Не дай Бог, «рванет» Мецаморская АЭС, то это будет гораздо страшнее Карабахского конфликта

Не дай Бог, «рванет» Мецаморская АЭС, то это будет гораздо страшнее Карабахского конфликта
17 мая 2016
# 13:00

Так получилось, что когда чуть больше месяца назад ИА Vesti.Az оубликовало интервью со мной о перспективных угрозах дальнейшей эксплуатации Мецаморской АЭС «Мирный атом» Армении может стать опасным» (http://www.vesti.az/news/288682), никто тогда и не предполагал, что эта публикация не просто вызовет широкий резонанс, но и станет базой для общественной инициативы по закрытию Мецаморской АЭС.

Сегодня полным ходом в различных странах мира идет сбор подписей под петицией соответствующего содержания, а поскольку, говоря образно, камень, брошенный мной в воду, дал такие широкие круги, то поневоле проходится объяснять, что конкретно двигало мной в тот момент, когда я, – человек от атомной энергетики, в общем-то далекий, шел на это интервью.

То интервью от начала и до конца было моей инициативой, но его животворящую искру зажег один мой бывший коллега по преподавательской работе в системе высших учебных заведений Минюста России, ныне продолжающий трудовую деятельность в центральном аппарате Российского федерального агентства по атомной энергетике. Как это часто бывает в разговорах старых приятелей, чтобы разговор вскоре не наскучил обоим собеседникам, ищется какая-то общая и интересная для каждого из них тема. Мой товарищ, зная, что я специализируюсь на политическом анализе ситуации в регионе Южного Кавказа, стал делиться со мной своими профессиональными проблемами, так сказать, «головной болью», которая периодически возникает у него из-за действий армянских властей и руководства Мецаморской АЭС.

Суть его сетований сводилась к трем основным положениям. Первое – техническое состояние ныне работающего энергоблока № 2 близко к критическому из-за выработки заложенного в него при производстве технологического или эксплуатационного ресурса. Данная ситуация, в принципе, исправимая, срок его эксплуатации можно продлить, если провести капитальный ремонт, модернизацию и реконструкцию вспомогательной технологической инфраструктуры.

Однако, и это есть второе, правительство Армении и руководство Мецаморской АЭС не хотят в текущем году выделать на это денег, из-за чего износ оборудования возрастает в геометрической прогрессии, и очень скоро уже нечего будет реконструировать и модернизировать. Армения предлагает Росатому за бесплатно осуществить реконструкцию, не давая при этом никаких финансовых или политических гарантий. Третье, и это самое главное, – на Мецаморскую АЭС «положили глаз» западные кампании – американские и чешские, – которые хотят получить ее в собственность, сделав на энергоблоке капитальный ремонт.

Если называть все своими словами, то армянское руководство шантажирует Росатом угрозой передать атомную станцию, находящуюся в предаварийном состоянии, западным «инвесторам», которые после проведения реконструкции будут получать всю прибыль от продажи электроэнергии населению и предприятиям Армении. Здесь надо понимать два существенных нюанса.

Первый. Сейчас Мецаморская АЭС является государственной собственностью Армении и приносит деньги в бюджет Армении. Не имея денег на ее реконструкцию, правительство Армении готово ее приватизировать и передать в частные руки американцев или чехов, вместе с этим автоматически передавая под их контроль и 40 процентов государственного энергетического потребления, по сути, ставя энергетику страны под иностранное (нероссийское) управление. Согласитесь, странная позиция для военно-политического союзника России.

Второй. При передаче станции для реконструкции западным инвесторам будет нарушен незыблемый принцип мировой атомной электроэнергетики: «кто строит, тот и эксплуатирует». Смысл его в том, что производитель несет гарантийную ответственность на всем протяжении эксплуатации изготовленного им оборудования. Этот срок может составлять 40, 50 и даже 60 лет. Смена, так сказать, «обслуживающей организации» может привести к различным техногенным инцидентам, как это уже произошло в 2013 году на Южно-Украинской АЭС посте того, как замену мониторингового оборудования на ней осуществила американская корпорация «Вестингхаус». Замечу, что это произошло на самой новой по году введения в эксплуатацию советской атомной электростанции, по сравнению с которой Мецаморская АЭС является «старушкой», что только увеличивает риск возникновения техногенной катастрофы.

Для меня сегодня нет смысла подробно описывать техническое состояние Мецаморской АЭС, которое я уже охарактеризовал как предкатастрофическое. Мало того, что уже год назад истек срок гарантийной эксплуатации ныне действующего энергоблока № 2 Мецаморской АЭС, заложенного в него советскими производителями запаса прочности вполне могло бы хватить еще на несколько лет вперед, если бы не существенное «но».

После Спитакского землетрясения 1988 года станция была выведена из эксплуатации, разграблена и распродана. И это – не мои фантазии, а утверждения столь лояльной по отношению к Армении русскоязычной «Википедии», уж если она писала о ситуации на АЭС в то время в таких выражениях, то ситуация в реальности была еще гораздо хуже. Достаточно сказать, что парогенераторы энергоблока № 1 были изрезаны на куски, чтобы не дать возможности запустить АЭС вновь. Поэтому-то сегодня работает только один энергоблок № 2. Энергоблок № 2 был вновь запущен в эксплуатацию в 1995 году, после того, как был заново воссоздан российскими специалистами.

Мировая атомная энергетика не имеет опыта и, соответственно, нормативных правил того, как должна осуществляться дальнейшая эксплуатация атомного реактора, пережившего террадинамический удар разрушительного землетрясения. Сегодня этому в мире есть всего два примера – Мецаморская АЭС и АЭС «Фукусима-1» в Японии, которую ожидает железобетонный саркофаг наподобие того, который воздвигнут над взорвавшимся в 1986 году энергоблоком № 3 Чернобыльской АЭС. Фактически, сегодня никто не знает точно и наверняка, какое еще время будет нормально функционировать действующий энергоблок Мецаморской АЭС – год, два, три, пять? Очень может быть, что техногенная катастрофа на нем случится уже завтра или послезавтра, и тогда судьба Нагорного Карабаха вообще никого в мире не будет интересовать, как никого не интересует судьба песков Нубийской пустыни, на территории которой Египет и Судан не хотят устанавливать пограничные столбы.

Неопределенность в судьбе Мецаморской АЭС таит в себе реальную, а не вымышленную угрозу для всего живого на территории Южного Кавказа. Катастрофа на Чернобыльской АЭС создала «зону отчуждения» площадью 40 000 кв. км. Она почти в четыре (!) раза превышает всю территорию нагорно-карабахского конфликта. Если, не дай Бог, «рванет» Мецаморская АЭС, то «зона отчуждения» этой техногенной катастрофы включит в себя всю Армению, весь Карабах, половину Грузии и половину Азербайджана, а также области Ирана и Турции вдоль границы с Арменией, и это будет гораздо страшнее нагорно-карабахского конфликта, поскольку от радиации на открытой местности спасения нет.

Именно поэтому я присоединяюсь к общественной инициативе «Stop Metsamor».

Олег Кузнецов – российский политический аналитик, специально для Vesti.Az

# 9854
avatar

Vesti.az

# ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
#