Хотя бы раз в год все азербайджанцы у костра вспоминают этого коммуниста  - ОН НЕ ХОТЕЛ ВИДЕТЬ БУДУЩЕЕ ПОКОЛЕНИЕ МАНКУРТАМИ

14:00 27 Октября 2019
Хотя бы раз в год все азербайджанцы у костра вспоминают этого коммуниста  - ОН НЕ ХОТЕЛ ВИДЕТЬ БУДУЩЕЕ ПОКОЛЕНИЕ МАНКУРТАМИ
6366

Когда мы говорим о шехидах, мы имеем в виду не только тех, кто погиб непосредственно от вражеских пуль. О них мы подготовим отдельный проект, а сейчас мы хотели бы рассказать о тех, кто отдал жизнь за Родину, отстаивая свои морально- нравственные идеалы.

Сегодня в рамках проекта Lent.az «Интеллигенция, ставшая шехидами», мы расскажем о Шихали Гурбанове.

Церемония прощания была безмолвной, вокруг царила глубокая тишина и грусть. Все знали совершенно точно одно – Шихали Гурбанов умер не своей смертью. Человек, так преданный своему отечеству, народу, национальным ценностям, рано или поздно стал бы мишенью советского режима. А потому сокрушительный удар, нанесенный через правду, заставил людей молчать…..

24 мая, в день смерти Шихали Гурбанова, в Азербайджанском драматическом театре шла демонстрация спектакля “Sənsiz”, поставленного по его драме… Произведение повествует о трагической судьбе одного ученого, столкнувшегося с жестокой несправедливостью. Мне вспомнилась песня Джафар Джаббарлы «Была я вольной птицей», в которой отражается судьба героя.

Шихали Гурбанов родился 16 августа 1925 года в простой рабочей семье. Его отец – Гурбан Гурбанов, после создания в Азербайджане рабоче-крестьянского государства, перешел в ряды большевистской партии, работал на руководящих должностях. Скончался в 1955 году. Впоследствии в своих воспоминаниях Шихали Гурбанов писал о мужественности и храбрости своего отца: «Мой отец был очень одаренным человеком. Я тоже стал таким же способным и упорным, каким он меня воспитал».

Его мать – Захра Гурбанова была домохозяйкой, человеком далеким от общественно – политической жизни.

Среднюю школу Шихали Гурбанов окончил с отличными отметками. Также интересовался изобразительным искусством, занимался музыкой, часто представлял свои статьи на школьных стенгазетах.

Шихали Грубанов был самым активным читателем библиотеки. Из-за большой любви к литературе он стал членом литературного кружка «Дома пионеров». Его товарищами в кружке были известный писатель Энвер Алибейли и поэт Наби Хазри.

Еще будучи учеником 9 класса он подает документы на факультет языков и литературы двухлетнего института учителей имени М.Ф.Ахундова в городе Баку. Сдав экстерном выпускные экзамены в средней школе, он пишет письмо на имя директора института: «Я стал интересоваться литературой еще с ранних лет. Мое юное сердце бьется желанием преподавать литературу. Ввиду того, что в будущем я хочу видеть себя в числе передовых представителей прогрессивного человечества и выполнять почетную миссию по воспитанию молодого поколения, всем своим существом прошу принять меня на литературный факультет».

По окончании института учителей он поступает в Азербайджанский педагогический институт (ныне Азербайджанский государственный педагогический университет) на филологический факультет, доцентом которого он впоследствии станет. Закончив университет с отличием, работал педагогом по истории литературы. Преподавательская деятельность на курсе русской литературы открыла для молодого учителя новые возможности в его научной деятельности.

В 1942 году Шихали Гурбанов прервал свое обучение и отправился добровольцем на фронт. Военную службу он нес в частях Балтийского флота. Во время службы он прошел обучение в снайперской школе Закавказского фронта. В 1943 году учился в Высшей Военно-морской школе в Ленинграде. Он был командиром части снайперской школы, а летом 19 44 года - командиром специального стрелкового подразделения Второго прибалтийского фронта.

В конце 1944 года Шихали Гурбанов был назначен начальником командования Краснознаменного Балтийского флота. Боевой путь он завершил в составе этой дивизии. Был награжден медалями «За отвагу», «Взятие Кенигсберга» и «За победу над Германией в 1941- 1945 годах».

Высшее учебное заведение, обучение в котором он вынужден был прервать, Шихали Гурбанов окончил с отличием в 1951 году. Еще во время учебы – с 1950 года он начал свою исследовательскую деятельность в области литературы. Преподавание истории литературы и чтение лекций по русской литературе побудили его к изучению этого предмета. Он написал научный труд на тему «Начало и развитие азербайджано-российских литературных связей».

В 1956 году он получил степень кандидата филологических наук, защитив диссертацию на тему: «А.С. Пушкин и поэзия Азербайджана».

Главный преподаватель АПИ, а затем с 1958 года его доцент, Шихали Гурбанов в 1965 году защитил докторскую диссертацию на тему: «Этапы развития азербайджано-российских литературных связей в XIX веке». Одним словом, литератор стоял в первом ряду в своей сфере.

В 1946 году его назначили заведующим отдела кадров Бакинского производственного завода. В связи с требованиями того времени, в 1947 году его отправили инструктором Бакинского городского комитета ВЛКСМ Азербайджана.

Я не случайно использовала фразу «в связи с требованием времени». В советский период выдвигались определенные требования для того, чтобы идти вперед и приносить пользу обществу. Например, те же комсомольские организации; человек должен был записаться в ряды Коммунистической партии, чтобы получить какие - то полномочия. Шихали Гурбанов в силу своего характера любил находиться на передовой. Я пришла к такому выводу, исследуя его деятельность и биографию. Весь период своей деятельности он страстно желал сделать что-то значительное для Азербайджана, его нравственных ценностей, истории, будущего. Для того, чтобы претворить в жизнь свои замыслы, ему необходимо было получить такие полномочия.

В 1945-55 годах Ш.Гурбанов занимал должность директора отдела агитации и пропаганды Комитета партии города Баку Азербайджанской коммунистической партии, в 1955- 57 годах был первым секретарем комитета партии района имени 26 бакинских комиссаров.

Шихали Гурбанов был также прекрасным публицистом. Он является автором статей, книг, пьес, поставленных на сценах театров. В 1957 году стал членом Союза журналистов. Свои произведения он часто подписывал, как Шихали Гурбанзаде, Шихали Садиг, Шихали Гурбанов. Были изданы такие его стихотворения как “ Məktub yazılmışdır”, “Fırtına qabağı”, “Neftçi qardaşıma”, “Durnalar”, “Sülh göyərçini” и многие другие.

Первым известным его произведением является повесть “Telefon zəngləri” (Телефонные звонки). Впервые она была напечатана в журнале “Kirpi” в 1963 году, затем в книге “Əcəb işə düşdük”, а в 1968 году вошло в первый сборник автора.

В дальнейшем увидели свет и другие его произведения - Elmi ezamiyyət”, “Mənə bu da azdır”, “Natiq”, “Balaxanımın dərdi”, “Xaş Məmiş”, “Mən niyə Qorki olmadım?” и многие другие, в том числе изданные и на русском языке.

Многие его произведения были поставлены сцене театров.

В 1957-60 годах он занимал должность директора отдела агитации и пропаганды ЦК КП Азербайджана, в этот же период являлся членом ЦК КП Азербайджана, в 1958 – 63 годах был депутатом Верховного совета Азербайджана.

В феврале 1966 года на XXVII съезде Коммунистической партии Азербайджана был избран членом ЦК КП Азербайджана, а на первом пленуме - членом бюро ЦК КП Азербайджана. На этой должности он проработал до самой смерти.

За либретто, написанное для постановки спектакля «Нищий сын миллионера», в январе 1967 года он удостоился награды имени Узеира Гаджибекова. По решению Президиума Верховного Совета СССР от 8 августа 1967 года пьеса “Sənsiz” (Без тебя) была представлена к ордену Ленина. Спектакль был продемонстрирован на сцене Азербайджанского государственного театра имени Азизбекова.

