Только при смерти Бахрам смог обнять и поцеловать сынишку - ГЕРОЙ

17:30 16 Декабря 2017
Только при смерти Бахрам смог обнять и поцеловать сынишку - ГЕРОЙ
11708

Давно ли песни ты мне пела,

Над колыбелью наклонясь.

Но время птицей пролетело,

И в детство нить оборвалась…

Эти строки из некогда известной в советское время песни «Поговори со мною, мама», которую блестяще исполняла Валентина Толкунова. Именно припев этой песни подтолкнул нас к идее начать одноименный проект «Поговори со мною, мама».

В этой рубрике мы намерены рассказать читателям о наших шехидах, имя которых, к сожалению, предано забвению и о семьях которых очень редко вспоминают соответствующие органы и чиновники.

О шехидах, положивших на алтарь свободы самое ценное – собственную жизнь, расскажут матери шехидов. С помощью их рассказов читатели Vesti.Az узнают о том или ином герое, который навсегда останется в памяти своих близких, и мы надеемся впредь и в памяти наших читателей, может и молодыми, но очень любящими свою Родину. Как бы это банально ни звучало в нашем практическом мире, такие люди не должны быть преданы забвению.

27 октября 1963 года в семье Ахмеда Рустамова, жителя села Малаткешин Зангиланского района родился третий ребенок - сын, которого назвали Бахрамом.

За свою короткую, 31-летнюю жизнь, Бахрам отличающийся с детства смелостью и независимостью, стал любимцем не только своих родных, но и всех, кто хоть раз видел его. Он был спокойный, уравновешанный, стремительный, доброй души и очень милосердный. В школе он был прилежным учеником.

«Единственное что ты должен, хорошо учиться, получить высшее образование, а остальное пусть тебя не заботит» - говорил отец Ахмед киши сыну, который тянулся к точным наукам.

После окончания школы Бахрам приехал в Баку, здесь он сдал два экзамена, а потом он в числе остальных был отправлен на учебу в ведущие вузы СССР. Бахрам Рустамов проучился в Украине, в Днепропетровском металлургическом институте. После завершения учебы он по направлению стал работать в сумгаитском трубопрокатном заводе «Азербору» по специальности инженер-механик ...

«В 1982 году, когда Гейдар Алиев был первым секретарем ЦК КПА, он отправил азербайджанцев на учебу за пределы страны, и мой сын был одним из них. Он сдал на отлично экзамены в Баку, и поэтому его включили в список. После учебы Бахрам женился, от этого брака родился сын. Можно сказать, что муж насильно обручил Бахрама, так как он был очень застенчив. Сам Ахмед не дожил до свадьбы сына.

Когда не стало Бахрама, мой внук был грудным ребенком. Даже семья, ребенок не остановили Бахрама – в 1992 году он тайком от нас записался добровольцем, во время учебы в Украине он получил звание офицера, и его направили в военную часть в Физулинский район, где шли бои.

Я когда узнала об этом, попросила старшего сына Гасана, чтоб он повез меня к Бахраму, не увидев его, я бы не успокоилась. При встрече я стала отчитывать, мол, почему скрыл от нас. Он поглядел на меня и сказал: «Я что один, ты знаешь сколько человек со мной служат, все храбрые ребята, а у них что нет матерей? А кто будет защищать Родину? А ты меня упрекаешь в том, что я, не сказав записался добровольцем. Больше не говори такое, и не беспокойся, езжайте домой, если будет возможность, я сам приеду, мама, не приезжай больше в часть».

Я чтобы не обидеть сына, не стала ехать к нему, он сам с боевыми товарищами приезжал домой, и каждый раз говорил: «Мама, погляди на этих отважных ребят, вот с ними я защищаю Родину». Он с восхищением говорил это. Он был очень горд тем, что находится в армии.

Мой сын, который даже и муху не обидел бы, настолько ненавидел врага, позарившегося на наши земли, что не пожалел ради этого своей жизни», рассказывает мать Бахрама Рустамова 76-летняя Дилара Мамедова.

«После оккупации Зангелана, Бахрам еще больше ожесточился против врага. Он сказал, что отомстит за землю, на которой покоится его отец, его родные, что в скором времени отвоюют родные земли. Но ему не было суждено ...

После того как Зангилан был оккупирован, я вместе с сыном и дочкой поселились в Баку. Ситуация была не из лучших, мы как будто были во сне, не верили, что наша земля оккупирована врагом, и каждый новый день мы начинали с ожиданием вести, что мы возвращаемся в родные края. Но вместо этого, нас ожидали еще большее горе», - продолжает она.

« ... В феврале 94-го года мы получили весть о гибели моего зятя Самеда, который воевал в Мурове. Бахрам, отпросившись, приехал на 7 дней и в этот же день собирался вернуться в Физули. Но не мог найти такси, мы его уговаривали, чтобы он выехал с утра, но он отказался наотрез . «Мама, я должен быть в части вовремя. Если я не вернусь, скажут, что офицер дезертировал. Я не могу допустить такого».

И в этот же день поздно вечером он нашел машину и поехал в Физули. Не успели мы оправиться после гибели Самеда, как нам сообщили о ранении Бахрама.

Его сперва повезли в Бейлаганский район, где был прооперирован, затем в тяжелом состоянии привезли в Семашко. В больнице он попросил незнакомца – мужчина пришел навестить больного – помочь ему. Бахрам дал ему адрес и попросил, чтобы брат Камал приехал к нему, но так, чтобы мать не знала.

Утром 5 марта к нам в дверь постучался незнакомец и спросил Камала.

Камал вышел во двор, и они долго разговаривали. Я очень забеспокоилась, не выдержала и подошла к ним, стала бить себя, мол, с Бахрамом что-то случилось.

Незнакомец стал меня уверять в том, что Бахрам жив, но он ранен и находится в больнице. После того, как он поклялся , я успокоилась. Мы сразу же собрались и поехали в Семашко. Бахрам лежал в палате на третьем этаже. Когда я зашла к нему, он приложил палец к губам – этим он дал знать, чтобы я не плакала. Я шагнула к нему, но, не дойдя, упала, потеряв сознание. Когда меня привели в чувство, я села на полу у кровати. Я сижу тихо, а слезы тихо ручьем льются. Врачи сказали, что у него все внутренние органы повреждены.

В Семашко он еще раз был прооперирован. Бахрам, когда лежал в больнице, врачи, возможно, зная, что его дни сочтены, сказали, что привезите его сына, чтоб Бахрам увидел. Эта картина до сих пор перед моими глазами- малыша привезли, ему было 1,6 года, положили Бахраму на грудь, он обнял малыша, поцеловал ... Бахрам после ранения смог прожить 10 дней. Семь дней Бахрама пришлись на 40 дней Самеда.

Бахрам похоронен на Аллее шехидов в городе Сумгайыт, где живут его жена и сын Ахмед.

... Бахрам был особенным. Для всех матерей их дети особенные, но мой сын отличался от своих братьев и сестер. При каждом его приезде я обязательно специально для него готовила блюда, и в числе которых было и блюдо из мяса индейки. Я просила его, чтобы он сам порезал индейку, но он каждый раз заговаривал мне зубы – и в конце концов отпускал птицу.

Он уговаривал меня, что, мол, не трогай пусть живет, ведь она тоже хочет жить. Таким был мой сын. Дилан, он называл меня по имени, я тебя прошу, не режь птицу, жалко ее. Бахрам очень любил своего брата Камала, узнав, что он ранен, Бахрам сильно переживал. «Если с Камалом что-то случится, я убью себя, я не смогу жить с этой болью», - говорил Бахрам.

Мой сын отдал жизнь за Родину. Он Родину любил так же сильно, как и свою родную мать. Что мне говорить, я не жалуюсь, что сына потеряла, наоборот, горжусь, что мать такого сына-героя. Бахрам совершил немало героических поступков во время службы, об этом расказали его боевые товарищи, когда приходили к нам в день его рождения.

Командир дивизии Рамалданов лично представил его документы на получение имени Национального Героя, но он был удостоен ордена «Азербайджанское знамя».

Мой сын был командиром комендантской роты, но он первым рвался на передовую. Мы потом из рассказов боевых товарищей узнали, что он вместе с солдатами не раз попадал в оккружение, но они прорывались. Я горжусь, что мой сын погиб героем.

... Когда Бахрам лежал в больнице, я ни на минуту не отходила от него. Я держала его руки, ласкала его. У него кожа сошла с ладони. Я спросила его, «Бахрам, что с твоми руками?». Он взглянул на меня и еле слышным голосом сказал : «Дилан, на войне все бывает. Все ради Родины, я же не один. Все эти раненые солдаты тоже ради Родины старались», - сказал он.

Потом узнали, что он вместе с солдатами попали в засаду в селе Гаджар Физулинского района.

P.S. После завершения беседы Дилара ханум пожаловалась на безразличие чиновников, работающих в Исполнительной власти Зангиланского района. «Меня , мать шехида, и ветерана Карабахской войны, до сих пор никто не вспомнил, никто не постучался в нашу дверь за эти годы.

В нашем роду 3 шехида: мой зять, сын и племянник. И за эти годы ни один чиновник не утрудил себя, чтобы прийти и проведать меня, мать шехида, узнать как я, как мне живется, я же не требую материальной помощи, они элементарного внимания за все эти годы не проявили», - посетовала мать героя.

Вафа Фараджова
Вафа Фараджова

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА