняла, что единственная ее любовь – это музыка, и она не имеет права жертвовать собой и любимой профессией, связав свою жизнь еще с кем- то. Она приняла решение и развелась с мужем. К тому времени Шафига уже воспитывала сына, которого назвала Талехом. Потому что она считала, что ее брак и рождение сына были предначертаны ей судьбой (талех - в пер. судьба)….

Талех пошел по стопам матери. Его любовь к музыке исходила из безмерной привязанности к матери, или же, наоборот, его любовь к музыке еще больше сближала его с матерью, он больше стал ей сопереживать. Об этом тяжело говорить, но в реальности, они вдвоем, сообща писали музыку, «мстя природе», как говорил Саттар Бахлулзаде. Но это единство долго не продлилось, Талех умер молодым от врожденного заболевания нервной системы.

Рамиля Гурбанлы
Рамиля Гурбанлы

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА