Рауф Миркадыров

РауфМиркадыров

Количество статей

1

Воинственные заявления Пашиняна по Карабаху не адресованы Азербайджану – А ЗАВТРА НАРОД ПОТРЕБУЕТ ХЛЕБА

6100

В последнее время из-за ареста Кочаряна закулисно обострились российско-армянские отношения. Хотя, нужно отметить, что эти отношения никогда не были гладкими. Необходимо учитывать, что в период независимости Армении, Москва никогда полностью не доверяла лидерам этой страны, кроме Роберта Кочаряна. Тому есть свои причины: первого президента Тер-Петросяна Москва считала прозападным и склонным к компромиссам по урегулированию карабахского конфликта политиком, что, по мнению Москвы, выводила официальный Ереван из-под контроля России. Как бы странно это ни звучало, но даже ставленнику Кочаряна – Саргсяну тоже не очень доверяли. Москва считала, что и Саргсян ищет момент, чтобы выйти из-под контроля Кремля, да и нынешнего лидера и премьера Армении Никол Пашиняна также считает ставленником Запада.

Повторюсь, что практически единственным лидером Армении, располагавшим полным доверием Кремля, был Кочарян. Несмотря на то, что существование Армении всегда полностью зависела от России, у этой страны сильны позиции на Западе. Это армянское лобби, которое могло влиять на внутреннюю политику, стремилась интеграции Армении в евроатлантические структуры.

Связь Армения-диаспора всегда выступала неким противовесом армяно-российским связям. Такая ситуация всегда заставляла армян оглядываться на Запад. Но главной причиной того, что существование Армении всегда была зависима от России, является то, что она не может наладить нормальные отношения со своими соседями, через которых могла бы выйти на Запад. Армения всегда находилась в созданной самой же во враждебном окружении.

В отношениях со всеми соседями Армении присутствовали раздражители, не позволяющие становлению нормальных, добрососедских отношений. С Турцией и Азербайджаном исторически были враждебные отношения, так как Армения имела к этим странам территориальные претензии. Грузия же всегда с подозрением воспринимала любые инициативы Армении, так как Ереван постоянно провоцировала сепаратистские настроения и в этой стране. Это еще один фактор, который фактически заставляет Армению во внешней политике всегда находится в орбите России. Именно поэтому, некоторые российские политики открыто заявляли, что Армения является форпостом России, единственным союзником на Южном Кавказе и так далее.

Единственное государство, с которым у Армении были нормальные отношения, это – Иран, к которому Ереван никогда официально не предъявлял территориальные претензии. Численность армян в Иране очень мала, и даже при желании официальный Ереван не смог бы провоцировать там какие-то сепаратистские настроения.

Именно из-за вышеперечисленных факторов Москва пыталась жестко контролировать армянских лидеров. Даже после того, как Кочарян покинул власть, Москва всегда на него делала ставку. Он стал одним из богатых людей Армении, благодаря исключительной российской поддержке. Неслучайно же он был вице-президентом одной из самых крупных российских компаний. Он и его люди всегда чувствовали эту поддержку и имели возможность повлиять на внутреннюю армянскую политику.

Необходимо отметить, что возвращение к власти Сержа Саргсяна в статусе премьер-министра предотвратили именно сторонники Кочаряна. Да, Пашинян вывел людей на улицу, но на первом этапе его движения, когда сторонники нынешнего премьера призывали государственные структуры к неподчинению. Однако противодействие режима Саргсяна массам была «отключена» именно сторонниками Кочаряна. Это- отказ силовых структур предпринять какие-то эффективные действия, это – забастовки, обеспеченные бизнес-структурами, подконтрольными второму президенту Армении.

На втором этапе возникло серьезное противостояние между сторонниками Пашиняна и Кочаряна. Первые поняли, что такой поддержкой или второй президент Армении сам старается вернуться к власти, или же хочет обеспечить назначение на пост премьер-министра своего ставленника, такого же связанного с Москвой, в том числе и бизнес узами – Карапетяна. Этот план не удался, так как нельзя выпустить джинна из бутылки, а потом, так же легко его туда загнать. Джинн был выпущен, и Пашинян этим воспользовался. Народные массы были максимально активизированы, они не хотели смириться с сохранением у власти бывшей элиты. На этой волне Пашинян обеспечил себе победу.

Так что я думаю, что отношения между Арменией и Россией будут натянутыми и такая ситуация продолжится довольно длительное время. Некоторые эксперты уверены, что в ближайшем будущем Москва попытается свергнуть Пашиняна. Я с такой постановкой не согласен, так как, несмотря на свою прозападную ориентацию, в сегодняшних реалиях Пашинян не может выйти из сферы влияния России.

Он не в состоянии реализовать политику интеграции Армении в евроатлантические структуры, как того хотят на Западе. Для того, чтобы получить полную возможность к действиям в этом направлении, в первую очередь, необходимо урегулировать конфликты со своими соседями - Азербайджаном и Турцией. И на это Пашинян не может пойти, так как имеет на этом пути достаточно сильные экономические, а также военно-политические барьеры, в лице карабахского клана и Кочаряна, которого, кстати, он никак не может посадить раз и навсегда. А это означает, что, несмотря на нахождение у власти достаточного времени, Пашинян не контролирует некоторые государственные институты, в том числе, судебную систему.

