Пятница, 25 Мая 2018, 07:23
  • USD
  • /
  • EUR
  • /
  • RUB

Экс-вице-премьер: «Гейдар Алиев поручил, кроме воды, гостей ничем не угощать»

10 Мая 2018 16:36 - Политика.
Прочитано - s раз(а)

«Я не решился пригласить Гейдара Алиева на свадьбу сына»

Сегодня  95-я годовщина со дня рождения архитектора и созидателя современного независимого Азербайджана, выдающегося государственного деятеля, гениального сына и Общенационального лидера нашего народа Гейдара Алиева. Воспоминаниями об этой великой личности с Vesti.Az поделился бывший заместитель премьер-министра Азербайджана (1994-1999 годы) Иззет Рустамов.

-Я знал Гейдар Алиева с 1969-го года, когда он был избран  первым секретарем Центрального комитета партии  АзССР. В то время я работал  научным сотрудником в университете, впервые увидел Гейдара Алиева во время его выступления в  клубе имени Дзержинского, где проводилось  мероприятие по случаю 50-тилетия Азербайджанского государственного университета (АГУ).

Как известно, во время СССР русский язык был государственным языком, и Гейдар Алиев должен был выступить именно на русском. Но он нарушил все каноны и вопреки ожиданиям выступил на родном азербайджанском языке.

Я с 1954-1955 гг. учебного года  на почасовой основе преподавал  диалектический материализм, историю философии  и другие предметы в АГУ. В эти годы Гейдар Алиев учился заочно на русском секторе  исторического факультета.

Всем было интересно увидеть Гейдара Алиева, который работал  в комитете госбезопасности.  Он был высокий, статный мужчина. Отмечу, что именно к нему обращались за помощью в решении  ряда проблем  как республиканского, так  и всесоюзного масштаба.

В 1973 году мою кандидатуру выдвинули на пост секретаря  парткома АГУ. И мне сказали, что Гейдар Алиев одобрил мою кандидатуру. 

Кстати,  он  знал мою семью. Мой  двоюродный брат, полковник Юсиф Рустамов работал в комитете госбезопасности. Он также  знал и других моих  родственников. После того, как Гейдар Алиев дал «добро», в университете было проведено собрание, на котором была объявлена моя кандидатура. 

19 апреля 1974  года в здании  ЦК Компартии  Гейдар Алиев принял меня в качестве секретаря парткома.  Во время нашей беседы он сказал, что качество моей работы будет зависеть от числа выявленных взяточников в вузе. Этим он намекал на то, что в университете работал один преподаватель, который подозревался в мелком взяточничестве. Сразу же после того, как этот факт был выявлен,  были приняты соответствующие меры.

На следующий день после нашей встречи, 20 апреля  Гейдар Алиев  посещает драматический театр (Аздрама-ред.), где он спросил у Мехти Мамедова  (председатель Театрального общества - ред.): «Что  вы можете рассказать о  театрализации  драматических произведений Гусейна Джавида?». 

Покойный Мехти Мамедов сказал, что до последнего времени были определенные трудности по этому вопросу.  «Но после того, как были опубликованы методологические статьи Иззета Рустамова, мы с большим рвением взялись за это дело», - сказал он.

В советское время, я, как и все азербайджанцы, гордился тем, что Гейдар Алиев – великий сын Азербайджана, занимает высокие посты в правительстве, в ЦК компартии СССР  и т.д., и он завоевал высокое уважение.

Все помнят выступление Гейдара Алиева в постпредстве Азербайджана в Москве на следующий день после кровавой январской трагедии, учиненной советскими войсками в Баку. Он не побоялся  назвать эту трагедию преступлением против  азербайджанского народа, он дал политическую оценку кровавым событиям, отметив, что они были совершены с целью задушить национально-освободительное движение.

Подчеркну, что в те годы, когда я работал  заместителем премьер-министра Азербайджанской Республики,  я возглавлял  Государственную  комиссию по подготовке и проведению мероприятий, связанных с годовщиной трагедии  20-го января.  И тому была своя причина.

Еще до назначения на  должность вице-премьера,  меня с супругой пригласили в Аппарат президента, где проводилась встреча с родителями шехидов Карабахской войны. 

