Четверг, 18 Января 2018, 19:40
  • USD
  • /
  • EUR
  • /
  • RUB

Карабахский дипломатический сериал уже всех достал

13 Декабря 2017 20:00 - Политика.
Прочитано - s раз(а)

Понятно, что нужны меры принуждения в отношении агрессора

После сочинской встречи глав Турции и России, особенно, после заявления Эрдогана о том, что президент Путин не очень-то оптимистичен, всем стало ясно, что и в проблеме Нагорного Карабаха еще один календарный год завершился.

Но как ни странно, процесс на этом не остановился, за этим последовали визит сопредседателей Минской Группы ОБСЕ в Анкару и еще одна безрезультатная встреча министров иностранных дел Азербайджана и Армении.

Визит сопредседателей в Анкару планировался еще в прошлом году, как говорится, в разгар плана Путина–Лаврова по урегулированию карабахского конфликта. Признаться, и у нас были определенные надежды в этом контексте.

Наконец–то он состоялся, и сопредседатели обсудили проблему с министром иностранных дел Турции М.Чавушоглы.  Конечно, само по себе это событие уже было новым штрихом в процессе урегулирования карабахского конфликта, т.к. косвенным образом свидетельствовало об усилении позиций Турции.

Но с точки зрения результативности, на которую мы вынуждены обращать больше внимания, оно не стало чем-то особенным, и не случайно, что не только для международных, даже для местных наблюдателей осталось почти незамеченным.

Что касается встречи Мамедярова-Налбандяна и она стала всего лишь обыденным элементом официальной политической хроники и ее упомянули только по одной причине–СМИ обязаны освещать политическую хронику текущего дня.

Но тут интересен другой момент. Министр иностранных дел Э.Мамедъяров и сотрудники пресс–службы министерства постоянно твердят об одном и том же – переговоры должны быть субстантивными, то есть, результативными.

И мы, как простые граждане, только мечтаем об этом, т.к. тридцатилетний «карабахский дипломатический сериал» уже всем достал, и все нетерпением ждут, когда же наступит переломный момент в этом мучительном сценарии?

Безусловно, наши дипломаты каждый раз подчеркивая необходимость «субстантивности» ( от английского substantive discussion – результативное, продуктивное обсуждение) переговорного процесса, с этим стараются делать тонкий дипломатический намек в адрес Армении: Азербайджан уже не хочет вести переговоры ради переговоров.

Но очевидно, что одними дипломатическими намеками карабахская проблема с мертвой точки не сдвинется, хотя даже подобные намеки могут быть предвестниками длительных дипломатических пауз или же даже началом очередной военной фазы в процессе разрешения конфликта.

Чтобы переговоры действительно были субстантивными – результативными, армянская сторона должна кардинальным образом пересмотреть или же должна быть вынужденной пересмотреть свои позиции в отношении карабахской проблемы.

А для этого или мировое сообщество вместе с Россией, или сама Россия одна, должны оказывать конкретное давление на Армению, т.к. даже опыт других конфликтов показывает, что без определенного политического, экономического и военного давления на агрессора, или же как принято говорить в современной конфликтологии, без принуждения к миру добиться существенных позитивных сдвигов в процессе разрешения подобных проблем почти невозможно.

Но к сожалению, ни мировое сообщество само, и ни Россия подобных шагов вовсе, не предпринимают, в противном случае, требования СБ ООН не остались бы на бумаге.

В последнее время, особенно, после каталонских событий, по крайней мере, в Европе уже начинают более трезво относиться к этническому сепаратизму, т.к. буквально недавно на Брюссельском саммите ЕС впервые не сделали «исключение» для карабахской проблемы.

До этого же на абхазские и осетинские конфликты, на приднестровскую проблему смотрели с одной, на карабахскую же проблему с другой призмы и не секрет, что Запад в отношении территориальной целостности Грузии, Молдовы и Украины занимал более четкую и однозначную позицию, нежели в отношении Азербайджана.

Даже помнится, еще в 90–е годы, в известном Лиссабонском саммите ОБСЕ, это стало предметом острых разногласий, только в самый последний момент наконец-то по карабахскому вопросу было сделано отдельная «оговорка» в тексте декларации.  

Сказать, что после этого мы сильно продвинулись в этом вопросе – это было бы явным преувеличением. Поэтому, лично я, когда слышу бесконечные разговоры о «субстантивности» переговоров, невольно спрашиваю себя: а не занимаются ли наши дипломаты с филологией?

Ведь, пока мы не видим практического воплощения этого принципа! Безрезультативные переговоры продолжаются, и наши дипломаты не пропускают ни одну встречу со своими армянскими коллегами, хотя, казалось бы, уже даже обсуждать нечего – ведь, армяне ничего нового не предлагают и уже десятилетиями занимаются с преднамеренным затягиванием переговорного процесса.

Конечно, в подобной ситуации винить только наших дипломатов, было бы не совсем корректным. Не знаю, что будет через сто лет, пока дипломаты всего мира склонны говорить с позиции силы и дипломатия является всего лишь одной важной ветвью в комплексной государственной политике.

В апреле прошлого года мы попытались, как говорится, помочь нашим дипломатам. После длительной паузы Азербайджан, наконец, решил оказать серьезное военное давление на агрессора.

Но проблема остается, и мы должны как-то ее решить. Думается, для этого надо оставить дипломатическую филологию и ответить на один вопрос: как же нам в действительности, сделать переговоры субстантивными или результативными?

Понятно, что нужны меры принуждения в отношении агрессора. Но как их реализовать?

Вот и в этом–то все дело! Поэтому, не исключено, что с точки зрения теории дипломатии новый термин - «субстантивность» (хотя русские источники его автором считают пресс-секретаря президента России господина Дмитрия Пескова) министра Э.Мамедъярова и действительно, является очень важным вкладом в отечественную дипломатию. Но еще раз повторяем, что нас мало интересуют теоретические изыскания наших дипломатов и для нас важнее практическое воплощение этого принципа, - ведь, прошло немало времени, но в карабахском вопросе конкретных, ощутимых результатов у нас пока нет.

И дипломатические «намеки» через некоторое время утрачивают свой смысл и предназначение, превращаются в пустую дипломатическую акустику. И не стоит забывать, что и люди, наши простые сограждане с нетерпением ждут, что когда же, наконец-то, эти переговоры станут действительно субстантивными– результативными? Ведь, и они устали от бесконечных переговоров, от визитов «туристов» Минской Группы ОБСЕ!

По секрету могу сказать, что в названии любой статьи по карабахской проблематике достаточно лишь упомянуть выражение «Минская Группа»,- ее уже никто читать не будет.

Поэтому вовсе, не хочется, что и наши отечественные дипломаты оказались в положении «туристов» Минской Группы, - поверьте, если так продолжится, и слово «субстантивный» станет предметом острых насмешек, возможно, даже анекдотов.

В начале отметили, что после каталонских событий в Европе вырисовываются контуры нового отношения к этно-сепаратизму. Если быть правдивым, в принципе, так было всегда, т.к. не только международное право, в том числе интересы государств, даже современная философия демократии и прав человека, глобализма в основном направлены против этнического сепаратизма, чем в его поддержку.

В мире подавляющем большинстве за «этническими волнениями» стоят вполне определенные геополитические интересы и этнический сепаратизм иногда находит поддержку лишь благодаря сложным геополитическим нюансам в отношениях крупных держав.

Это особенно проявляется в очагах этнического сепаратизма в постсоветском пространстве. Карабах, Абхазия, Осетия, Приднестровье, Восточная Украина и Крым всего лишь расплата за независимость и свободу, т.к. Азербайджан, Грузия, Молдова и Украина до сих пор продолжают оставаться перед суровой дилеммой: или независимость и суверенитет или же территория!

Поэтому думается, что рано или поздно и инертное мировое сообщество «созреет», наконец-то, поймет настоящую истину. Уже в Грузии, Молдове и Украине решили, что вести бесконечные и безрезультативные переговоры с кремлевскими дипломатами бесполезно, лучше усилить и расширить связи с другими государствами и институтами, и самое главное, называть все своими именами, нести настоящую правду о своих проблемах и разоблачить агрессивную политику России.

В отличие от них Азербайджан выбрал чуть иной путь. Мы с Россией проводим более умеренную политику. Безусловно, само время покажет, какой подход был более продуктивным.

Есть сомнения и по другому вопросу. В последнее время часто спрашиваем себя: используя термин «этнический сепаратизм» не уменьшаем ли мы масштабов армянской агрессии?

Ведь, реальная география армянской агрессии гораздо шире. Она охватывает не только нагорный и равнинный Карабах, но и затрагивает Нахчыванскую Автономную Республику и западные районы Азербайджана!

Но с другой стороны, мы не признаем «НКР», как отдельного вектора в конфликте, переговоры ведем с Арменией, и все наши дипломатические и политические усилия направлены против нее.

Поэтому по сути наша политика отражает и этно-сепаратистский характер конфликта и его другое составляющее–агрессию Армении. Будем надеяться, что такой комплексный подход рано или поздно приведет к конкретным результатам. Но дипломатия всего лишь «язык» государства и ее «острота» зависит и от других факторов.

Гусейнбала Салимов

Статьи
ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10