Нармина Джавид

НарминаДжавид

Количество статей

15

Проблемы гостей азербайджанских свадеб решит звонок по номеру 1003? – А ВЕДЬ МЫ СПРАШИВАЛИ ПРО ФОМУ…

1699

Каждый раз, когда речь заходит о свадьбе, невольно вспоминаешь песню мэтра азербайджанской и российской эстрады Муслима Магомаева «Ах, эта свадьба, свадьба, свадьба». Церемония бракосочетания – как танцевальное, так и гастрономическое событие. Люди приходят на свадьбу не только поздравить брачующихся или новоиспеченного маленького мусульманина, но и от души наплясаться, и всласть наесться.

В больших городах подобные торжества проводят в ресторанах, которые могут вместить в себя более 500 человек. Только представьте себе, сколько необходимо привлечь персонала, чтобы накормить, обслужить и развеселить такую ораву. Причем, все должно быть на высшем уровне. Другое дело регионы и отдаленные селения. Свадьбы в этих местах интереснее тем, что проходят в палатках (мужчины и женщины отдельно) и собирают меньше людей. Если в ресторанах салаты, шашлыки и плов, как основные блюда, готовят повара, то в палатках эта миссия возложена на женщин домов-хозяев торжества.

И вот, когда все приготовлено, гости рассажены, угощения подаются под звуки национальной музыки, и после вкушения этих яств, спустя некоторое время, с гостями происходит нечто страшное: слабость, головокружение, тошнота, спазмы в области желудка, повышение температуры. Все это симптомы пищевого отравления.

К слову, на днях свою массовость отравление приобрело сразу в двух районах Азербайджана – Исмаиллы и Шеки, причем с разницей в два дня. В обоих случаях пострадавшими оказались люди, пришедшие на «малую свадьбу». В результате инцидента, в Шеки пострадали 57 человек, из которых 24 женщины и один ребенок, в Исмаиллы - 33 человека, из которых 13 женщин и 10 детей. Всем пострадавшим была оказана своевременная помощь.

То, что произошло в регионах страны, не единичный случай. Отравления сплошь и рядом. Мы только и успеваем об этом уведомлять общественность. Освещать – пол дела, нужно еще и предупреждать, а это прямая обязанность соответствующих структур.

Но прежде, чем обратиться к ним, Vesti.Az решил показать читателям закулисную жизнь домов торжеств глазами человека, долгое время проработавшего в одном из известных ресторанов столицы.

- Как обычно идет приготовление к свадьбе? Где делается закуп?

- Бывает так, что в кастрюлях готовят по три-четыре блюда, а потом плохо моют. Вообще, в таких местах сложно соблюдать правила гигиены. А все потому, что обычно руководство ресторана берет одну посудомойку, которая, естественно, не успевает все вымыть, поэтому работает тяп-ляп. Закуп обычно делается в оптовых магазинах и на базаре. Об условиях договариваются заранее, но они редко радующие. Спиртные напитки ужасные. Покупают паленую водку, разливают в бутылки российских марок.

- Дабы сэкономить, покупают ли рестораны просроченные продукты?

- Покупают не просроченные, а быстро портящиеся продукты. Оптовики обычно предлагают продукты, срок годности которых вот-вот на исходе, за низкую цену. А кто от такого соблазна откажется?


- В каких условиях готовится пища?

- Я работал в условиях, когда в холодильник тупо не могли запихнуть все продукты из-за большого их количества. Естественно, они портились, особенно салаты с майонезом и сливочным маслом.

- Куда девается оставшаяся после торжества еда?

- Смотря, что осталось. Обычно персонал ресторана ужинает за счет прошедшей свадьбы и может забрать еду домой. Я был свидетелем того, что оставшиеся шашлыки, салаты, холодные закуски накрывали целлофаном и подавали на следующий день. Но прежде чем подать шашлыки на стол, их подогревали. Мясо вроде только приготовленное, но внутри холодное.

Интересную историю нам поведал молодой человек. Конечно, если еду готовят в антисанитарных условиях, хранят не весь как, еще и оставляют на следующий день – пищевое отравление обеспечено. Кто-то же должен за всем этим безобразием следить. И мы знаем кто – Агентство продовольственной безопасности Азербайджана (АПБА). Наконец, дозвонившись до этой «безопасной» государственной структуры, мы добились аудиенции у главы пресс-службы Айсель Ферзиевой. Она любезно попросила послать вопросы на электронную почту Агентства, что мы и сделали. А пока сотрудники АПБА думают над нашими вопросами и оформляют их «как надо», мы решили побеседовать об отравлениях с главой Союза свободных потребителей (ССП) Эюбом Гусейновым. По его словам, эта проблема тянется годами.

«Массовые отравления, произошедшие в Исмаиллинском и Шекинском районах, не единичные факты. Их много по всей стране. Однако мы не может это видеть, так как их тщательно скрывают. А причина в том, что в течение многих лет Министерство здравоохранения «раздавало» сертификаты качества на реализуемые продукты и готовую продукцию. При фактах отравления, ресторан, ссылаясь на сертификат, пытался снять с себя ответственность, свалив все на ведомство, выдавшее ему этот документ. Зная это, Минздрав начал преднамеренно скрывать статистику отравлений, представляя общественности заниженные цифры. Руководимая мною организация всегда критиковала двойные стандарты, применяемые министерством. К сожалению, все это продолжается и по сей день», - пояснил наш собеседник.

Э. Гусейнов считает, что субъекты предпринимательства, задействованные на всех этапах пищевой цепочки, должны войти в реестр АПБА. Однако, как он утверждает, большая их часть не входит в базу. То есть, у них нет сертификата качества.

«Могу даже спрогнозировать, что будет дальше. Стоит субъектам предпринимательства, задействованных на всех этапах пищевой цепочки, войти в реестр Агентства, факты отравлений будут вновь скрываться. Дело в том, что орган, выдающий сертификат, как только возьмет их на учет, должен будет покрывать «погрешности», дабы не выставить себя в черном свете. Сейчас же многие не входят в реестр, тем самым, делая себя неинтересными для АПБА. Девиз таков: «Как хочешь, так и выкручивайся». Поэтому, на мой взгляд, необходимо, чтобы сертификаты выдавал независимый орган. В случае отравления или другого пищевого инцидента, Агентство могло бы привлечь к ответственности руководство того или иного объекта общественного питания, обратившись в суд. Мы также предложили руководству АПБА создать механизм быстрого реагирования. К сожалению, ответа до сих пор нет», - резюмировал глава ССП.

Если Э. Гусейнов сетует на то, что Агентство не реагирует на их письма, мы, в свою очередь, «празднуем» их отклик на наш призыв.

«Как АПБА осуществляет контроль над домами торжеств, ресторанами, кафе и другими объектами общественного питания?»

«Учитывая то, что вышеуказанные объекты общего питания являются важной составляющей пищевой цепочки, наши сотрудники регулярно проводят мониторинги. При наличии каких-либо обращений, основанных на конкретных фактах, проводятся внеплановые проверки и принимаются меры в рамках требований законодательства. Кроме того, если граждане столкнулись с какими-либо недостатками в объектах общепита или же у них появились сомнения по поводу состава, качества продуктов, реализуемых в них, то они могут позвонить к нам на «горячую линию» 1003. Сразу же начинается расследование и принимаются соответствующие меры».

«Сколько объектов общественного питания входят в реестр?»

«С целью обеспечения соблюдения санитарно-гигиенических, ветеринарных, фитосанитарных требований, а также соответствия техническим и юридическим нормам продовольственной безопасности в Азербайджане со стороны Агентства проводятся проверки деятельности субъектов собственности. Зарегистрированные субъекты включаются в государственный реестр и получают выписку из него. С 1 июля 2018 года по 30 августа 2019 года в Агентство было подано в общей сложности 2661 заявка для регистрации субъектов продовольственной безопасности в секторе общественного питания. Всем им была выдана выписка с «Государственного реестра о деятельности субъектов в сфере общественного питания». Что касается других обращений, то процесс регистрации предприятий продолжается. Агентство в очередной раз призывает предпринимателей, задействованных в этой сфере, строить свою работу с учетом требований законодательства».

К сожалению, АПБА ушло от ответов на другие важные вопросы: «Как можно ужесточить контроль над домами торжеств?», «Активные пользователи соцсетей предлагают ужесточить меры наказания владельцев объектов, вплоть до тюремного заключения?», «Какие предусмотрены штрафы за нарушение правил продовольственной безопасности?», уступив место официозу и шаблонной риторике, списанной с замшелых лекал бюрократического крючкотворства.

Совсем как в поговорке: «Мы спрашивали про Фому, а в ответ звучала история о Ереме».

15:30 02 Сентября 2019