Мой сын  Мазахир Рустамов, Национальный Герой Азербайджана, добровольно ушел на войну, и погиб в  1992-ом году. И мы как родители шехида пришли на встречу вместе Тахминой – младшей дочуркой Мазахира. На встрече мне дали слово, и это было мое первое выступление перед Гейдаром Алиевым.

Как известно, 3 декабря 1994-го года я был назначен заместителем премьер-министра по гуманитарным вопросам. Мое назначение было для меня самого неожиданным.  Мне сказали, что Гейдар Алиев  ждет меня у себя в кабинете.  Я зашел в приемную примерно в полночь, и прождал его до трех часов ночи.

Затем в ходе беседы он мне сказал: «Иззет, я тебя назначаю заместителем  премьер-министра.  Завтра в 13.00  будь на заседании. А 8 декабря  летишь в  Рим  на встречу в офисе Всемирной Продовольственной Программы», - сказал он. Я был взволнован, так как никогда не был за рубежом.  Поездка была удачной. Я справился с порученной мне задачей.

В апреле 1995 года  вместе с Гейдаром Алиевым мы принимали участие на собрании Еврокомиссии. Гейдар Алиев был приглашен в качестве гостя, им было интересно узнать о феномене Гейдара Алиева.  В числе участников были отец и сын Буши, Билл Клинтон и другие видные политики. 

Как только мы зашли в зал  собрания, они стали задавать вопросы,  Гейдар Алиев поразил их знанием международного права. Они были поражены, так как перед ними стоял гений политики, великий деятель Гейдар Алиев.

После собрания Еврокомиссии Гейдар Алиев встретился с нашими соотечественниками, проживающими в странах Европы, которая была очень душевной.  Они специально приехали,  чтобы встретиться с президентом.  Гейдар Алиев на встрече  особо подчеркнул, что где бы они не были - они азербайджанцы, и Азербайджан - их Родина, и об этом они должны всегда помнить.

Даже по возращению в Баку в самолете Гейдар Алиев продолжал работать.   После того как Гейдар Алиев обсудил важные вопросы с премьер-министром Фуадом Гулиевым, он позвал меня.  Первое, что он спросил у меня касалось раздачи гуманитарной помощи, «Иззет, в Наримановском районе Баку были допущены  нарушения, ты поинтересовался, в чем там дело?», - спросил он. 

Скажу, что он до мелочей  знал все, что касалось беженцев и вынужденных переселенцев.  Он был в курсе всего.

Гейдар Алиев был очень внимательным человеком. 16 октября 1996 года, в бытность мою вице-премьером, я председательствовал на конференции с участием представителей арабских стран.

Я сидел посередине, слева от меня сидел  Гейдар Алиева и рядом с ним бывший президент Судана. Слева от меня сидел наш шейх-уль-ислам.  Я   обратился к Гейдару Алиеву: «Господин президент, садитесь перед микрофоном».  Гейдар Алиев повернулся ко мне и тихо сказал: «Иззет, будь спокоен, ты председатель заседания, и микрофон должен стоять перед тобой».

После заседания мы все вышли,  я подошел к Гейдару Алиеву и сказал, что  20 октября состоится свадьба моего младшего сына Октая. Он  поздравил и пожелал счастья.  Потом я  добавил, что вчера у меня  родилась внучка.  Он звучно засмеялся и сказал: «Иззет, и ей желаю счастья».  Но я не  решился пригласить Гейдара Алиева на свадьбу сына. 

Как-то на одном из мероприятий, проводимых во Дворце республики, глава МИД Гасан Гасанов после разговора  с Гейдаром Алиевым подошел ко мне и сказал: «Президент поручил вам ехать в Рим».  Гасан Гасанов отметил, что  в Риме пройдет  заседание Продовольственной и сельскохозяйственной  организации Объединенных Наций (ФАО), где соберутся главы государств и правительств 140 стран.  Среди участников заседания ФАО был также и Фидель Кастро. Я впервые в жизни увидел Фиделя Кастро, жаль, что не сфотографировался. Это было впечатляющей встречей для меня.

По завершению заседания я позвонил  Гейдару Алиеву, доложил ему о том, как все прошло на высшем уровне. Он  радовался за меня больше, чем я.  Я все же представлял Азербайджан.

Помню во время визита Збигнева Бжезинского в Азербайджан, мы поехали в Сабирабад, посетили  места временного проживания вынужденных переселенцев.

