Среда, 23 Мая 2018, 09:10
  • USD
  • /
  • EUR
  • /
  • RUB

Аяз Муталлибов: «Когда мы вернулись из Шуши, я не знал ни слова по-русски»

12 Мая 2018 16:00 - Социум.
Прочитано - s раз(а)

«Деятельность Ильхама Алиева и Мехрибан ханым заслуживает самого искреннего уважения»

Баку… Город, который я застал сразу после возвращения из Шуши, где мы прожили всю войну, я описал в моих мемуарах, вспоминая каждую мелочь, каждое событие, происходившее со мной в детстве и юности… И мне это очень понравилось, а если написанное нравится автору, надеюсь, понравится и читателям. На мой взгляд, это особенно важно сегодня, когда Баку поменял свою внутреннюю составляющую, и должно пройти время, пока пришедшее на смену нам, старым бакинцам, новое поколение, обретет лоск и шарм того Баку, который застали мы…

В 1946 году мы вернулись из Шуши, где работал отец после того, как его комиссовали по причине ранения. И в тот же год меня отвели в начальную школу №32, где я проучился до четвертого класса. Затем меня перевели в школу №3, которая находилась выше Баксовета… Простенькая школа с маленьким двориком, но если говорить о спорте того времени, то 3-я школа делила первенство со школой №6, самой известной своими спортивными достижениями школой Баку! А потом, после слияния мальчишеских и девичьих школ, я оказался в 189-ой школе, где в то время учились девочки.

Нас построили в школьном дворе и устроили перекличку, а мы, раскрыв рты, глазели на девочек, которые смотрели на нас из окон. Для 189-ой школы мы были далеко не подарком, потому что ученики школы №3 были, мягко говоря, очень беспокойными. Это потом, повзрослев, наши ребята остепенились, а в то время они были страшными хулиганами и, вооружившись камнями, сшибали лампы на городских фонарях. И, почему-то, все это сопровождалось громкими криками: «Ней-Помпей, Ней-Помпей!» Где Рим и римские императоры, и где 3-ья школа?!

И, тем не менее, для среднего образования слияние девочек и мальчиков было очень прогрессивным, а для нас, шалунов и хулиганов, это была возможность приобщиться к элементарной культуре… Девочки есть девочки и их присутствие очень нас подтягивало… 189-ая школа, наряду со школами №6, 23, 132, 134, считалась одной из лучших в городе, а в том, что касалось спорта, азербайджанские сборные по волейболу и баскетболу подпитывались учениками именно 3-ьей и 6-ой школ!

Жили мы с семьей на пересечении улиц Толстого и Полухина. Улица была узенькой, покрытой брусчаткой, но мы умудрялись натягивать там обычную веревку и играли в волейбол! Школу №3 окончили такие известные впоследствии волейболисты, как Роман Эйдельман и Вадим Бусалаев, а в 6-ой школе учился Фуад Мусаев, с которым мы дружили с 1949 года…

189-ая школа славилась своим сильным педагогическим составом. Помню нашего математика, Виктора Васильевича, к сожалению, фамилию я забыл, мы же обращались к учителям по имени-отчеству, и фамилии оставались в тени… Он хромал на обе ноги и был очень строгим. Когда он входил в класс, все тут же вскакивали, а он смотрел на галерку, где мы прятались за пальто и куртками: «Эй, болваны! Как жизнь?» Иветта Израилевна преподавала нам английский язык и я симпатизировал этой молодой, красивой девушке. И не я один - все мальчишки пытались за ней приударять!

Конечно, в нашем классе были заводилы, но откровенного вождизма не было. Наоборот, была общая солидарность, уважение и своеобразный кодекс чести. Баку того времени был разделен на районы, кварталы и улицы, и все мы проходили «уличные университеты», которые прививали нам навыки чести. Но если речь шла о девочках, то никто бы не посмел их обижать, а если уж такое происходило, обидчика ждало неминуемое наказание… Внутри же мальчишеской компании был свой атаман или авторитет, который решал все конфликтные ситуации. Скажем, если намечалось какое-то мероприятие или общая затея и кто-то хотел обойти это дело стороной, мы вправляли ему мозги, чтобы он не отрывался от коллектива, но до мордобоя дело почти никогда не доходило. К тому же, по характеру я был дипломатичным, и когда надо было «качать права», меня выдвигали вперед и мне это всегда удавалось!

Ну, и внешность, конечно же, мне немного помогала, хотя иногда это создавало определенные проблемы с девочками. Однажды кто-то из них позвонил в школу: «У Муталибова мама в тяжелом состоянии, передайте ему, чтобы он срочно шел домой». Вот так жестоко мне мстили некоторые девочки за то, что я не обращал на них внимания, потому что с юных лет я был довольно избирательным… Когда я смотрел на симпатичную девочку, то всегда задавал себе один и тот же вопрос – а смогу ли я найти что-то общее с ней, смогу ли я ее терпеть? Но когда я познакомился с моей будущей супругой, девочкой необыкновенной красоты, для меня вопрос был решен моментально, и с тех пор, слава Богу, мы вместе!

Вообще, отношения с девочками были возвышенными и романтичными - мы знакомились на днях рождениях друзей, обменивались телефонами, бегали на свидания, ходили в популярные бакинские кинотеатры «Азербайджан», «Араз», «Вятян», «Низами», в которых перед началом сеанса всегда играл окрест и в них играли талантливые ребята, многие из которых окончили консерваторию и стали выдающимися музыкантами. Так что, Баку тех лет по праву можно назвать музыкальным центром Советского Союза! Помню, как любители джаза специально ходили в ресторан «Дружба», чтобы послушать наших джазменов - Рафика Сеидзаде, Владимира Владимирова, Ильяса, саксофониста Володю Севмакашева, который позже иммигрировал в США и принимал участие в знаменитых джаз-фестивалях, репортажи с которых мы слушали по разным «радиоголосам».

Русский язык, как язык межнационального общения сыграл большую роль в развитии Баку, и в те годы хорошее знание языка было престижным. Помню, как однажды на активе министерства машиностроения для легкой и пищевой промышленности, куда входил наш завод, министр в конце своей речи спросил у зала: «Вам понравилось выступление директора бакинского завода холодильников?» Я, услышав этот вопрос, даже опешил, но в зале все дружно ответили, что им нравится! И тогда министр сказал: «Вот такие кадры готовит Азербайджан!»

Но что самое интересное, когда мы вернулись из Шуши, я не знал ни одного слова по-русски, потому что дома мы говорили только на азербайджанском языке! Хотя мамина ветвь - это настоящая азербайджанская интеллигенция, получившая образование в гимназиях. После землетрясения в Шемахе мой дед по материнской линии с семьей перебрался в Краснодар, и видимо с этим связано, что некоторые русские традиции всегда присутствовали в нашей семье – мы отмечали пасху, дома пеклись куличи. Но так было не только у нас, в Баку всегда отмечали праздники разных народов, культур и религий, и сохранение этой традиции является делом чести современных политиков…

Национальное самосознание, безусловно, имеет огромное значение, но оно не должно воздвигать барьеры между народами.

Как и все школьники мы время от времени сбегали с уроков, но это носило характер детских шалостей, а не злостного игнорирования занятий. Главным местом, где мы проводили время, когда сбегали со школы, были кинотеатры. Культ кино тогда был очень высок. Мы знали всех иностранных артистов, пересмотрели все трофейные фильмы, обожали итальянское кино, и такая страстная любовь к кинематографу оказывала огромное влияние на наше мировоззрение.

Но кроме занятий, кино и дружеских отношений, не последнее место в нашей жизни, особенно в старших классах, занимала одежда. 1956 год… Эпоха Элвиса Пресли… Но откуда мы, обычные бакинские парни, могли знать, как одевается Элвис!? И, все же, в Баку каким-то чудесным образом молодежь старалась подражать стилю американского певца! В те годы меня, почему-то, причисляли к стилягам, хотя стилягой я не был, просто модно одевался в те скромные времена.

Особенно среди нас выделялся Вовка Владимиров - ковбойская шляпа, прикид, кок, густо смазанный бриолином, туфли на толстой каучуковой подошве… Баку был городом особенным, где в одной точке сошлись разные культуры и языки, и такое глубокое проникновение и погружение в лучшие проявления европейской цивилизации являлось визитной карточкой и достоянием Азербайджана! Я видел это, наблюдая реакцию немногочисленных во времена Советского Союза иностранцев, которые ходили по нашим улицам с задранными головами и не верили своим глазам, ведь в Баку была представлена архитектура во всех ее течениях, от готики до Востока. А ведь кто все это строил? Нефтепромышленники на свои деньги! Так что, у нас нет необходимости думать о том, каким путем нам идти – мы давно уже в Европе! И в этом плане деятельность Президента Азербайджана Ильхама Алиева и его супруги Мехрибан ханым заслуживает самого искреннего уважения, ведь благодаря им Баку стал тем современным городом, от которого приходят в восторг все, кто к нам приезжает, и это и есть наилучшее проявление любви к родине…

Нам необходимо сохранить традиции мультикультурализма, толерантности и понимания того, что русский язык - это путь во внешний мир. Спроси у иностранца, знает ли он что-нибудь об азербайджанской литературе? И вряд ли вы услышите положительный ответ… Мы же, благодаря знанию русского языка, перечитали всех классиков мировой литературы, и были в курсе самых выдающихся книжных новинок того времени, и мне бы очень хотелось, чтобы наши дети и внуки продолжили эти замечательные традиции нашего Баку!

Аяз Муталибов, советский и азербайджанский политический и государственный деятель, первый президент Азербайджана (1990—1992)

P.S. Сегодня Аяз Муталлибов отмечает 80-летний юбилей. Желаем ему крепкого здоровья! 

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10