Вторник, 19 Июня 2018, 00:44
  • USD
  • /
  • EUR
  • /
  • RUB

Лавров уходит, карабахский конфликт остается – КАК БЫТЬ?

04 Апреля 2018 20:00 - Политика.
Прочитано - s раз(а)

Но и тут отношение двоякое

Несмотря на то, что информация о том, что в составе нового кабинета В.Путина не предусматривается место для министра иностранных дел Сергея Лаврова, еще официально не подтвердилась, все равно, предположения об его уходе и безусловно, назначение на пост государственного секретаря США директора ЦРУ М.Помпео уже расцениваются многими как новая веха во внешней политике обоих государств. 

  

Безусловно, основных ориентиров, если можно так выразиться, архитектуру внешней политики определяют в первую очередь, сами президенты. Президент именно тот человек, за кем остается последнее слово в принятии решений и конечный адресат системы, которая должна вырабатывать политические решения. 

Но и главы внешнеполитических ведомств также вносят в этот сложный процесс свой «скромный» вклад, т.к. какими бы информированными не были бы первые лица - главы государств, все равно и они нуждаются в советах, а иногда даже в подсказках своих первых дипломатов.   

Лавров, как министр иностранных дел соседней страны, запомнился азербайджанцам в основном по двум причинам. В определенный период времени азербайджанские аналитики всерьез задумались о деталях биографии российского министра. Это случилось тогда, когда Лавров намеревался назначить послом в Азербайджан своего любимчика – проармянского дипломата. Но официальный Баку сразу остановил этот процесс и не дал соответствующего агремана кандидату Лаврова.         

Другой же раз это случилось тогда, когда Лавров высказался по поводу Нагорного Карабаха и как–то сказал, что карабахский вопрос не является внутренним делом Азербайджана! Эти слова вызвали бурные обсуждения в Баку, и всем стало ясно, что российский министр иногда просто не в состоянии приглушить в себе «зов предков» и невольно, даже сам этого, не желая (так ли?..), выступает с проармянскими заявлениями…         

Но мы, азербайджанцы, как правило, незлопамятные и даже чересчур забывчивые. Поэтому не удивительно, что, несмотря на то, что все это было буквально несколько месяцев тому назад, сейчас об этом мало кто помнит. Но есть другое, более важное обстоятельство, которое даже теперь не забыто. Да, речь идет о, т.н. «плане Лаврова».

Наши горе–соседи, армяне постоянно остро иронизировали по этому поводу, намекая, что на самом деле, с самого начала никакого «плана Лаврова» не было и якобы все это было выдумкой журналистов.

Возможно, так и было, как говорится, им виднее, т.к. о планах Лаврова они были больше осведомлены. Но как же быть с разговорами о «промежуточном статусе» для Нагорного Карабаха?

Как быть с комментариями о «промежуточном варианте разрешения конфликта», якобы объединяющем основные черты поэтапного и пакетного вариантов разрешения конфликта? Или же как забыть, что по сравнению с предыдущими периодами заметно увеличилась интенсивность дипломатического процесса?..           

  

Конечно, и все это тоже можно отправить в архивы дипломатических служб. Но опять же, буквально недавно еще один приближенный человек Кремля – на этот раз политолог Александр Дугин заявил, что документ, предусматривающий возвращение пяти районов уже готов к подписанию…     

Что же делать? Все это, как и прежние усилия по мирному разрешению карабахского конфликта и будет историей, или же получит новый импульс с приходом следующего министра? А кто им будет? К сожалению, об этом говорят только в коридорах МИД  России,  и то шепотом…     

Но для нас важнее совсем другой вопрос: что обещает уход Лаврова Азербайджану? В любом случае, отношения между Баку и Москвой от этого, как говорится, сильно не пострадают.

Во-первых, президентом России вновь будет В. Путин. Кроме того, Лавров не был дипломатом-идеологом. Когда его назначили министром, коллеги подшучивали, что будучи представителем России в ООН  он больше запомнился  своими требованиями о представлении больше прав курящим дипломатам в штаб-квартире организации…           

Во-вторых, этническая принадлежность С. Лаврова постоянно была причиной обоснованных и даже необоснованных подозрений, и после его ухода этого уже не будет.

В этом контексте мы уже кое-что заметили. Добавим еще то, что именно благодаря Лаврову Армения, будучи членом Евразийского Союза, смогла подписать соглашение и с Европейским Союзом - хотя не стоит забывать и такое обстоятельство, что в этом в какой – то степени, был заинтересован сам Кремль, который почти согласен членством в обеих организациях при определенных условиях и который на Армению смотрел, как на своего первого десанта в ЕС.     

            

Но интенсивный и плодотворный диалог с Турцией, тесное сближение двух стран после длительной паузы тоже приходятся именно на период, в течение которого министром иностранных дел был опять же господин Лавров. И это еще раз доказывает, что ориентиры российской дипломатии определял отнюдь не Лавров.

Возвращаясь к вопросу об отношениях Баку и Москвы, можно заметить, что многое зависит от самого Путина, от его геополитических планов. Путин правит  Россией уже около двадцати лет, поэтому нет веских причин ни для особых тревог,  ни для радужных надежд.

Армяне уже пишут о расширенном Евразийском Союзе. Фантазия Жириновского вообще не имеет предела – Владимир Вольфович думает, что в ближайшие годы Азербайджан и Таджикистан войдут в состав России…

Но ни армяне, ни Владимир Вольфович не ведают или же умышленно умалчивают один вопрос: что же в ближайшие годы будет с самой Россией?

Вспомните, первая «холодная война» также была анонсирована Великобританией. Все началось именно с известной «Фултонской речи» У.Черчилля. Думается, что и на этот раз англосакская солидарность возьмет вверх. Конечно, госпожа Т.Мэй - не У.Черчилль, даже не М.Тэтчер, но это не помеха…

Сейчас взоры российских интеллектуалов обращены в сторону Азии. Тут сразу на ум приходит союз с Китаем, тем более, что попытки в этом направлении уже были и достаточно вспомнить Шанхайский Союз. Но это перспектива не очень -то по душе россиянам.

Во-первых, геополитические ориентиры Китая еще точно не определены и «поднебесная империя» не желает проблем с США. Во-вторых, и в историческом плане Китай всегда больше был обороняющим государством, нежели нападающим. Иногда нам кажется, что даже Великая Китайская стена имеет вполне определенный смысл – она указывает пределы геополитических устремлений страны.

Россияне большие надежды возлагают на отношения с Ираном, особенно, с Турцией. Даже некоторые аналитики называют Анкару «неиспользованным геополитическим активом» России.

Но и тут отношение двоякое. Некоторые надеются, что России удастся «оторвать» Турцию от Североатлантического Блока. Другие же пишут, что российским интересам больше отвечает Турция, как член НАТО.

Конечно, есть и третьи, которые с открытым подозрением относятся к Турции и считают, что Анкара и Москва - потенциальные соперники на Кавказе и в Центральной Азии.

Одним словом, в футурологическом плане сама Россия представляет не меньшего интереса, чем скажем, Азербайджан или Таджикистан. И не плохо было бы, если уважаемый Владимир Вольфович свои способности ясновидца использовал и в этом направлении…

Гусейнбала Салимов

Статьи
ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10