«При солидарной позиции России, Ирана, Турции и Азербайджана мнение Армении не будет приниматься в расчет»

#
10 сентября 2016
# 19:30

Интервью Vesti.Az с известным российским политическим аналитиком, историком Олегом Кузнецовым.

- Ваши выступления, аналитические статьи, комментарии нередко дополняются крылатыми фразами, изречениями, известными древнегреческими и латинскими выражениями. Это для усиления красноречивости текстов и высказываний или все же дает о себе знать и историческое образование?

- Безусловно, эта черта стилистики моей устной и письменной речи является результатом образования и жизненного опыта. Мои родители по мере своих сил и возможностей всегда стремились дать мне хорошее гуманитарное образование, причем делали это очень своеобразными, я бы сказал, методами педагогического воздействия.

Представьте себе, до десятого класса школы я был отлучен от телевизора, мой отец – профессиональный военный, когда я пошел в школу, увез телевизор из дома к себе на службу, а мне сказал: «Читай книги и занимайся спортом». Жили мы тогда в Приполярье, отец служил в РВСН – ракетный войсках стратегического назначения, библиотека гарнизонного дома офицеров снабжалась книгами по московским стандартам, длинные полярные ночи давали много свободного времени и располагали к чтению. Библиотека была буквально переполнена классикой художественной литературы, книгами по истории, географии, биологии, Бог памятью меня не обидел, я читал много и с увлечением. Даже сегодня, когда есть выбор между книгой и телевизором, я выбираю книгу.

Моим чтением руководила мама, преподаватель немецкого языка в школе и технический переводчик. Она заставляла меня выписывать в толстую тетрадь афоризмы и умные мысли из прочитанных книг, эти тетради я храню до сих пор. Оттого мой язык, как вы это верно подметили, отличается использованием очень многих заимствований и цитат. Это происходит помимо моей воли, мне это помогает быстро думать. Как в математике, формула – это предложение, записанное с помощью символов. Так и у меня: цитата – это готовый блок текста, вывод из которого я заранее знаю. Это очень помогает, особенно когда готовишься к публичным выступлениям.

У меня два высших образования – историческое и юридическое, приобретенное не абы где, а в классическом, пусть и провинциальном, советском университете, и это не считая знаний, полученных на военной кафедре. Там нам также учили в первую очередь думать, рассуждать и писать, а уже потом натаскивали на какие-то профессиональные навыки. К тому же я учился на закате Советского Союза, когда был комсомол, о существовании которого нынешняя молодежь – те, кому нет тридцати, вообще не имеют представления. А для нас это была хорошая школа социальной жизни, которая позволяла выбрать себе по душе вектор будущей профессиональной деятельности. Я всегда хотел работать с людьми, но судьба толкнула меня в сторону сначала военной, потом научной, а потом научно-педагогической карьеры в сфере правоохранительной деятельности, которая окончательно сделала меня таким, какой я есть.

Преподавание в военно-учебном заведении кардинально отличается от работы в гражданском вузе, причем я не беру в расчет строевую, бюрократическую и прочую рутину. Например, когда я преподавал в Московском пограничном институте ФСБ России, то читал лекции по истории права на поток в 240 и даже 320 человек. Вы даже не понимаете, насколько это сложно. Надо постоянно управлять вниманием аудитории, время от времени делать смысловые паузы, шутить, приводить образные примеры для лучшего усвоения курсантами учебного материала. Именно поэтому речь преподавателя должна быть насыщенной, яркой, содержать в себе сведения из разных областей жизни и науки. Только так можно держать внимание, скажу прямо, не очень организованной в интеллектуальном плане аудитории на протяжении 90 минут. Мне это всегда удавалось и удается до сих пор. Оттого я бываю настолько многословен в своих публикациях, поскольку знаю, как надо достучаться не только до разума, но и до сердца читателя.

- Кажется рассуждения и исследования относительно современных геополитических процессов у вас, к примеру в статусах и комментариях на пространстве социальной сети Facebook, переплетаются с событиями исторических периодов в разных странах, регионах, культурологических ойкуменах?

- Да, это так, и выше я объяснил, почему так происходит. Я мыслю блоками информации и в структуре текста компоную не слова, а группы мыслей, которые уже потом редактирую в стилистическом плане. Мысль или вывод всегда можно подкрепить не только объемом статистических данных или суммой фактов, но и отсылкой к предыдущему опыту человечества, дескать, если это было в прошлом, то может повториться в настоящем или случиться в будущем. Помимо рациональных аргументов бывают еще и иррациональные из области или коллективного бессознательного или из области культурологического наследия или самосознании конкретного народа.

