Понедельник, 25 Сентября 2017, 13:36
  • USD 1.7008
  • /
  • EUR 2.0296
  • /
  • RUB 0.0295

За свой хет-трик в финале он получил поцелуй президента Миттерана - ФОТОСЕССИЯ

11 Декабря 2013 19:55 - Спорт.
Прочитано - раз(а)

Этого футболиста пригласили сыграть в Чемпионате мира, несмотря на то, что он не провел ни одной игры в высшей лиге Франции

Редакция Vesti.Az продолжает проект под названием «Его величество футбол!». Рубрика продолжает знакомить вас с публикациями, посвященными историческим вехам этой популярной игры, очерками и эссе о выдающихся футбольных деятелях, обсуждать наиболее значимые события, происходящие в этом сотворенном человечеством феномене. Феномен – имя которому футбол.

 За все время существования этой популярной игры было много кудесников мяча, которые благодаря своей виртуозности и игровым результатам, становились футбольными легендами. В тот или иной период футбольной истории, гремели имена игроков, стяжавших в мире вполне заслуженную славу. Только поклонники футбола определяли лучших и их имена были на устах у всех почитателей кожаного мяча. Как вы понимаете, это носило неофициальный порядок. Пока не появился приз «Золотой мяч».

«Золотой мяч» — ежегодная футбольная награда, известная также как награда лучшему футболисту года в Европе. Вручалась футболисту, который признавался лучшим в каждом календарном году, начиная с 1956 года. Награда была учреждена главным редактором «France Football» Габриэлем Ано, который попросил своих коллег проголосовать за лучшего игрока года в Европе в 1956 году.

Изначально журналисты могли голосовать только за европейских игроков, выступающих за европейские клубы, поэтому такие величины футбола, как Пеле и Марадона, не могли получить эту награду. В 1995 году правила изменились: теперь награду могли получить футболисты любой национальности, если они выступали за европейский клуб. Первым футболистом не из Европы, получившим награду, стал игрок «Милана» Джордж Веа в том же году. В 2007 году правила вновь изменились: теперь обладателем «Золотого мяча» мог стать игрок любой национальности, выступающий за любой клуб мира. В связи с этим было увеличено число журналистов, определяющих победителя: с 52 журналистов из Европы до 96 журналистов со всего мира, которые определяют пять лучших футболистов года.

В 2010 году награды «Золотой мяч» по версии France Football и Игрок года ФИФА были объединены. Лучший игрок мира стал получать новую награду: Золотой мяч ФИФА.

Сегодня наш рассказ пойдет о легендарном французском форварде, об одном их сильнейших нападающих мирового уровня, блестящем голеадоре, об обладателе «Золотого мяча» 1991 года – Жан-Пьере Папене...

***

Будущий гроза голкиперов планеты родился 5 ноября 1963 году, в городе Булонь-сюр-Мер, Франция.

Детство Жан-Пьера  выдалось довольно независимым, но не слишком счастливым. Его родители расстались, оставив ребенка на попечение бабушки. В значительной степени он был предоставлен сам себе и с упоением гонял мяч.

«Вопрос о том, кем я буду, когда вырасту, в детстве у меня даже не возникал. Ведь мой отец Ги тоже играл в футбол, и любовь к этому виду спорта мне передалась, можно сказать, с генами», — вспоминает Жан-Пьер.

Упорство мальчишки принесло свои плоды. В 15 лет Жан-Пьер обратил на себя внимание "Валансьена", который спустя два года отправил его в известную на всю страну кузницу футбольных кадров — "Виши". Там Папен, как он говорит, поначалу немного сачковал, но когда почувствовал, что его начинают затирать, начал много работать — и над техникой, и над физической силой.

"Валансьен", выступавший тогда во втором дивизионе, возвратил его к себе, когда ему было 20. Дебют Жан-Пьера в профессиональном футболе состоялся 11 июля 1984 года. "Мы играли с "Каном", матч закончился вничью — 1:1, — вспоминает он.

Я был в шоке от того, что не реализовал такой шанс! С двух метров лягнул мяч, как мул, и вратарь его отбил".

Реабилитировался он спустя неделю в Гавре. Точный удар Папена в девятку принес "Валансьену" победу. Жан-Пьер неплохо зарекомендовал себя в том сезоне, забив 15 мячей, и летом 1985-го стал одним из самых притягательных молодых игроков на футбольном рынке. Было очевидно, что следующий сезон он начнет в элите.

И это действительно оказалось так — только элита, куда он попал, была не французской, а бельгийской. "Брюгге" неожиданно оказался проворнее соотечественников Папена и прибрал его себе.

Как ни странно, именно в Бельгии к Папену впервые пришли народная любовь и почитание. Именно в Бельгии ему дали прозвище JPP (это его инициалы), которое прочнейшим образом вошло в обиход. И именно в Бельгии уже через три месяца после его появления фанаты создали первый фан-клуб Папена.

Болельщикам нравились его решительность и жажда борьбы. На каждый матч он выходил как на последний в жизни, и стремился бить по воротам едва только для этого предоставлялась малейшая возможность.

Стиль Папена принес свои плоды: он забил за "Брюгге" 21 гол в чемпионате, 5 — в Кубке Бельгии и 6 — в Кубке чемпионов, в общей сложности — 32 мяча.

Благодаря такой результативности JPP добился, казалось бы, невозможного: его включили в состав сборной Франции на чемпионат мира-86, не посмотрев на то, что он не провел еще ни одной игры в высшей лиге своего родного чемпионата.

Папен считает, что переломным моментом, когда его наконец-то признали на родине, стал хет-трик в матче Кубка чемпионов "Брюгге" — "Боавишта" — его первый хет-трик в карьере. Узнав об этом, вся Франция жаждала узнать: кто же он такой, этот Папен, и откуда он взялся? Тренер "Трехцветных" Анри Мишель поначалу отнесся к нему скептически, но от месяца к месяцу его отношение к Жан-Пьеру становилось все более благосклонным. Лидер команды Мишель Платини тоже отнесся к новичку довольно позитивно.

Однако, чемпионат мира в Мексике, несмотря на надежды тренера и капитана сборной Франции, у Папена не получился. То, что срабатывало на уровне бельгийского чемпионата, там не сработало. JPP явно не хватало опыта.

Однако, чем-то Папен отметился. Он стал автором юбилейного, 1200-го гола в истории мундиалей, забив его на 79-й минуте первого матча с Канадой. Но сколько же моментов он бездарно растратил, перед тем как вонзил мяч головой в сетку после прострела Янника Стопира! Наверное, не меньше полудюжины.

Но тренеру нужен был не юбилейный, а постоянный забивала и вполне естественно, что Анри Мишель лишил Папена статуса основного игрока. В последующих играх, когда его выпускали на замену, Папен действовал с той же неловкостью и угловатостью.

По возвращении во Францию ему пришлось столкнуться с ироническим, насмешливым отношением к себе футбольной публики. Кто-нибудь другой на его месте впал бы в меланхолию и смирился со своей участью. Но это было совершенно не в характере Папена.

Он отреагировал на неудачи со злостью и одержимостью на тренировках и играх. Результаты его работы над собой были потрясающие: за каких-то два-три года показавший себя на ЧМ недотепой нападающий превратился в беспощадного суперфорварда с превосходно поставленным ударом.

Папен с поразительной методичностью укладывал мячи в сетку, даже из очень сложных положений. В ситуациях, когда обычному, рядовому нападающему стоило большого труда хотя бы как-нибудь, на авось, нанести удар по воротам — скажем, после сильных фланговых прострелов — Папен мастерски отклонял корпус и хлестко укладывал снаряд точно в угол. Такие приемы стали получаться у него столь изящно и непринужденно, что непосвященный ни за что не догадался бы о том каторжном труде, который за всем этим таился. Жан-Пьер бил с лета, распластываясь в воздухе, сбоку, через себя. Его фирменные удары журналисты окрестили "папинадами".

Благодаря голам Жан-Пьера "Трехцветные", возглавляемые Мишелем Платини, три года на рубеже 80-90-х не знали поражений, не потеряли ни единого очка в отборочных играх к Евро-92 (но в финальном турнире выступили посредственно, не оправдав звания фаворитов).

1991 год принес Папену "Золотой мяч". Мог к нему добавиться и Кубок чемпионов, но его марсельский клуб проиграл финал по серии пенальти "Црвене звезде".

Самые счастливые моменты, самые яркие победы, самые большие надежды у Папена были связаны с "Марселем", куда он перешел в 1986 году. Пять раз подряд он становился в его составе лучшим бомбардиром чемпионата Франции, четыре раза подряд — национальным чемпионом.

Но самые яркие впечатления остались у него от финального матча на Кубок Франции 1989 года. "Марсель" победил "Монако" 4:3, и Папен забил три мяча. "За этот хет-трик я был награжден особо: помимо Кубка, получил также поцелуй президента Миттерана, чего от него не только я — никто не ожидал. Он обычно был весьма скуп на подобные проявления эмоций", — говорит Папен.

Оглушительный скандал, связанный с тем, что президент Марселя Бернар Тапи покупал матчи, состоялся после продажи Жан-Пьера в "Милан". "Я уже находился в Италии, но мне было больно наблюдать, как великолепную команду практически разрушили, тем более, что большинство обвинений были просто смехотворными.

Из Тапи сделали отъявленного злодея. Но он не таков. Он — особенный человек, и я многим ему обязан. Наверное, без него моя судьба сложилась бы не так удачно: ведь Тапи был первым, кто поверил в меня. Он пригласил меня в тот момент, когда в моем таланте разуверились. Другие могут кидать в него камни, но я лично воспринимаю его как второго отца", — рассказывает Жан-Пьер.

Если в "Марселе" Папен был на центральных ролях, то в "Милане" с его шестью потрясающими легионерами на три места в составе ему пришлось смириться с тем, что он вовсе не в каждой встрече выходил на поле. По иронии судьбы, именно эти два клуба оказались в мае 1993-го соперниками по финалу Лиги чемпионов. Те, кто смотрел матч, возможно, обратили внимание на необычное выражение лица француза: всегда очень живое и выразительное, в тот день оно поразило какой-то неестественной отрешенностью. Вероятно, в душе у него царило смятение: чьей победе радоваться? Победил "Марсель", а Папен во второй раз за три года оказался в неудачниках.

В следующем розыгрыше "Милан" сыграл удачнее и разгромил в финале "Барселону" (4:0), но к этой победе Папен фактически уже не имел отношения.

Два года прозябания в "Милане" обозначили закат карьеры JPP. В это время у него возникли и семейные проблемы. У дочери Папена Эмилии обнаружилось врожденное заболевание — детский церебральный паралич, из-за чего она не могла ходить и отставала в развитии. Чего только Жан-Пьер не предпринимал, чтобы вылечить ее — даже возил несколько раз в США к одному из виднейших специалистов в этой области медицины.

Он подчинил свою дальнейшую карьеру здоровью дочери. Мог бы остаться в "Милане", но врачи посоветовали ему жить поблизости от какого-нибудь курорта — скажем, рядом с немецким Баден-Баденом. Ради этого Папен перешел в "Баварию", хотя душа к ней у него и не очень лежала. В "Баварии" с пониманием относились к его постоянным отлучкам в Америку. Но играл Жан-Пьер еще реже, чем в "Милане", и ему впервые пришла мысль о завершении карьеры.

В течение пяти лет он несколько раз собирался уйти из большого футбола: и после неудач в "Баварии", и после того, как его отказались приглашать в сборную Франции, и после ухода Эрика Кантоны, его лучшего друга. Каждый раз он менял свое решение, а окончательно оставил футбол только в 1999-м. Его последним клубом (если не считать короткого пребывания в "Сен-Пьерруаз" с острова Реюньон) был "Генгам" из Бретани.

"Я надеялся осуществить свою последнюю футбольную мечту — вывести "Генгам" в первый дивизион, — говорит Папен.

 Но потом понял, что больше не могу проводить по три месяца без своей семьи. И вот в один из таких редких моментов, находясь дома и глядя на мою любимицу Эмилию, я сказал себе: "Хватит! Сколько можно оттягивать то, что неизбежно должно произойти". Именно Эмилия заставила меня отойти от футбола. Конечно, прогресс есть, но надо еще так много сделать, чтобы она стала наконец здоровой".

30 мая 1999 года при 60-тысячном аншлаге марсельский "Велодром" проводил Папена из футбола. Гол в матче прощания он не забил — отметился только попаданием в перекладину. Примерно тогда же у него появился "тезка" — стадион "Жан-Пьер Папен" в городке Шатенеф-ле-Руж.

"У меня было два по-настоящему тяжелых разочарования, — говорит Папен. — Во-первых, я не сумел подарить болельщикам Марселя Кубок чемпионов, хотя мы были так близки к этому трофею! "Црвена звезда" в тот момент не была сильнее нас. Этот финал в Бари я мысленно переигрывал огромное количество раз и, вероятно, до конца своих дней буду думать: "А что было бы, если бы...". А другое разочарование…Я так надеялся, что Эме Жаке пригласит меня в сборную для участия в своем, "домашнем" чемпионате мира!

Ведь это был мой последний шанс достичь чего-то и на этом поприще. Жаке позвонил мне и был очень любезен, но тем не менее категоричен: "Извини, Жан-Пьер, но для тебя уже слишком поздно, твое время прошло. Надеюсь, ты все поймешь правильно". Конечно, умом я все понял, но от этого мне было ничуть не менее обидно. Тем более что он сам подавал мне надежду, хотя я и не привлекался в сборную с 1995 года".

После ухода из футбола Жан-Пьер записался на тренерские курсы. Прямо скажем на тренерском поприще он ничем знаменательным не отметился.

Выдающийся футболист стал больше работать в Ассоциации помощи семьям детей-инвалидов, которую сам в декабре 1996-го и основал. Она носит название "Девять сердец", потому что в состав учредителей, помимо Папена, входят еще восемь родителей, чьи дети страдают тяжелыми врожденными недугами. 

Однако, когда по ТV изредка показывают уже 50-летнего легендарного форварда, миллионы сердец поклонников футбола начинают биться в унисон, вспоминая блестящую игру супернападающего Папена, его знаменитые удары, которые в большинстве своем заканчивались радостным криком болельщиков- ГОООЛ !!!!!

Фуад Бакылы

fuadbakili@rambler.ru

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10