Бжезинский в беседе со мной отметил, что приехал в Азербайджан  по поручению Билл Клинтона, чтобы изучить феномен Гейдара Алиева. Он сказал, что волновался, когда шел на прием к Гейдару Алиеву. 

Когда я приехал обратно, Гейдар Алиев сделал мне замечание.  И тому причиной было то, в ходе поездки Бжезинского в Сабирабад там был накрыт стол, и в числе угощений была черная икра. Богатый стол был накрыт Исполнительной властью района, чтобы показать гостеприимство.  Гейдар Алиев был возмущен тем, что, мол, вы едете к вынужденным переселенцам и  угощаете  гостя  черной икрой. Вот такой глубокой личностью был Гейдар Алиев.

После Бжезинского в Азербайджан приехал бывший  госсекретарь США Игель Бергер с сыном. Гейдар Алиев заранее предупредил меня, чтобы во время поездки по районам, кроме воды, гостей ничем не угощать.

Мы отвозили всех иностранных гостей в Сабирабадский, Саатлинский, Имишлинский, Билясуварский и другие районы, где жили в трудных условиях вынужденные переселенцы. Мы даже засняли на видеокассету  вынужденных переселенцев, которые жили в товарных вагонах.  Гейдар Алиев отвез эту кассету на встречу с Биллом Клинтоном.

Гейдар Алиев был большим патриотом своей Родины, он посвятил всю свою жизнь своему народу, все его старания были направлены на благосостояние своей страны. Он был не только великим  политическим деятелем, но отличным семьянином.

Гейдар Алиев очень любил  смелых, честных людей, и презирал лицемеров и трусов. 

Как вы знаете, во время строительства отеля «Европа» были допущены ошибки, и сам Гейдар Алиев сказал, что только Иззет смог  смотреть мне  прямо в  глаза в отличие от остальных присутствующих на собрании.

Не каждый мог смотреть в глаза Гейдару Алиеву. Гейдар Алиев был человеком  силой воли, решительным. Гейдар Алиев  с уважением относился к деятелям искусства.

Он был очень начитанным человеком, у него была феноменальная память.  

В 1996-м году  9 мая мы все  собрались у памятника Ази Асланова на Аллее Шехидов и возложили цветы.  И шейх-уль-ислам,   обратившись к Гейдару Алиевe, сказал: «Господин президент, сын Иззета  Рустамова тоже здесь покоится». Гейдар Алиев с волнением спросил: «Где?».  

Могила моего сына находится  в 15-ти метрах от памятника Ази Асланова. Когда Гейдар Алиев подошел к могиле, то увидел меня с моей супругой Рафигой ханум и внучкой Тахминой - дочерью Мазахира. Тахмине тогда было 3,5 года.   

Гейдар Алиев взял на руки мою внучку, и этот момент был запечатлен на фото. И каждый раз, когда он видел Тахмину,  у него глаза наполнялись слезами, он был человек тонкой души.  

Я до 15 января 1999 года проработал в Кабинете министров. По долгу службы я был слишком строг. В один день мне сказали, что Гейдар Алиев поручил найти для тебя подходящую работу, и чтобы я написал заявление об уходе. 

В своем заявлении я отметил, что в одну из зимних ночей  вы неожиданно назначили меня на должность заместителя  премьера, и теперь прошу в эту зимнюю ночь, было 15 января, освободить меня от занимаемой должности  и назначить на должность, которую вы считаете подходящей. 

Я вместе с заявлением явился к Гейдару Алиеву, и он во время встречи сказал, что  как я могу освободить от должности Иззета Рустамова по его заявлению, я ведь  поручил, чтобы нашли хорошую должность для Иззета Рустамова.

Меня хотели назначить директором Института  усовершенствования учителей, но я отказался. Я попросил  дать мне работу в Бакинском государственном университете. И меня назначили проректором  по международным связям БГУ.

Тогдашний министр образования Мисир Марданов  поздравил меня с назначением с большим букетом цветов. Я до лета  2004-го работал проректором, а с 2004-го года по настоящее время руковожу кафедрой социологии.  

В конце хочу отметить, что светлая память об этом великом человеке будет жить не только в моем сердце, но и в сердце всего азербайджанского народа.

Вафа Фараджова

Статьи
ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10