В Ветхом Завете Библии есть Книга Екклесиаста или Проповедника, авторство которой приписывается иерусалимскому царю Соломону, сыну Давида, в мусульманской традиции – пророку Сулейману ибн Дауду, в ней есть такие слова: «Что было, то и будет, что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под Солнцем». Я это говорю к тому, что практически любое событие современности имеет аналогию в прошлом, а знание истории очень сильно помогает эти аналогии понимать.

Раз вы завели речь о социальных сетях, то очень многие в последнее время там меня называют прокремлевским пропагандистом, поскольку у людей не хватает аргументов, чтобы можно их было противопоставить моей точке зрения. Эта ситуация меня как гражданина России и патриота своей страны, который, так уж получилась, проливал за нее свою и чужую кровь, очень сильно напрягает.

Моими критиками являются достаточно недалекие по уровню образованности или объему знаний люди, которые из-за недостатка аргументации начинают навешивать на оппонента идеологические клише. Всегда с грустной улыбкой читаю такую цепь рассуждений: я – из России, Россия – агрессор, поэтому я – плохой. А чтобы поднять накал негативной экспрессии, добавляют ярлык пропутинского пропагандиста и агента российских спецслужб, которого представляют себе, наверное, в образе «черта с рогами и хвостом», или «дэва», чтобы это было понятно азербайджанским читателям. Наверное, когда у меня будет меньше свободного времени, я закрою все свои страницы в социальных сетях.

- При глобальном мире история скорее воспринимается последовательно- прогрессирующей для всего человечества. Данная закономерность исходит именно от столкновения цикличных цивилизаций, порождающих прогресс в рамках диалектического противоречия?

- На мой взгляд, диалектика развития глобального или же  локального социума не описывается и не ограничивается только одним первым законом гегелевской диалектики – единства и борьбы противоположностей. Этот процесс описывается всей совокупностью законов – и перехода количественных изменений в качественные, и отрицания отрицания, – поскольку изменения происходят не только на материальном, но также и на духовном и ментальном уровне. Однако в поступательном развитии человечества присутствует гетерохронизм – объективная разница в уровнях и скорости развития отдельных его частей, что приводит к образованию и обособлению региональных цивилизаций, которые вырабатывают для себя конкретные принципы и нормы бытия, нередко входя в противоречие с соседями, после чего возникают различного рода конфликты, которые американский исследователь Самуэль Филлипс Хантингтон назвал «столкновениями цивилизаций». Если исходить из именно такой точки зрения, то история человечества представляет собой, как вы изволили выразиться, «последовательно-прогрессирующую» череду «столкновения цивилизаций», которые со временем становятся все более глобальными и вовлекают в себя все больше ресурсов. Такой история человечества видится вам.

Я же вижу ее в иной философской плоскости. Я всегда говорил и здесь повторюсь еще раз, что в своей методологии с познания я являюсь сугубым марксистом и материалистом, а поэтому рассматриваю поднятый вами вопрос под принципиально иным углом зрения. С момента своего возникновения Земля представляет собой неизменяемый объем материи, поэтому вся ее история представляет собой борьбу живых существ за обладание этой материей. Если брать всю совокупность людей или человечество, то оно находится в условиях внутривидовой конкуренции за обладание материей. Инструменты и средства борьбы являются продуктом человеческого интеллекта – и вооружение, и финансы, и идеи. Поэтому я рассматриваю историю человечества как цель создания и использования принципиально новых средств или инструментов борьбы за обладание материей. Исходя из такого подхода, всемирную историю можно разделить на последовательность эпох – камня, бронзы, железа, пара, электричества, нефти, атома, которая в системе социальной организации и коммуникации дополнялась появлением племен, народов государств, церквей, финансовых систем, партий, международных организаций. Но все они, так или иначе являются инструментами и средствами внутривидовой конкуренции за обладание материей и передела контроля над ней. Поэтому для меня история в рамках одной эпохи, а сегодня на дворе – эпоха атома и международных организаций, статична, поскольку не предполагает появления чего-то принципиально нового в арсенале средств борьбы.

- То есть, говоря о «столкновении», вы имеете в виду не только войны и другие «силовые методы», но и диалог культур, перенимание или отвержение тех или национальных, социальных традиций, ссылки на духовное или наоборот промышленно-технологическое превосходство?

-Для человечества мир, по моему мнению, глобально конечен, поскольку выход за рамки среды обитания означает физическую гибель биологического существа. Следовательно, все мы – люди-человеки – вынуждены так или иначе толкаться на узком клочке материи, предоставленной нам в распоряжение, если смотреть на устройство всего мироздания в галактических масштабах. Поэтому человечество постоянно находится в условиях конкуренции – ресурсной, интеллектуальной, биологической, при этом реализуем две основные функции – выживания и репродукции, т.е. воспроизводства потомства не только в биологическом, но еще в социальном и интеллектуальном отношении. То, что вы называете «столкновением», постоянно присутствует в нашей жизни, важно только то, к чему оно приводит – к созиданию нового или разрушению старого. Лично я стараюсь жить так, чтобы постоянно созидать что-то новое.

- «История транснационального армянского терроризма в ХХ столетии», обозначенная в нескольких четких и конкретных оценках-предложениях, кратко формулирующих суть, очевидность и подоплеку его происхождения?

-Вы поставили сложную для меня задачу изложить суть текста, объемом в 420 страниц, всего в нескольких тезисах и предложениях, но я все-таки постараюсь это сделать, иначе могут не поверить, что именно я написал эту монографию самостоятельно.

Во-первых, терроризм до недавнего прошлого был единственным доступным средством борьбы для армян за свое самосохранение из-за своей дешевизны, поскольку они нигде и никогда не составляли этнического большинства, а поэтому не могли мобилизовать для достижения своих  целей ресурсы какой-либо территории, так как  собственной территории у них никогда не было.

Во-вторых, в истории армянского этноса терроризм был средством социальной модернизации и инструментом трансформации социальной организации их общества с феодально-церковных начал к партийно-республиканским началам буржуазного мира, поэтому в соответствии с высказанной вами точкой зрения о «последовательно-прогрессирующем» развитии истории для армян терроризм играл прогрессивную роль. Именно поэтому в Армении политическая борьба традиционно ведется с использованием средств террора, что для армянского социума является нормой, а не преступлением.

В-третьих, терроризм для армян является средством поддержания своей национальной идентичности, поэтому для них такие люди как Драстаман Канаян, Степан Затикян, Монте Мелконян являются национальными героями, тогда как для всего остального мира – террористами и преступниками. Данный вопрос для них – это своего рода репер или индикатор «свой – чужой».

Терроризм для армян – это не средство борьбы, это – нравственная ценность. Они чувствуют, что я вплотную приблизился к пониманию их тайной сакральной сущности, оттого настолько активно рефлексируют на мои слова и действия.

- В свое время в дискуссии экс-сопредседателя Минской группы ОБСЕ Владимира Казимирова и бывшего главы МИД Азербайджана Тофика Зульфугарова, российский дипломат использовал термин «карабахский народ», откровенно имея ввиду только «армянское население» оккупированной азербайджанской территории Нагорного Карабаха, тогда как Зульфугаров говорил о двух общинах – «азербайджанской и армянской». Вы выступали с той или иной позицией относительной этой проблемы?

- Понятие «народ» касательно армян можно применять только с начала ХХ века, когда у них появилось собственное административно-территориальное образование в составе СССР. До этого времени армяне представляли собой полиэтничную секту адептов Армяно-григорианской церкви или «миллет», если использовать терминологию османского законодательства. Для меня термин «карабахский народ» – это смысловой нонсенс, который не имеет под собой не исторической, ни культурологической традиции, ни политической или юридической основы.

- Мозаика отношений между Москвой, Баку, Анкарой и Тегераном в ближайшем будущем и влияние «Ереванского фактора»…. Отрезок времени - «в ближайшем будущем», отмечен потому как думается, что региональные и международные процессы уже скоро предполагаются еще более динамичными..

- Армения находится в состоянии региональной изоляции или самоизоляции, поэтому в региональных проектах никакого участия она принимать не будет.  С Азербайджаном, Турцией и Грузией она имеет или враждебные, или напряженные отношения, с Россией и Ираном – вполне доброжелательные, но только до той поры, какие могут быть у приживалки и барыни, за счет милости которой та существует.

«Ереванский фактор», как вы его назвали, всегда будет предметом торга, своего рода довеском к сумме аргументов той или иной стороны, но самостоятельной роли играть не будет, так как он ничтожен  сам по себе.

При наличии солидарной позиции России, Ирана, Турции и Азербайджана мнение Армении никогда не будет приниматься в расчет как ничтожно малая величина, а в случае противоречий – как дополнительный младший козырь в раскладе карт, но не более того.

Ниджат Меликов

# 22254
avatar

Vesti.az

# ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
#