Мать шехида: «Даже после смерти Сахиба письма продолжали приходит на его имя»

17:30 22 Октября 2016
Мать шехида: «Даже после смерти Сахиба письма продолжали приходит на его имя»
13546

Давно ли песни ты мне пела,


Над колыбелью наклонясь.

Но время птицей пролетело,

И в детство нить оборвалась…


Эти строки из некогда известной в советское время песни «Поговори со мною, мама», которую блестяще исполняла Валентина Толкунова. Именно припев этой песни подтолкнул нас к идее начать одноименный проект «Поговори со мною, мама».

В этой рубрике мы намерены рассказать читателям о наших шехидах, имя которых, к сожалению, предано забвению и о семьях которых очень редко вспоминают соответствующие органы и чиновники.

О шехидах, положивших на алтарь свободы самое ценное – собственную жизнь, расскажут матери шехидов. С помощью их рассказов читатели Vesti.Az узнают о том или ином герое, который навсегда останется в памяти своих близких, и мы надеемся впредь и в памяти наших читателей, может и молодыми, но очень любящими свою Родину. Как бы это банально ни звучало в нашем практическом мире, такие люди не должны быть преданы забвению.

8 марта 1972 года стал для Сугры Гейдаровой двойным праздником. В этом день у нее родился малыш, которого семья Гейдаровых назвала Сахибом. Сахиб родился в поселке Шахан Карагандинской области Казахстана, куда его отца - Зулала Гейдарова в советские годы направили на работу после окончания ВУЗа.

Сахиб стал любимцем не только своих родных, но и нянечек в ясли, куда его отдали, когда ему исполнился годик. Его также полюбили воспитатели в детсаде и учителя в школе №7 поселка Шахан. В 1979 году он пошел в первый класс. Он был очень прилежным, дисциплинированным учеником. За короткое время учебы в школе он подружился со своими сверстниками.

В 1980 году семья Сахиба переехала в Гянджу. Во время учебы в школе учителя отзывались о нем как умном, способном ученике. Наряду с этим в Гяндже у Сахиба также появилось много друзей, он стал душой компании. Он был очень отзывчивым, добродушным, чутким. Его сердце было наполнено любовью не только к родителям, к брату и сестре, родным и близким, но и ко всем, кто был в его окружении. В 1987 году Сахиб, окончив 8 классов, успешно сдал вступительные экзамены и поступил в машиностроительный техникум.

Мама Сахиба - Сугра Гейдарова поделилась с нами воспоминаниями о сыне.

«За восемь лет учебы в школе все преподаватели были довольны моим сыном. По их словам, он показал себя образованным, воспитанным юношей. Сахиб старался помочь всем, кто нуждался, был очень веселым, не любил грустить. И если видел, что у кого –то из нас нет настроения, пытался как-то развеселить. У него было очень много друзей разных национальностей.

Гянджа, как и все города Азербайджана, была интернациональной. Здесь прекрасно бок о бок проживали и русские, и армяне, и евреи и др.

В 1991 году Сахиб завершил учебу в техникуме, защитил диплом, у него были планы поступить в ВУЗ. Но его мечтам не было суждено сбыться. На долю его поколения выпала большое испытание - защита Родины в несправедливой войне. А ведь о войне он слышал только от старших, ветеранов, переживших ад Великой Отечественной Войны, смотрел фильмы про войну.

Сахиб не мог смириться с тем, что армяне, с которыми на протяжении веков азербайджанцы делили свой хлеб, испытывали ненависть к нам, и их дружба оказалась фальшью. Они позарились на земли Азербайджана. По их вине сотни, тысячи людей стали беженцами, были изгнаны со своих родных земель. Мой сын не мог простить армянам предательства. Он отказался от всех своих планов.

Его сестра, Шахла, в то время училась в Ленинграде (Санкт-Петербург- ред.), и они переписывались. Сестра его упрашивала приехать в Ленинград, поступить в ВУЗ. Но он категорически отказывался. «Шахла, ты же знаешь я без мамы не могу, как же я ее оставлю, и приеду к тебе»,- писал он ей. Шахла это мне потом рассказала. Но я это знала.

Каждый раз, когда он приходил домой, обнимал меня, расцеловывал, «Мама, ты знаешь да, что я без тебя ни дня не проживу, я от тебя ни на шагу».

Даже его друг в Москву звал, упрашивал: «Славик, давай приезжай». Мы и его друзья называли его Славиком. Но, несмотря на, что Сахиб в Москве на заводе имени Лихачева (старейшая автомобилестроительная компания – ред.) прошел практику и у него бы шанс там устроиться на работу, он не согласился.

Он с нетерпением ждал, когда его призовут в армию. Но после Ходжалинского геноцида, его терпению пришел конец, и после его настойчивых похождений в военкомат, 15 апреля 1992 года ему прислали повестку.

Незадолго до этого у нас в гостях была родственница, ее звали Арзу. Ей по ошибке повестку прислали, и он шутил, что девушек в армию призывают, а чем я хуже их. В июне он был распределен в военную часть №777, в августе же часть передислоцировали в Садаракский район Нахичеванской АР. Он оттуда нам письма писал, и скрывал все трудности службы, но по ТВ в новостях передавали, что там идут перестрелки с противником.

В начале июля 1993 года военную часть передислоцировали в Агдам. Они участвовали в боях за села Юсифджанлы и Новрузлу. Они также воевали за села Физулинского района. 22 декабря 1993 года Сахиб погиб в бою за освобождение села Курдмахмудлу. Вместе с ним смертью храбрых пали и его друзья Октай Велиев и Намиг Мамедов.

Он был очень внимательным, не возвращался без подарков с поездок. Никого не обделял вниманием. Ему было 14 лет, когда он поехал тете в гости в Армению, в Иджеван. Привез оттуда кофейный сервис в подарок, который до сих пор стоит в серванте. Сестра любила бижутерию, обязательно ей покупал что-нибудь. У брата родился сын, так он для ребенка столько игрушек и одежды накупил.

На праздники покупал мне подносы с изображением Зейнаб Ханларовой, в то время они были в моде и пользовались большим спросом. У него была любимая девушка, о ней мы узнали, когда его не стало, а Шахла знала. Они были очень дружны. От моего Сахиба теперь остались только воспоминания.

Сахиб занимался спортом. В здании, где мы живем, в полуподвальном помещении он тренировался вместе с соседскими парнями. Один из наших знакомых даже порекомендовал его известному каратисту Физули, кажется. Но Сахиб пошел в армию. За время службы он всего один раз, и то на четыре дня приехал домой. И все эти дни он думал о боевых товарищах, он был как на иголках. Он с гордостью рассказывал о них, какие у него храбрые боевые товарищи. Перед отъездом он обещал, что еще приедет. Он радовался, что Гейдар Алиев вернулся, и был уверен, что война скоро закончится, он продолжит службу в президентской гвардии, а после завершения службы выучится на юриста.

Но все его мечты оборвались декабрьским днем ... Во время отпуска он на прощание сказал, что приедет в следующий отпуск 24 декабря. А в этот раз доставили его тело.

У Сахиба был близкий друг – Руфан. В 13 лет он внезапно умер. Сахиб сильно переживал утерю близкого друга. Мама Руфана рассказывала, что она каждое утро ходила на могилу сына. Когда она туда приходила, то видела, как Сахиб сидит возле могилы друга. И каждый день перед тем, как пойти в школу, он обязательно навещал могилу друга. Мы об этом не знали до тех пор, пока мама Руфана не сказала нам.

Он всегда был верен дружбе. У него был друг Араз. В то день, когда Сахиба должен был отправиться на полигон, он прибежал домой попрощаться и сказал: «Мама, я слышал, что Араз получил тяжелое ранение в бою и его привезли в госпиталь, мама, обязательно, навести его». Но Араз спустя несколько дней скончался. Мы не смогли сообщить Сахибу печальную весть. Мы скрыли от него, чтобы он не переживал.

У Сахиба был дар предвидения. Помню, я получила зарплату, и пришла домой в обед, положила деньги под одеяло в спальной комнате. И вечером по возвращению домой я встретила Сахиба. Он спросил: «Мама, ты получила зарплату?», а я сказала, нет. И он мне в ответ, говорит, что ты от меня зарплату прячешь. Я, шутя, сказала, нет, разве можно, я же на вас трачу эти деньги. Я не знала, что он воспримет мою шутку всерьез. И когда мы пришли домой, он сказал: «Мама, я знаю куда ты деньги положила», и достал деньги из-под одеяла. Я была в шоке. Ведь он же не приходил домой. И это был не единственный раз, когда он мог предвидеть.

Посмотрите на эту сосновую шишку, которой ровно 35 лет. Эту шишку он подобрал на дороге, когда мы приезжали в Азербайджан из Казахстана. Эту шишку он все время носил с собой, и как-то получилось, что он забыл ее у тети. И моя золовка, эту шишку посылкой отправила в Казахстан.

Он меня любя называл Məstan, обнимал и говорил «sən mənim Məstanımsan». Он не был избалованным, несмотря на то, что был младшим в семье. Сахиб был весь в отца, покойный муж тоже был весельчаком.

Сахиб, когда учился в 7-ом классе, сказал мне, что хочет поступить в военное училище имени Джамшида Нахичеванского. Я сказала ему, что придется 25 лет служить в армии, и как я буду без него? И он передумал. Если бы я знала ...

Он помнил дни рождения не только членов семьи, родных и близких, но и всех друзей. Он не забывал поздравлять их, если даже не мог купить подарок, то открыткой поздравлял.

Сахиб во время учебы в техникуме ездил на практику в Москву, и за время прохождения практики у него появились новые друзья - он как магнит притягивал к себе людей, с новыми друзьями он переписывался после возвращения домой. Большинство из них были девушки, он всегда их вспоминал с уважением. Письма приходили и после того, как Сахиб погиб. Но мы не стали их огорчать, написав, что Сахиба больше нет с нами.

Сахиб был большим любителем индийских фильмов - 27 раз посмотрел фильм «Легенда о любви». В то время по городу разъезжал кинотеатр на колесах. Билет стоил 50 копеек. Он не пропускал ни одного нового фильма. «Танцор диско» раз 20 посмотрел. У него был альбом с фотографиями индийских актеров и актрис.

После смерти Сахиба мы обратились к руководству техникума, чтобы они выдали его диплом. Вначале они отказали, сославшись на то, что он нам без надобности. Это нас рассердило, ведь это труд моего сына, и его диплом должен быть у семьи. И после нашего настоятельного требования нам выдали диплом моего сына.

P.S. Мать Сахиба Гейдарова, павшего смертью храбрых в 21-летнем возрасте, пожаловалась на безразличие гянджинского Общества ветеранов войны и семей шехидов, а также на закоронелых бюрократов, которые засели в госструктурах.

Кроме того, пожилая мать шехида незаслуженно обделена вниманием – она нуждается в медицинской помощи и материальной поддержке на лечение. Надеемся, что местные власти примут это к сведению и отреагируют должным образом.

Вафа Фараджова
Вафа Фараджова

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА