Понедельник, 21 Мая 2018, 09:15
  • USD
  • /
  • EUR
  • /
  • RUB

АЯН МИР-КАСИМ: Времена не выбирают ЧЕГО ХОТЯТ ЖЕНЩИНЫ?

25 Апреля 2018 08:56 - Культура.
Прочитано - s раз(а)

Знаю: гадая, и мне обрывать

Нежный цветок маргаритку.

Должен на этой земле испытать

Каждый любовную пытку.

Анна Ахматова

Все когда-нибудь возвращаются туда, где всё начиналось… И я вспоминаю, как была привязана в детстве к нашему семейному гнезду… Теперь я давно уже не ребенок, но где бы ни жила, в каких краях бы ни путешествовала, моей любимой дорогой стала дорога домой…

Любая девочка ждет своего принца на белом коне и мечтает о том, чтобы было как в сказке – «Жили они долго и счастливо, и умерли в один день». Это тот идеал, к которому стремятся все без исключения женщины. И в том, что эти мечты не всегда сбываются, не виноваты ни женщины, ни мужчины. Поколение 90-х вряд ли сможет когда-нибудь залечить душевные раны до конца, не все смогли пройти это тяжелое испытание без потерь. Даже ребенок, рождаясь, кричит, потому что у него расширяются легкие, и ему больно дышать. Но, взрослея, мы об этом забываем и дышим не задумываясь. Всю жизнь мы боремся, преодолеваем какие-то препятствия, душевную боль и страдания, и живем дальше… Думаю, каждому из нас достается разная доля благополучия и несчастий. Но главный вопрос заключается в том, как мы преодолеваем эти внешние обстоятельства, выводят ли они нас на новый духовный уровень, или же наоборот, ожесточают и погружают во мрак озлобления и бессилия. Иногда мы задаем вопросы о причинах тех или иных превращений, и не каждый получает на них ответ. Но, может быть, обращаться нужно не только к небесам, или каким-то иным «далеким объектам»?.. Может быть, ответ гораздо ближе?.. В наших семьях, родителях, корнях, учителях?..

Всю жизнь мы несем на себе отпечаток нашего воспитания и тех людей, которые кропотливо и бережно нас создавали. И далеко не каждому выпадает счастье, чтобы в его жизни были не только потрясающие родители, но и выдающиеся педагоги. Мне в этом плане чудесно, сказочно повезло. Естественно, символом яркого мужского, лидерского начала в моей жизни был, безусловно, мой папа, Октай Мир-Касым.

Он был пятым, самым младшим сыном в семье, и потерял своего отца в пятнадцатилетнем возрасте. Уход отца из жизни стал причиной долгих и болезненных переживаний. Даже сейчас, пройдя весьма непростой жизненный путь, он говорит, что именно потеря отца стала первым серьезным испытанием, вызвавшим в нем зарождение чувства ответственности, ускорила процесс возмужания, взросления. Возможно, поэтому он рано создал семью и сам стал отцом.

Одним из самых ярких его качеств является неравнодушие ко всему, что происходит: и в двух шагах от него, и на всей планете. Иногда кажется, что он считает себя ответственным за все ошибки, которые совершаются вокруг него даже совершенно незнакомыми людьми. Удивительно: иной раз он готов, отложив пусть даже невероятно важную лично для него работу, броситься помогать кому-то из учеников или коллег, или просто кому-то, кто обратился за помощью. Я вообще поражаюсь тому объему информации, который он держит в голове! Папина память обладает уникальной способностью хранить все подробности жизни своего рода, и это есть великое объединительное начало и любовь к своим корням, к своему Племени в самом широком и благородном смысле этого слова.

Именно неравнодушие отца и его способность к сочувствию и бескорыстному участию в делах других людей приводит к тому, что он невероятно болезненно переживает предательство. От людей он требует лишь одного – чтобы они в ответ на его открытость и искренность были хотя бы правдивы в общении с ним. К сожалению, это невозможно… Но он, как это ни печально, неисправим. Идет по жизни с открытым забралом и без камня за пазухой. И снова и снова с надеждой, что «на этот раз уж никто его не предаст!» Мне кажется, он все-таки слишком идеализирует людей, дружбу, «структуру бытия». Но это не является его недостатком. Напротив, это его великое достоинство, признак чистоты и силы… Мама говорит, что он, как Дон Кихот, не устает сражаться с ветряными мельницами. Скажу по секрету, что я думаю: на самом деле это вовсе не мельницы, и из них весьма полезно время от времени вытряхивать пыль. Папа обладает еще одним уникальным качеством – весь негатив у него стирается: память у него неплохая, но он не хранит в своей душе дурных намерений. Слабые мстят… Сильные прощают… А папа – счастливый, потому что он все забывает и вновь становится открытым этому миру, как ребенок. И как ребенок тянется к таким же чистым и открытым людям, которых, слава Богу, совсем немало в его жизни. И еще: у нас две черепашки, и папа заботится о них с невероятным трепетом – они вместе с моей дочерью Джейран построили для них хороший домик и постоянно интересуются их аппетитом. Папа при этом говорит, что они весьма прожорливы, но он прощает им этот недостаток. А ведь это всего лишь хладнокровные рептилии…

Папа и мама напоминают мне двуглавого дракона – доброго, крупного, мощного и надежного. Между ними царит такая гармония, что мне всегда казалось – их встреча была предопределена свыше. Что касается папы, то для нас с сестрой он никогда не был просто отцом – это отец в квадрате, в кубе, в бесконечности. Для меня папа – это самая значительная часть родительского дома, корней, надежной опоры. Некоторые люди, вспоминая свое детство, часто говорят, что им не очень хватало отцовского внимания и заботы. А мне их всегда хватало, потому что в нашей жизни он присутствовал постоянно, и, учитывая его беспредельную энергию, у него должно было быть больше детей. Вообще, мои родители обожают детей, и в нашем доме неделями и месяцами гостили племянники и племянницы, дети дальних родственников и друзей. Если кому-то надо было срочно уехать, все знали – детей можно оставить у Мир-Касимовых, и с ними все будет в порядке. Сейчас, конечно же, наша жизнь не так насыщена, а раньше двери нашего дома вообще не закрывались, и наше детство было ярким, интересным, многолюдным, почти карнавальным!

Папу всегда отличало какое-то запредельное бесстрашие. Порой мне кажется, у него напрочь отсутствует инстинкт самосохранения. Он мог, например, вдруг встать и отправиться в какие-то дальние дали. Наверное, из папы, если бы он жил в древние времена, получился бы хороший воин. Или бесстрашный первооткрыватель, который, увидев пропасть, был бы уверен, что он через нее перепрыгнет.

Еще одним ярким впечатлением в моей жизни оказались мои Учителя – Алексей Владимирович Баталов и Борис Викторович Ардов. Однажды, когда я еще училась во ВГИКе, мы привезли на кинофестиваль, который тогда проходил в Баку, целую программу. В один из дней я пригласила Бориса Викторовича к нам в гости. Он долго стоял посередине нашей квартиры, будто вглядываясь в какие-то невидимые другим знаки, а потом сказал: «Ваш дом похож на открытую ладонь!» И это абсолютная правда, потому что наш дом всегда был открыт для людей. Поэтому мне всегда крайне сложно найти в своих детских воспоминаниях какой-нибудь вечерок в нашем доме проведенный в кругу собственной семьи.

То, что судьба свела меня с удивительной семьей Баталовых-Ардовых, не могу назвать иначе, как Великий Дар Провидения. К тому же, я имела счастье быть не только их студенткой, но и стать другом семьи, быть вхожей в дом Ардовых-Баталовых, где познакомилась с их мамой, ученицей Станиславского, Ниной Ольшевской. В стенах этого дома бывали поистине великие люди – Анна Ахматова, Борис Пастернак, Фаина Раневская и множество мхатовских артистов эпохи Станиславского.

Баталов и Ардов всегда говорили о том, что есть талант от Бога, а есть от дьявола. То, что дается Всевышним – это абсолютно чистое предназначение человека быть артистом, про остальных же Ардов говорил: «Это не актеры, это – «аркашки». Так что, я уже в студенческие годы осознала, что в нашей профессии есть самые разные октавы – нижняя, средняя, высокая и совершенно прозрачная верхняя. Кстати, люди очень часто не понимают разницы между понятиями «актер» и «артист». Артист – это личность, художник, творец, актер же – это нечто более узкопрофессиональное. Благодаря тому, что наша профессия очень «честная», наглядная, определить, кто «аркашка», а кто артист от Бога, можно с первых же минут. Наивысшая октава проявления себя в искусстве – это быть не просто «специалистом лицедейского ремесла», но также просветителем, наставником, миссионером, пришедшим к нам, чтобы с великим доверием поделиться сокровенными мыслями. Все это прекрасно знал и учил этому великий Станиславский. Для всего мира он не просто режиссер и педагог, прежде всего, это ученый, создавший великую систему, и это высочайшая октава творческого человека.