Его друг, также как и он, занимавший высокий пост, первый секретарь ЦК КП Азербайджана Вели Ахундов во всем поддерживал Ш.Гурбанова в его деятельности во имя Азербайджана.

Ш.Гурбанов прекрасно знал историю и литературу Азербайджана, поэтому очень любил свою родину. Он ценил историю и нравственные ценности своей родины. Он не хотел, чтобы его страна растеряла все это и смогла сохранить свою самобытность, даже находясь под гнетом советского режима. Он не хотел, чтобы будущее поколение Азербайджана превратилось в манкуртов, а знало историю земли, по которой ходит, даже если она там похоронена.

Когда мы упоминаем имя Шихали Гурбанова, перед нами встает образ человека и государственного деятеля, который открыто выступал против всех существующих в то время запретов, благодаря которому в 1967 году был широко отмечен праздник Новруз. На самом деле, это был далеко не первый шаг на этом поприще. Шаг за шагом в течение многих лет до этого он совершил много значимых дел, которые, в свою очередь, привели и сделали возможным празднование Новруз байрама.

Слухи о торжественном праздновании Новруз байрама дошли и до Центрального Комитета. Шихали вызвали в Москву. Ему пришлось написать объяснительную на 22 страницах. Он смог доказать, что Новруз байрам не религиозный, а национальный праздник и не имеет никакой связи с исламом. Советская власть не позволяла проведение религиозных церемоний и праздников. Шихали Гурбанов, как представитель интеллигенции понял, что из сознания людей пытаются стереть национальные ценности, и тогда он решил, что необходимо разжечь праздничный костер, тепла и света которого так не хватает народу. Секретарь КП, поэт, драматург и доктор наук заплатил за этот шаг собственной жизнью.

Огонь для разжигания костра перед «Девичьей башней» привезли из «Атешгях». К празднику с песнями и танцами группами присоединялись все больше и больше граждан. Первый секретарь ЦК Вели Ахундов предупреждал Шихали Гурбанова о том, что он занимается рискованным предприятием, но тем не менее не препятствовал ему. На что Шихали Гурбанов ответил ему, что сам в ответе за свои действия.

В официальных бумагах празднику дали название «Праздник весны». Шихали Гурбанов обратился к авторитетному ученому с мировым именем И.С. Брагинскому написать статью о Новрузе. Накануне праздника 20 мая 1967 года в газете «Литература и искусство» вышла статья Брагинского, в которой он писал о том, что праздник Весны сохранил свои духовные ценности на протяжении веков и несмотря на все усилия правителей и духовенства подчинить его себе, им это не удалось. Этой статьей Шихали Гурбанов еще раз хотел доказать Кремлю, что Новруз байрам никак не связан с религией.

Супруга Шихали Гурбанова Хавер ханум раскрыла в своих интервью один факт:«После праздника на него было трижды совершено покушение. Однажды в него выстрелили, когда ехал в машине, пуля задела руку. Потом была совершена попытка наезда, ему чудом удалось избежать удара, бросившись под дерево. И однажды его хотели отравить, не получилось».

В 1967 году 23 мая он собирается принять участие на публичном показе спектакля “Sənsiz”. Еще до начала показа во время последних репетиций его вызвали, сказав, что приехали гости из-за рубежа. Перед тем, как покинуть зал, он повернулся и сказал: ««Без тебя» (“Sənsiz”) посмотрите без меня», - и улыбнувшись вышел….

Видимо, к четвертой попытке они подготовились основательно. 24 мая 1967 года Шихали Гурбанов пришел на прием к стоматологу и больше оттуда не вернулся, точнее, живым не вернулся. Он скончался моментально после того, как врач сделал ему укол. Говорили, что тот потом сбежал через окно. Впоследствии на суде этот врач сказал, что спрыгнуть с окна его заставил страх, охвативший его в ту минуту.

Убийство пытались повесить на работающего в тот период на должности первого секретаря Вели Ахундова. Таким образом , было бы возможно очернить еще одного представителя интеллигенции, а, главное, скрыть главного виновника, посеяв среди народа и между друзьями семя раздора.

Дочь Шихали Грубанова Гюльнара Гурбанова: «То , что Шихали Гурбанова убили – ясно. Новруз байрам всего лишь стал поводом для этого. Ему ввели цианид….»