Объявление соответствующей статьи УК Армении, которая инкриминировалась Кочаряну, антиконституционным является свидетельством сказанному. Напомню, что объявленная антиконституционным статья, была принята не во время правления Пашиняна, она существовала и до этого. А Конституционный суд Армении обратил внимание на эту статью именно тогда, когда стал вопрос об освобождении Кочаряна из-под стражи.

В данном случае мы сталкиваемся с тем, что некоторые государственные институты управления фактически саботируют политику Пашиняна. Только наивный человек может говорить, что происходящее – доказательство независимости армянских судов. Просто люди в судебной системе Армении находятся в оппозиции Пашиняну, а также чувствуют неустойчивость его позиций, прежде всего отсутствие внешней поддержки. Но, повторюсь, это не означает, что, как утверждают некоторые эксперты, завтра, послезавтра Пашиняна попытаются свергнуть и инициатором этого действа станет Москва.

Дело в том, что, во-первых, для Кремля пока нет такой необходимости по той простой причине, что, несмотря на прозападную ориентацию Пашиняна, он не в состоянии изменить внешнеполитические ориентиры Армении.

Во-вторых, у него есть достаточно сильная военно-политическая оппозиция. И его последние воинственные заявления по Карабаху не адресованы ни Азербайджану, ни другим внешним игрокам, которые в той или иной степени заинтересованы в процессах на Южном Кавказе. Воинственными заявлениями Пашинян хочет лишить воинственную оппозицию общественной поддержки. Ведь иногда он выступает с более жесткими заявлениями, чем Кочарян и Саргсян. Его заявления «Карабах – это Армения» именно из этой серии. Такого себе не позволяли предыдущие власти Армении.

Предыдущие президенты, наоборот, всегда выступали против инициативы тогдашней парламентской оппозиции – партии «Наследие», которая несколько раз предлагала законопроекты, резолюции за признание независимости Нагорного Карабаха. Они считали, что такой шаг заметно осложнит весь переговорный процесс и чреват последствиями.

В-третьих, пока не созданы реальные условия для свержения Пашиняна. Дело в том, что Пашинян пришел к власти на волне народного гнева и, по крайней мере, пока, что остается выразителем народного гнева в своей политике. Он ведет активную борьбу: арестовывает, сажает, лишает имущества, в общем, наказывает представителей бывшей властей, которые до мозга костей были коррумпированы.

Такая политика пока еще популярна среди масс, которые обеспечивают ему поддержку. Кроме того, пока что ни его самого, ни его близкое окружение невозможно обвинить в коррупции. В таких условиях переворот с привлечением широких масс, как это всегда происходило в Армении, невозможен.

Но, со временем его позиции ослабевают, так как на одной борьбе с коррупцией невозможно обеспечить длительную, стабильную поддержку электората. Необходимо решать Карабахскую проблему, необходимо решать социально-экономические проблемы.

Как я отметил, из-за военно-политической оппозиции он не может идти на какие-то компромиссы и решить Карабахский вопрос. А без решения этой проблемы, невозможно налаживать нормальные отношения со своими соседями и как следствие Пашинян не может обеспечить стабильное социально-экономическое развитие Армении и повышение благосостояния народа.

Сегодня, арестовывая коррупционеров, он обеспечивает народу зрелище, но завтра народ потребует хлеба. А у Пашиняна нет возможности обеспечения народа хлебом. Такая ситуация наступит завтра. Вот тогда внешние игроки на Западе и в Москве будут наблюдать и оценивать, насколько внешняя политика Пашиняна их устраивает. Вот тогда могут возникнуть какие-то варианты, проекты по свержению Пашиняна. Пока реальных предпосылок для свержения Пашиняна нет.

В Москве серьезно заинтересованы в сохранении внутриполитической и военно-политической оппозиции, и именно поэтому в Кремле жестко отреагировали на аресты, в первую очередь Кочаряна. Это достаточно редкий случай, когда глава любого государства, а в данном случае президент России выступает с заявлением в адрес арестованного в обвинении в коррупции, узурпации власти, бывшего лидера другого государства, публично поздравляет его с юбилеем.

Я не думаю, что во время заседания ЕАЭС в Ереване президент России посетит Кочаряна в тюрьме, как пишут некоторые армянские СМИ, если он к тому времени не окажется на свободе. Такое практически невозможно, так как это разные политические масштабы.

Можно по-разному относиться к Путину, но он президент России, а Кочарян экс-президент в заключении. Если Путин захочет встретиться с Кочаряном в тюрьме, тогда российская сторона должна будет официально обратиться к армянской стороне с просьбой организовать такую встречу. Просто масштабы Путина не позволяют обратиться ему к властям Армении с такой просьбой – встретиться с заключенным, даже если он - друг.

Но, если Кочарян к тому времени окажется на свободе, то, думаю, Путин встретится с ним. Это будет встреча двух политиков, которые способны влиять на ситуацию в Армении. Тогда это будет выглядеть, как проявление поддержки, чего лидеры России открыто себе не позволяют, пытаясь налаживать связи с действующей властью, избегая раздражителей. Но, в отношении Пашиняна нельзя подобное утверждать. Путин несколько раз демонстрировал подобное, и дал понять, что ему просто наплевать на восприятие Пашиняна.

Cпециально для Vesti.Az

20:00 05 Сентября 2019