На мой взгляд, главными составляющими таланта Алексея Баталова являются благородство ума, неимоверная воля и доброта, которой в последнее время как-то мало уделяют внимания, и даже игнорируют. А между тем, именно вечная, непреходящая и не иссякающая доброта и является той самой главной и весомой составной частью таланта, жизненно необходимой для того, чтобы быть Учителем. И только тот артист, который с доброй щедростью делится своим талантом, становится любимым. В Алексее Баталове, в этом изысканном, рафинированном интеллигенте, эти качества блестяще сошлись! Безусловно, он – абсолютная «звезда» советского кинематографа, и носит этот Звездный Знак с огромным достоинством, но и к его чести с некоторой самоиронией. При всей своей гигантской славе, он был для нас истинным донором, и несмотря на его сумасшедшую занятость, совершенно не щадил себя на занятиях. Алексей Владимирович довольно часто отказывался от съемок, и каждая из его ролей становилась избранной. Кроме своей великолепной артистической деятельности, он большую часть своей жизни посвятил именно наставничеству, приложив колоссальные усилия, чтобы сохранить принципы актерской школы, заложенной Станиславским, которая до сих пор оберегается во ВГИКе как самое бесценное достояние. Баталов дал всем нам такой мощный творческий заряд, что наши «батарейки» работают до сих пор! Когда у меня появляется новая роль, эти «батарейки» каким-то образом подключаются.

Иногда я задумываюсь – чем же мое поколение отличается от поколения наших учителей и наших родителей? Ответ, кажется, достаточно прост: мы – молодые старички, а они – просто люди, не знающие слова «возраст».

Вряд ли мой отец, или кто-то из его друзей могли бы применить к своему кругу выражение «Золотая молодежь». Хотя они, безусловно, были ею! По силе таланта, по культуре, обаянию, любви, которую к ним питало общество. Представьте компанию: незабвенные Рафик Бабаев и Эльчин Мамедов, замечательные Фархад Халилов, Азер-Паша Нейматов, Октай Мир-Касимов! 1980-й год…

Вообразите предновогодние улицы Баку, по которым шествует шумная процессия с гитарами, аккордеонами, в масках и разодетых в красочные костюмы: клоуны и цыганские гадалки, пираты на костылях, габсбургские принцессы, знатные японки, мушкетеры!.. Человек двадцать поющих, хохочущих, танцующих и улюлюкающих сумасшедших! Сенсация! В таком обличье вся честная компания инкогнито заявляется на новогодний ужин в Дом Актера, где ждут совершенно других людей – чинных, солидных, в костюмах-тройках, вечерних платьях и меховых накидках!

А мы, их детишки, одетые в какие-то бархатные платьица и костюмчики с галстучками, остались дома, за накрытым столом. Новый год мы встречали как старички – чинно поели салатик оливье, жареную курочку, выпили лимонад, откушали тортик, дружно посмотрели новогодний «Огонек», а потом заснули, кто где мог… У нас потом никогда не было такой возможности, чтобы встретится и организовать карнавал, подобный тому, что устраивали наши родители. У нас уже началась взрослая жизнь – бесконечная учеба, перестройка, война, боль и ужас, неизвестность, страх… А мы должны были влюбляться, создавать семьи, рожать детей, определяться в профессии. Но все это происходило в самый трагический период истории, отсюда и такое количество разводов, и сломанные судьбы, и бесконечные отъезды. Это касалось не только Азербайджана, это было глобально… Такой виток Истории… Жаловаться и сокрушаться по этому поводу абсолютно бессмысленно… Говорят, Бог посылает человеку столько испытаний, сколько он сможет вынести. Значит, нашему поколению выпала участь пройти через эти испытания. Правда, и поколению наших родителей приходилось не сладко, но их молодые годы пришлись на вторую половину ХХ века, так называемую «оттепель», которая совпала с их молодостью, любовью и профессиональным расцветом. Кстати, в этот же период было создано множество прекрасных произведений искусства, светлых, романтичных, наполненных гармонией. Даже в фильмах моего отца главный герой всегда отстаивает свои принципы и, несмотря на то, что на этом пути он теряет почти все – материальное благополучие, любимых людей, работу, но с ним остается главное богатство – Честь и Достоинство.

Сегодня мир предлагает другие стандарты. В Герои выдвинулся очаровательный, остроумный и элегантный циник, «плохиш» и потребитель, который почему-то всем симпатичен и всеми приветствуется. Приветствуется с той же долей любви и тепла, на которую он сам способен. На мой взгляд, с почти нулевой долей, к сожалению. Зло вообще заразная штука, и современные люди инфицированы им, без надежды на иммунитет, и порой для того, чтобы запустить этот часовой механизм, достаточно легкого толчка.

Хочу поделиться с читателем одной, возможно причудливой, мыслью: мне очень хочется, чтобы мир на мгновение отвлекся от своей бухгалтерии, спокойно и несуетливо посмотрел по сторонам, перелистал бы страницы Прошлого, внимательно вгляделся в Настоящее и не боялся Будущего. И тогда, быть может, после сильно затянувшихся бессмысленных блужданий в темных лабиринтах в отношения между людьми вернутся не до конца исследованные частицы Души, которые, соединяясь, образуют то, что называется Любовь.

Аян Мир-Касим,

Актриса

Рубрика «О чем говорят женщины?» выходит на Vesti.Az при поддержке кафе «Aphora».

www.coffeaphora.az

Nizami 83

Бахрам Багирзаде

Статьи
ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10