Врач был другом Шихали Гурбанова. Та же политика. Как говорится, та же волна, те же координаты. Он скрывался в доме Вели Ахундова. Врач по профессии Вели Ахундов, выступил в качестве эксперта и дал заключение, в котором указал причиной смерти Гурбанова - шок. Вот таким образом трех товарищей столкнули лицом к лицу друг с другом.

Его супруга рассказывает, я высказывала Шихали беспокойство в связи с этой его работой: «Я знаю, меня убьют, но народ в тот же день повергнет убийцу и положит перед нашим порогом. Народ отомстит за меня», - говорил он.

Через 40 дней после смерти Шихали Гурбанова Хавер Гурбанова побывала в прокуратуре Москвы. По ее настоянию в Баку был направлен заместитель прокурора для выяснения обстоятельств смерти. Несмотря на то, что он согласился с мнением Хавер ханум после проведения расследования, на официальном уровне правда скрывалась. Диагноз врача не подлежал сомнению: «Смерть Шихали Гурбанова наступила от анафилактического шока».

Медицинское заключение было подписано министром здравоохранения республики Фахри Векиловым, начальником 4 главного управления, доцентом А. Мирзазаде, начальником ЦК КП отдела здравоохранения, к.м.н. Арифом Султановым, лечащим врачом Алиагой Ахмедовым, заведующим отделом патологической анатомии, профессором К.Селимхановым и заместителем директора Центрального управления медицинской экспертизы Е.Рудометкиной.

Тахир Джафарлы писал в своем романе “Görücü” :

«Тысячи человек выстроились в очередь в клуб, чтобы проститься с Шихали Гурбановым. Издалека это напоминало очередь за хлебом в хрущевские времена. Но в отличие от нее, здесь люди стояли молча. В их глазах была видна ненависть к советскому руководству. Они уже не верили ни в партию, ни государству. Теперь они понимали лживую сущность коммунистической идеологии. Какой- то философ сказал, что понимание к народу приходит, только после трагедии, которую им пришлось пережить…»

Проститься удалось немногим, время на церемонию прощания было отведено немного. Но поток людей был неиссякаемый.

«Все это происходило в полном безмолвии. Народ шел за гробом в тишине… Вереница людей, идущая за гробом, проходя по улицам города, только становилась длиннее. Движение было остановлено. И опять полная тишина… Никто ни с кем не разговаривал. Потому что все всем было ясно. Когда люди молчат, значит, они все знают…..»

Студенты не пошли на занятия, а рабочие на работу. Каждый считал для себя долгом проститься с Шихали Гурбановым. Чем глубже осознавали люди правду, тем больше погружались в мрачную тишину…»

В романе также рассказывается и о процессе по делу смерти Шихали Гурбанова в 1968 году, состоявшемся в суде района 26 бакинсикх комиссаров. На суде допросили врача – стоматолога, лечившего его зуб. Однако, он не считал себя виновным и связывал смерть Шихали Гурбанова со слабым здоровьем. В зале кто-то выкрикнул: «Это наглая ложь! Шихали был абсолютно здоровым человеком…» Суд вывел этого человека из зала. Он стал рассказывать столпившемся перед зданием суда людям правду. Народ испытывает ненависть к судьям. Для врача – убийце требуют смертной казни…»

В 1968 году студенты нынешнего Бакинского государственного университета празднуют Новруз байрам. Праздничное мероприятие разогнали, а нескольких студентов арестовывали. Костры же были потушены огнетушителями. Позже по поручению первого секретаря Вели Ахундова задержанных студентов отпустили на свободу.

В знак солидарности со студентами жители Баку зажгли костры в разных частях города. С тех пор, народ каждый год тайно или явно празднует Новруз байрам, зажигает костры, печет шекербуру. До сих пор. В наше время праздник Новруз отмечается на государственном уровне, но народ никогда не забудет Шихали Гурбанова, возродившего этот праздник, который так отчаянно пытался стереть из памяти народа советский режим.

Рамиля Гурбанлы
Рамиля Гурбанлы

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА