Вторник, 12 Декабря 2017, 14:30
  • USD
  • /
  • EUR
  • /
  • RUB

БТК на фоне Карабаха: не козырной туз, но на валета тянет

22 Ноября 2017 20:00 - Политика.
Прочитано - раз(а)

Сбалансированная игра Азербайджана в региона продолжается

Открытие железной дороги Баку-Тбилиси-Карс (БТК) стало значимым событием октября. В церемонии открытия БТК 30 октября в Баку приняли участие президенты Азербайджана, Турции, премьеры Казахстана, Грузии, Узбекистана и представители Кыргызстана и Таджикистана. Этот стратегически важный транспортный коридор, который обеспечит прямую связь между Европой и Азией в обход России, строился около 10 лет. Общая протяженность БТК составляет 826 км, предполагаемая пропускная способность на первом этапе - 1 млн. пассажиров и 6.5 млн. т грузов. На втором этапе объем грузоперевозок может достигнуть 17 млн. тонн и 2 млн. пассажиров в год.

Строительство БТК началось в конце 2007 года с расчетом на завершение к концу 2010 года. Однако, этим планам помещали начавшийся середине 2008 года глобальный финансовый кризис и сложный рельеф маршрута прохождения БТК. В последующем сроки завершения строительства переносились несколько раз, в том числе из-за растущей стоимости проекта. Первоначально стоимость проекта составляла 422 млн. долларов, однако уже в начале 2016 года азербайджанская сторона заявила, что из-за сложности рельефа стоимость проекта возросла до 775 млн. долларов.

Согласно же другим данным, только объем выделенных Азербайджаном кредита Грузии для строительства БТК составляет 775 млн. долларов. Если учитывать расходы на строительство турецкого участка, а также расходы на модернизацию и реконструкцию железнодорожной системы Азербайджана, то, вероятно, стоимость проекта БТК составляет не меньше 900 млн. долларов. Стоит учесть, что в последующие годы планируется завершение остаточных работ по проекту БТК и его оптимизации. Например, через год в Карсе планируется завершение строительства логистического центра, стоимостью 27 млн. долларов и способного переваливать до 0,5 млн. тонн грузов в год.

Шокирующим может выглядеть заявление премьера Казахстана Бакытжана Сагинтвева, на церемонии открытия в Баку, о том, что в проект БТК в целом было инвестировано более 10 млрд. долларов. Премьер Казахстана, рассматривая БТК как звено транспортного коридора "Шелковый путь", по всей видимости, обобщил затраты на создание железнодорожной магистрали от Китая до Европы, а также перевалочных пунктов в портах Актау, Туркменбаши и Баку. Напомним, что Астана, помимо строительства железной дороги, соединяющий Казахстан с Китаем, фактически завершила модернизацию порта Актау с целью увеличения его грузопотока. Теперь пропускная способность порта доходит до 19,5 млн. тонн груза в год и может быть увеличена до 30-50 млн. тонн в год.

БТК строился за счет средств Азербайджана и Турции. Западные инвесторы не стали финансировать проект, в чем свою роль сыграл негативная реакция в США на решение Азербайджана, Турции и Грузии реализовать региональный проект, способный усилить изоляцию Армении в регионе. Однако, ни США, ни Евросоюз не стали препятствовать строительству БТК, поскольку проект отвечал стратегии Запада по созданию прямого транспортного сообщения между Западом и Востоком в обход России в рамках стратегии "Великий Шелковый путь", что усилило бы экономическую независимость стран Южного Кавказа и Центральной Азии.

Отметим, что по программе развития железных дорог Турции под проливом Босфор в Стамбуле построен железнодорожный тоннель Мармарай, который в будущем станет частью трансконтинентального железнодорожного маршрута от Великобритании до Китая и Южной Кореи. В этом плане проект БТК имеет стратегическую важность и для Запада. Кроме того, и в США, и в Европе всегда существовало понимание невозможности участия Азербайджана и Армении в совместных региональных проектах при наличии карабахского конфликта. Такое понимание ситуации у Запада сформировалось еще в конце 90-х годов при выборе маршрутов экспорта энергоресурсов Азербайджана.

БТК рассматривается также как одна из веток китайского инфраструктурного проекта "Один пояс – один путь" и может способствовать транспортной интеграции стран, расположенных в коридоре Восток-Запад. Страны Центральной Азии рассчитывают, что с вводом в эксплуатацию БТК они смогут ослабить транспортную зависимость от России и получат дополнительные доходы от транзита грузов следующих с Запада на Восток и обратно.

На сегодня товарооборот между Китаем и ЕС достигает 500 млрд. долларов, а объемы грузов, следовавшие только из Китая в Европу, превышают 240 млн. тонн в год. Даже десятая часть транзита этих объемов через Центральную Азию и далее по БТК обещают существенные доходы транзитным странам. Согласно двум тестовым перевозкам, осуществленным в 2015-2016 гг., транзит грузов из Китая по этому маршруту составит около 10-15 дней, тогда как альтернативный полностью морской маршрут подразумевает приблизительно 40-45 дней.

Это обстоятельства, как считают Турция, Азербайджан, Грузия, Казахстан и Туркменистан, станет важным фактором, побудившим китайский бизнес диверсифицировать маршруты поставок грузов в Европу. В настоящем для китайского бизнеса популярным является маршрут Чунцин–Достык–Москва–Брест–Лодзь–Дуйсбург. Однако, с завершением проекта БТК появляется альтернатива, причем, по мнению экспертов, привлекательным не только в плане сокращения времени доставок грузов, но и в плане уменьшения транзитных расходов.

Некоторые российские эксперты выражают сомнения, что участникам проекта БТК удастся обеспечить достаточную загруженность этого транзитного маршрута, особенно в направлении с Запада на Восток. Однако, судя по всему, уже через некоторое время, после завершения в 2018 году строительства новых портов в Туркменбаши и Баку, БТК сможет заработать на полную проектную мощность, поскольку и Китай и Евросоюз нацелены на диверсификацию маршрутов экспорта своих товаров. Этому, в определенной степени, вынуждает агрессивная политика России, сложившаяся после аннексии Крыма ситуация не только в российско-украинских отношениях, но и в отношениях между Москвой и Брюсселем.

Диверсификация маршрутов экспорта товаров и для Пекина, и для Брюсселя важна не только в плане экономической безопасности, но и в плане развития отношений со странами Южного Кавказа и Центральной Азии без оглядки на Россию. Неслучайно, что ЕС, в своем заявлении по случаю открытия БТК, отметил, что расценивает это как "большой шаг в развитии транспортной системы, соединяющей ЕС, Турцию, Грузию, Азербайджан и Центральную Азию" и соответствующим целям "Восточного партнерства", а также центрально-азиатской стратегии Брюсселя.

Ввод в эксплуатацию БТК определенно усилит региональную ось Турция-Азербайджан-Грузия (ТАГ). Экономическая составляющая этой оси в последнее время дополняется военно-политическими аспектами в контексте обеспечения безопасности стратегических энергетических и транспортных проектов. Так, вопросы региональной безопасности и совместной охраны энергетических и транспортных проектов находились в центре внимания на очередной встрече 17 октября в Тбилиси министров обороны Турции, Азербайджана и Грузии. Ось ТАГ, по линии членства Турции в НАТО и оборонных программ США и Североатлантического альянса в Грузии и Азербайджане, постепенно превращается в фактор сдерживания агрессивности России.

Такие проекты как Баку-Тбилиси-Джейхан, Южный газовый коридор, а теперь и железная дорога БТК, способствуют усилению влияния Турции на Южном Кавказе, что очень важно для Азербайджана в деле создания баланса военно-политическому союзу Россия-Армения. Углубление военного и военно-технического сотрудничества между Турцией и Азербайджаном, которые в сентябре провели очередные совместные военные учения, является не маловажным фактором, в какой-то степени вынуждающим Россию, по крайней мере, думать о необходимости изменения статус-кво в зоне карабахского конфликта.

Появление "плана Лаврова" после эскалации конфликта в апреле 2016 года, предусматривающего возвращение части оккупированных азербайджанских территорий вокруг Нагорного Карабаха, указывает на понимание Москвой того, что нынешний статус-кво в зоне конфликта может привести к возобновлению войны, с большой долей вероятности вовлечения в него России и Турции.

Примечательно, что президенты Алиев и Эрдоган, на следующей день после церемонии открытия БТК, провели очередное заседание Совета стратегического сотрудничества Азербайджана и Турции. По итогам заседания президенты Алиев и Эрдоган заверили, что Баку и Анкара будут и дальше углублять союзные отношения между двумя странами, при этом развивая военное и военно-техническое сотрудничество. Заявления президентов, судя по всему, в большей степени адресованы России, которая усиливая военную поддержку Армении, на самом деле старается укрепить невыгодный для Азербайджана статус-кво в карабахском конфликте.

Более того, на фоне формального существования Содружества Независимых Государств (СНГ), что стало очевидным и на саммите лидеров стран СНГ 11 октября в Сочи, из Москвы все чаще звучат заявления о необходимости присоединения Азербайджана к Евразийскому экономическому союзу (ЕврАзЭс). С очередным таким заявлением накануне саммита СНГ выступил и советник президента России по вопросам евразийской интеграции Сергей Глазьев, заметив, что "расширение Евразийского экономического союза и интеграция всего Кавказа в Союз поможет решению трудных политических вопросов, в том числе карабахского конфликта".

Советник президента России не первый российский политик, который обещает разрешение карабахского конфликта при одинаковом вовлечении Армении и Азербайджана в интеграционные проекты России. Такие заявления указывают на то, что без каких-либо гарантий нахождения в орбите влияния России со стороны Азербайджана и Армении в урегулировании карабахского конфликта продвижений ожидать не стоит.

Однако своими последними внешнеполитическими шагами Баку дает понять, что не спешит с решением присоединиться к интеграционным проектам России, поскольку членство, например, в ЕврАзЭс не дает каких-либо гарантий урегулирования карабахского конфликта по принципу соблюдения территориальной целостности Азербайджана. Россия просто не может дать такие гарантии, чтобы сохранить военно-политический союз с Арменией. Баку, понимая это, стремится, по мере возможности, вести независимую политику, как по линии двухсторонних отношений, так и по линии участия в международных и региональных структурах, и тем самым получить больше поддержки для укрепления своих позиций в регионе.

По этой причине Баку и продолжает поддерживать альтернативные проекты на постсоветском пространстве, например, ГУАМ, в котором фактически объединились страны бывшего Советского Союза, пострадавшие от политики реваншизма России. Неслучайно, что на заседании СМИД ГУАМ 8 октября в Тбилиси, по случаю 20-летия создания этой организации, особо было подчеркнуто сотрудничество и поддержка друг друга в вопросе восстановления территориальной целостности. Примечательно, что в итоговом заявлении МИД стран ГУАМ особо подчеркнули намерения и дальше углублять сотрудничество организации со США.

Завершение проекта БТК, очевидно, повлияет на темпы реализации проекта по соединению железных дорог Азербайджана, Ирана и России в рамках транспортного коридора Север-Юг. Вопросы ускорения этого проекта и находились в центре трехсторонней встречи президентов Азербайджана, Ирана и России 1 ноября в Тегеране. Для России вопрос реализации совместного с Азербайджаном и Ираном транспортного проекта становится приоритетным, поскольку немалая часть грузов из Ирана и Азии могут обходить Россию, и поступать в Европу по маршруту БТК.

Такая ситуация позволяет президенту Алиеву более или менее успешно продолжать политику баланса между интересами основных геополитических игроков в регионе. Хотя политика баланса так и не привела к решению карабахского конфликта и разногласий по разграничению Каспия, однако она позволяет Азербайджану, с одной стороны, избежать обострения отношений с Западом, Россией и Ираном, а с другой, обособляться, как от российских, так и европейских интеграционных проектов.

БТК повышает региональный статус Азербайджана, чем Баку, очевидно, захочет воспользоваться для выстраивания отношений с Евросоюзом в новом формате без дополнительных внешне и внутреннеполитических обязательств. На встрече 4 октября в Баку с делегацией Комитета по политике и безопасности Совета Европейского Союза, затрагивая вопросы переговоров по новому соглашению о партнерстве с Еврокомиссией и своего участия на саммите "Восточного партнерства" в конце ноября, президент Алиев вновь заявил о необходимости применения ЕС "индивидуального подхода" в отношении Азербайджана. Это, с точки зрения Баку, не будет ставить Азербайджан перед необходимостью геополитического выбора.

Вне всякого сомнения, БТК станет неплохим рычагом давления со стороны Баку в карабахском вопросе. Выражаясь языком азартных игроков, если даже и не козырной туз, то на козырной валет тянет.  Так что сбалансированная игра Азербайджана в региона продолжается, причем с большей уверенностью.

 

Тунал Азери

Статьи
ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10