Памяти Энвера Мамедова

10:45
 Памяти Энвера Мамедова
3598

Нефтяные Камни, эта живая легенда, навсегда останутся в нашей памяти как одно из самых ярких впечатлений. Вернувшись домой, расскажу товарищам об этом морском чуде. Хочу пожелать вам самого большого счастья, удачи во всём и везде, успехов в борьбе за каспийскую нефть.  Валерий Быковский, лётчик-космонавт СССР

Нефтяные Камни – гордость нашей Родины, будущее нашего Азербайджана. Нефтяники в хорошем смысле особая нация – хорошие друзья, хорошие товарищи, во всех отношениях масштабные  люди. Мы – дети Нефтяных Камней.  Академик Азад Мирзаджанзаде

Все знали: пока Энвер Гейдарович на своём «боевом» посту, на Камушках всё будет в порядке.  Геолог Сабир Ханмамедов

Моё личное знакомство с Энвером Гейдаровичем состоялось в конце 1967-го года, когда Лаборатория подсчёта запасов нефти и газа Института Проблем Глубинных Нефтегазовых Месторождений (Академия Наук Азербайджана) начала свою работу на месторождении «Грязевая Сопка», находящемся на балансе Нефтегазодобывающего управления (НГДУ) «Нефтяные Камни». Энвер Мамедов являлся главным геологом этого самого крупного морского НГДУ. Хотя представителей этой славной азербайджанской семьи нефтяников я знал с детства, так как мои родители были в дружеских отношениях с родным дядей Энвера Мамедова Мамедджавадом Сулеймановичем Гасымзаде и его супругой Сугрой ханум.

И никогда позже я об этом не говорил Энверу Гейдаровичу. Мне было интересно наблюдать за работой и действиями главного геолога как бы со стороны и в то же время изнутри геологического отдела Управления.

В то время геологический отдел Управления размещался в старом двухэтажном здании на эстакаде. Из окна кабинета главного геолога открывался чудесный вид на море и расположенную рядом скалу, на которой обитали морские чайки. В геологическом отделе было тесновато, но благодаря вахтенной работе на Нефтяных Камнях, нам, приезжавшим в командировку, всегда находилось место.

Из этого геологического отдела вышли будущие главные геологи нескольких морских Нефтегазодобывающих управлений: Явяр Ахундов, Идрис Рзабеков, Вилен Алиев и Юнис Алиев. Это была настоящая кузница молодых профессиональных геологов в сложных условиях Каспийского моря. Лично мне нравился этот трудовой ритм на Камушках, который начинался в 8 часов утра – днём двухчасовой перерыв на обед и затем работа до 8 часов вечера.

Мы, командировочные, занимались сбором первичного материала для геологических построений (структурные карты и геологические профили) и дальше – построение подсчётных планов по горизонтам и объектам нефтяного месторождения. Это кропотливая работа, требующая аккуратности в сборе первичного материала, и очень трудоёмкая на крупных месторождениях. Тогда вся эта кропотливая трудоёмкая работа выполнялась геологами вручную – все данные копировались и заносились в специальные тетради и каталоги.

Энвер Мамедов в те годы – это молодой, красивый, улыбчивый и в то же время максимально серьёзный и требовательный к себе и подчинённым молодой человек и, надо сказать, ещё не женатый. Хотя наши товарищи, приезжающие в командировку, были моложе Энвера Гейдаровича, но все уже женатые и имеющие детей.

Я думаю, что это имело место из-за специфики работы на Нефтяных Камнях, преданности любимой работе в условиях Каспийского моря и, возможно, отсутствия собственной квартиры. Это моё личное мнение и повторюсь – у нас никогда посторонних разговоров, кроме чисто служебных профессиональных, не велось. Я так и не сказал ему, что прекрасно знаю его большую славную семью через его дядю Мамедджавада Сулеймановича Гасымзаде, будущего доктора технических наук, профессора, одного из немногих азербайджанцев-лауреатов Ленинской премии, руководителя крупных буровых организаций нефтяной промышленности Азербайджана. Когда я был ещё школьником, он попросил меня сфотографировать его в очень красивой генеральской форме нефтяников.

Это уже позже построили на Камушках многоэтажные здания, и Геологическая Служба получила просторные комнаты, если не ошибаюсь на третьем этаже Управления. Но такого вида на море, которое открывалось из окна главного геолога (в старом здании), уже не было.

Особо должен подчеркнуть состояние Геологического фонда и документации в Геологической Службе Управления. Благодаря личной работе и руководству Энвера Мамедова здесь был идеальный порядок. За последующие 45 лет работы мне довелось пройти через все Геологические Службы НГДУ на море и суше. Не умаляя заслуг других главных геологов, должен заметить, что такого порядка и качества в ведении первичной геологической документации я нигде не видел. Это был своего рода эталон в работе Геологической Службы.

После составления новых карт и профилей с учётом новых данных, мы весь полученный материал согласовывали с главным геологом Энвером Гейдаровичем Мамедовым. Конечно, бывали споры и обсуждения, но это естественно. Энвер Мамедов был очень принципиальным и грамотным специалистом. И после многократных обсуждений в результате приходили к единому мнению.

В те годы защиты завершенных работ по подсчёту запасов нефти и газа происходили в Москве в Государственной Комиссии по Запасам (ГКЗ) при Совете Министров СССР. Так продолжалось до декабря 1991-го года, когда мы были последний раз в Москве и нам объявили – всё, вы теперь самостоятельная страна, впредь защищайтесь у себя. Конечно, так и должно быть, но у нас до сих пор нет своей Центральной Комиссии по запасам нефти и газа. В ней должны работать опытные специалисты, своего рода асы своего дела. Но такой организации до сих пор нет – не хочу вдаваться в подробности, хотя у меня есть своё личное мнение по этой проблеме.

Ещё вспоминается, что в шестидесятые-семидесятые годы (год точно не помню) Энвер Мамедов и немногочисленный коллектив геологов самостоятельно выполнили отчёт «Подсчёт запасов нефти и газа месторождения «Нефтяные Камни»». В этот коллектив входил главный геолог ЦНИПРа (Цеха научно-исследовательских и производственных работ) того периода Сабир Мамедов, брат одного из самых лучших наших актёров Гасана Мамедова. Это был уникальный случай, когда сложную работу проделал не коллектив Научно-исследовательского института, а производственный геологический коллектив НГДУ.

И по этому случаю в Баку состоялась выездная сессия представителей ГКЗ СССР. Они провели в Баку соответствующую работу и утвердили защиту отчёта на так называемой выездной сессии ГКЗ СССР. Это я слышал от госпожи Москвичёвой, ответственного работника ГКЗ СССР в Москве, с которой позже приходилось многократно встречаться и работать в Москве.

Итак, прошли годы, ушёл из жизни Энвер Гейдарович. Но, не побоюсь этого слова, осталась его школа. Лично у меня осталось много недосказанного этому замечательному человеку, у нас нет ни одной совместной фотографии. Но остались его ученики, остался созданный его кропотливым трудом замечательный Геологический фонд, осталась его семья, хотя и созданная несколько поздно.

Энвер Гейдарович Мамедов жив в памяти тех, кто имел счастье с ним вместе работать.

Баку, 7-ое июня, 2018-ый год,

Сулейманов Юсиф Аллахверди оглы.

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА