Центробанк вновь понизил учетную ставку: как это скажется на поведении цен? - АНАЛИТИКА

Центробанк вновь понизил учетную ставку: как это скажется на поведении цен? - АНАЛИТИКА
1 апреля 2024
# 12:40

Азербайджанский Центробанк продолжил политику на понижение процентной ставки, аргументируя это ослаблением темпов инфляции. Несмотря на заявления экономистов о немонетарной природе ценового роста в Азербайджане, местный финансовый регулятор настойчиво апеллирует к темпам и прогнозам инфляции, снижая и понижая на этом основании стоимость кредитов для коммерческих банков.

Следуя этой традиции, на фоне замедления темпов прироста цен азербайджанский регулятор принял очередное решение по процентной ставке. Правление Центрального банка вновь сократило процент кредитования коммерческих банков еще на 0,25 процентных пункта - с 7,75% до 7,5%. При этом верхний порог процентного коридора понизился еще на 0,25 п.п. - с 8,75% до 8,5%, а нижний решили сохранить на уровне 6,25%.

Как уже говорилось, свое решение о процентной ставке ЦБА объясняет достаточно низкой фактической инфляцией и прогнозами невысокого роста цен в перспективе этого года. Регулятор сохраняет прогноз годовой инфляции на уровне 4±2% и считает вероятным ее снижение в апреле-декабре текущего года. Все это, конечно, не исключает возможности дальнейшего повышения цен, но «денежные» власти считают, что «риски роста и снижения инфляции уравновешивают друг друга».

«Поэтому январский прогноз по годовой инфляции на текущий год – 5,3% - остается без изменений, - говорится в заявлении ЦБА. - В случае сохранения текущих условий, в нынешнем году годовая инфляция будет на уровне целевого коридора (4±2%). Анализ показывает, что в оставшийся период года есть вероятность снижения годовой инфляции».

Как видно, прогнозы регулятора о низкой инфляции сопровождаются оговоркой – она не превысит целевых значений, если нынешние условия не изменятся. Так что сложно сказать, перевешивает ли оптимизм неопределенность прогнозов. Ведь известно, что причины ценового роста на местном потребительском рынке тесно связаны с импортируемым подорожанием. Ведь если вспомнить, на волне рекордного роста наш зависимый от импорта рынок чутко реагировал на глобальную волатильность цен.

Это обстоятельство подтверждали и власти. Например, при всплеске подорожания, охватившего местный потребительский рынок в 2021 – 2022 гг., главной причиной инфляции правительство называло повышение цен на импортируемую продукцию и особенно продовольствие. В те годы премьер-министр Али Асадов говорил, что удельный вес продовольствия в формировании двузначной инфляции превышает 60%, а основной причиной высоких цен глава правительства называл глобальное повышение цен и возросшие расходы на импорт. Поскольку местный рынок все еще зависит от импорта, логично полагать, что перспективы инфляции в нашей стране будут и дальше зависеть от поведения цен на зарубежных рынках.

Не остается сомнений, что главным стимулятором прежнего ценового роста стала война на Востоке Европы, запустившая глобальный передел энергетических рынков. Подорожавшие энергоносители привели к повышению себестоимости производства в мировых производственных центрах. Такая ситуация не могла не отразиться на зависимых от импорта рынках, и наша страна не стала исключением. Потому Центробанк в своих инфляционных прогнозах ссылается на внешние факторы. А ожидания инфляции в целевом коридоре 4±2 принимаются при сохранности текущих условий. 

ЦБ отмечает, что «внешние факторы риска инфляции связаны с сохранением геополитической напряженности в мире, проблемами с важными каналами международной торговли, вероятностью роста инфляции на продовольствие в связи с изменением климата и др». Внутренние риски усиления инфляции зависят, в основном, от активизации фактора расходов, сообщили в главном банке страны. Последнее заявление представители наших экспертных кругов понимают в контексте активизации импорта. И если на пике инфляции 2021 – 2022 гг. повышение на потребительском рынке стимулировали растущие внешние цены, то сейчас многие аналитики усматривают в этом более глубокую взаимосвязь.

Поскольку нефть и газ формируют главную статью доходов нашей республики, уменьшение экспортных поступлений по этой ключевой позиции внушает обеспокоенность в местной экспертной среде. Финансовые итоги прошлого года отметились резким снижением положительного сальдо внешнеторгового баланса и счета текущих операций в том числе из-за высокого импорта. Однако макроэкономические показатели все еще остаются на высокой отметке. По этой причине главный оплот стабильных цен -устойчивый курс национальной валюты - пока не вызывает опасений у подавляющего большинства местных аналитиков.

Экономист Натиг Джафарли считает пока еще маловероятным падение курса маната к доллару, поскольку показатели внешнеторгового баланса и сальдо текущих операций за прошлый год, хоть и понизились к уровню позапрошлого, оставались на весьма позитивной отметке. В прошлом году наша страна заработала гораздо больше валюты, чем потратила ее на импорт, и это обстоятельство, конечно же, не могло не отразиться на стратегических валютных резервах республики. Под занавес года стратегические валютные резервы страны составили 97% ВВП и доросли до 68,3 млрд долларов.

Профицитный платежный баланс и параметры государственного бюджета исключают вероятность удешевления маната в нынешнем году, считает большинство местных экономистов. Поскольку сила внутренней экономики и финансовой системы придают дополнительную свободу финансовому маневру и повышают эффективность интервенций. Что же касается политики административного поддержания курса маната, она, по мнению аналитиков, будет продолжаться до тех пор, пока свыше половины отечественного экспорта не придется на ненефтяной сектор экономики.

Поддержка Центробанком курса маната через валютные интервенции – важная составляющая стабильности цен. Однако этого не скажешь про ключевую ставку регулятора. Несмотря на ее понижение, ставки частных финансовых структур не меняются и остаются на прежней высокой отметке. Не влияет величина процентной ставки ни на отрасли отечественной экономики, ни на личные финансы граждан. Потребительские цены тоже мало зависят от итогов плановых заседаний правления этой структуры.

Ключевая (базовая) процентная ставка — это минимальный процент, под который Центробанк выдает кредиты коммерческим банкам. По мнению экономистов, влияние этого рычага на инфляцию в местной практике крайне ограничено, поскольку доля кредитов ЦБА в портфелях местных банков, можно сказать, мизерна. Иначе говоря, регулятор кредитует мало и выборочно, удостаивая этой чести лишь избранных игроков местного банковского рынка. Так что природа инфляции в республике не монетарная – на повышение цен влияет уровень валютных поступлений от экспорта, стоимость импорта и слабо развитая рыночная среда, сопряженная с монополизацией каналов импорта и внутреннего потребительского рынка.

Как отмечает экономист Акиф Насирли, динамика повышения постоянно присутствует на местном потребительском рынке – цены растут, но не понижаются: «Причина этого кроется в монополиях и некоторых правительственных мерах. Приглядываясь к отчетности Государственного таможенного комитета, можно увидеть, что сборы по линии этой структуры непрестанно растут. Похожая ситуация наблюдается и в сфере налогов. Хоть это и приносит дополнительные поступления в казну, уплачивающий налоги бизнес вынужден повышать цены на свои товары и услуги, чтобы окупить их стабильно растущую себестоимость».

# 5802
avatar

Эмма Рзаева

# ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
#