Гусейнбала Салимов

ГусейнбалаСалимов

Количество статей

21

Азербайджану не просто дружить с Ираном – А ЧТО ВЗАМЕН?

1654

Еще Платон писал, что жизнь есть игра. Мы не совсем представляем какой же смысл вкладывал в это изречение великий греческий философ, но ясно одно: политики крупных держав, представители сильного мира сего на самом деле любят играть в опасные игры, не отдавая себе отчет в том, что какую же катастрофическую опасность несут в себе эти игры.

Да, на первый взгляд, складывается впечатление, что конфликт между Ираном и США приближается к развязке. По крайней мере, и иранская, и американская сторона выразили готовность начать диалог.

В конце позапрошлой недели поступили информации о том, что американская сторона позитивно отнеслась к заявлению иранских властей о том, что Тегеран готов возобновить переговоры. Президент США отреагировал на это весьма оригинальным образом, заявив, что они, т.е. иранцы, знают куда и кому звонить…

Конечно, еще слишком рано делать какие-то точные или однозначные выводы, это можно будет сделать лишь тогда, когда высокие чины обеих сторон сделают первые попытки в направлении действительного возобновления переговорного процесса. Не случайно, что буквально через день после заявления американских дипломатов иранцы вновь заняли прежнюю воинственную позу; мы никуда звонить не собираемся и т.д.

А так признаться, мы самого начала с тревогой следим за процессами в плоскости США и Иран. Причина, думается, ясна нашим читателям.

Во-первых, санкции против стран –экспортеров нефти и газа сначала приводят к росту цен энергоносителей. Но потом в процесс, как правило, вмешиваются Соединенные Штаты.

Чтобы оградить своих союзников от негативных последствий роста цен энергоносителей, США увеличивают экспорт собственной нефти, что приводит к резкому снижению цен на нефть.

Последствия этих шагов для стран - экспортеров нефти однозначны - страшная девальвация.

Мы буквально пару лет назад пережили нечто подобное и на своем опыте знаем, что это такое.

Во-вторых, даже трудно теоретически представить гуманитарные последствий военного столкновения между США и Ираном. Думается, нет нужды обосновывать такое предположение, что в таком случае, одной из наиболее уязвимой стран, станет Азербайджан – наверное, нам придется принимать миллионы беженцев.

Сирийский конфликт в принципе, наглядно продемонстрировал гуманитарные последствия подобных войн и не хочется, чтобы нечто схожее повторилось возле наших границах.

В-третьих, мы имеем весьма перспективные экономические проекты с Ираном, для реализации которых Азербайджан приложил немало политических и даже финансово-экономических усилий.

Тут достаточно вспомнить транзитный проект «Север –Юг», который в будущем может соединить даже Индию с северными странами. В данный момент усилия в этом направлении фактически заморозились, но понятно, что в случае развязки конфликта их можно будет полностью возобновить.

Отношение Азербайджана к санкциям против Ирана однозначно: Баку никогда не поддерживал и теперь не поддерживает подобную политику в отношении своего южного соседа.

Максимально тесные и мирные отношения с соседями – это является одним из главных приоритетов внешней и региональной политики Азербайджана.

То, что на этой неделе, точнее 14 августа в Сочи должна была состояться встреча глав государств Азербайджана, России и Ирана, уже много значило. И, несмотря на то, что дата встречи была перенесена (встреча через определенное время в любом случае состоится), это еще раз убедительно подтверждает, что Баку не поддержал, и впредь не будет поддерживать санкции против Ирана, поэтому в его непосредственных интересах наибыстрейшая развязка конфликта между Ираном и США.

Мы можем даже сказать, что отношение Баку к Тегерану прошло испытание временем и оно гораздо искреннее и конструктивнее, чем противоположный вектор, т.е. отношение Тегерана к Баку. Мы в очередной раз стали свидетелями этого во время первого Каспийского Форума, который на днях проходил в Туркменистане.

Да, Иран вновь выступил против прокладки газовых трубопроводов через Каспий, фактически против транскаспийского энергетического коридора – якобы этот проект может повредить экосистеме моря.

На самом же деле, причина другая – Иран не хочет, чтобы Азербайджан превратился в основной транзитный узел региона. С подобными «аргументами» постоянно выступает и Россия, также утверждая, якобы транс-каспийский энергетический проект несет в себе определенные риски. Чтобы обосновывать свои «аргументы» Москва даже обращает внимание на сейсмоактивность каспийского дна.

Кроме того, ни для кого не секрет, что иранская сторона имеет довольно широкие торгово-экономические отношения и с Ереваном, что, конечно, не отвечает интересам Азербайджана, и мы не раз отмечали, что, если и Иран ограничил бы свои экономические отношения с Арменией, тогда Еревану уж точно наступил бы конец.

Понятное дело, что в настоящее время, когда против Тегерана введены санкции, мы не сможем потребовать от него нечто подобное. Но в будущем думается, что Тегерану не мешало бы всерьез обдумать эту перспективу, если конечно, иранцы заинтересованы в скорейшем разрешении карабахского конфликта.

В Тегеране должны давать отчет себе в том, что сохранить нейтралитет в иранском вопросе, несмотря ни на что продолжить дружественные отношения со своим южным соседом, не такое уж простое дело и Азербайджану на этом пути приходится преодолеть определенные сопротивления. На днях США вели санкции против некоторых армянских компаний. Понятно, что есть определенное давление и на Баку.

Но еще раз заметим, что сейчас главным моментом является снятие санкций против Ирана и начало диалога с Вашингтоном. Нам кажется, что это обязательно произойдет.

Буквально месяц назад президент Трамп заявил, что он отменил свое решение начать войну с Ираном ровно за десять минут до начала военных операций. Американский президент спросил своих сотрудников о том, сколько же американских солдат погибнет в случае начала военных операций с Ираном? И когда ему назвали приблизительное число, он немедленно отменил свое решение.

Думается, что именно данное обстоятельство является главной преградой на пути к масштабным военным операциям – в преддверии президентских выборов Трампу вовсе не нужны гробы американских солдат.

Поэтому, по всей видимости, дело до серьезной войны не дойдет. А вот когда начнется действительный диалог, к сожалению, трудно сказать. Устные заявления уже сделаны, но переговорный процесс не сиюминутное дело, и чтобы он стартовал, необходимо приложить немало усилий.

Конечно, мирному процессу мешает и идеологические мотивы иранского духовенства, которое и без ядерного оружия считает Америку чуть ли не главным врагом Ирана, а борьбу с ними чуть ли не священным долгом мусульман.

Можно сказать, что, если не сопротивление духовной власти Тегерана, если не давление Корпуса исламских стражей процесс заметно ускорился. Но и они еще раз должны взвесить все «за» и «против» – ведь ресурсы сопротивления Ирана не бесконечны…

12:11 20 Августа 2019