Пятница, 24 Ноября 2017, 09:29
  • USD
  • /
  • EUR
  • /
  • RUB

Он дал слово спасать азербайджанцев от болезней сердца - БЕСЕДЫ С БАХРАМОМ

13 Ноября 2017 09:00 - Социум.
Прочитано - раз(а)

«Я надеюсь, что эти благие намерения не останутся лишь на бумаге»

Пожалуй, ни один орган человеческого тела не может похвастаться таким обилием фраз, описывающих его состояния, как сердце. “По велению сердца”, “со спокойным сердцем”, “открытое сердце”, “слушать свое сердце”, “сказать в сердцах”, “сердце ушло в пятки”, “любить всем сердцем” … А в одной из советских песен сердце и вовсе сравнивали с “пламенным мотором”, что, впрочем, не так уж далеко от истины. Если же оно перестает слаженно работать -это серьезный повод обратиться к специалисту. К счастью, такие в нашем городе имеются и сегодня я бы хотел познакомить вас с одним из лучших – учредителем и председателем Ассоциации сердца и здоровья Азербайджана, доктором медицинских наук, талантливым кардиохирургом и очень позитивным человеком Рашадом Махмудовым.

- Рашад, здравствуйте. Пожалуйста, расскажите о Вашей семье. Есть ли в ней медики?

- Да, мой прадед, Мирзаали бей был врачом. Какое-то время жил в Иране, в Ардебиле. В 1919 г. был послан семьей в Германию учиться. Также, кроме врачебной деятельности, был знатоком газелей и, после возвращения из Германии, подружился с великим Шахрияром на почве любви к поэзии. А в начале прошлого века прадед перебрался с семьей в Астару.

Следом за ним врачом стал и его сын, мой дед, который долгое время работал в Астаре. В Великую Отечественную войну, во время вспышки инфекционных заболеваний, дед, заразившись от своего больного, умер, не дождавшись нужного антибиотика (их тогда доставляли морским путем). Случилось это за 15 дней до окончания войны…

Мой отец долгое время был председателем райисполкома Астаринского района, вторым секретарем и вообще очень активным человеком. Сейчас его нет в живых, он скончался в результате сердечного приступа, когда я обучался за границей. Мама очень рано осталась сиротой и воспитывалась в семье своего дяди, а потом выучилась на медсестру. Мои старшие брат и сестра тоже врачи. Сестра – гинеколог, а брат долгое время работал в области экспертизы, затем приобрел вторую специальность – юриста. Возможно, в самой истории нашей семьи есть некий психологический аспект, благодаря чему мы все выбрали делом своей жизни профессию врача.

- Какие воспоминания остались у Вас о школьных, а затем институтских годах?

- Очень хорошие, теплые. Школьные годы сыграли большую роль в формировании моего характера. Я учился в Астаре и еще застал советскую систему обучения. Лично для меня основным ее достоинством были педагоги – самые лучшие, какие только могут быть. Практически все они были настолько ответственны, внимательны по отношению к нам, что по сей день я вспоминаю их с теплотой и благодарностью. Кроме того, у нас был очень хороший класс, да и я сам был очень активен не только в учебе, но и в общественных делах, связанных с работой пионерской, а затем комсомольской организаций. Несмотря на то, что в ряды комсомола вступали в 7 классе, доверие ко мне преподавателей было таким, что решено было принять меня в ряды комсомола не только на год раньше, но и избрать председателем комитета комсомола школы! Это было беспрецедентно по тем временам, а для меня стало мощным стимулом большей активности.

Старшие классы учебы пришлись на смутные 90-е, время, когда огромная страна Советов стала рушиться, изменились взгляды не только на образовательный процесс, но и другие сферы жизнедеятельности человека. На первый план вышли материальные ценности, торговля. В те годы многим людям было трудно найти применение своим навыкам, в том числе и членам нашей семьи. И все же я считаю, что именно благодаря этим изменениям, я получил очень важный шанс в своей жизни. Сдав в Баку экзамен, смог выехать в Турцию, в г. Измир для продолжения образования. Нас было трое: я, Шахин Мурсалов и Аббасали Аббасалиев (с последним мы сейчас работаем вместе, а доктор Шахин - кардиолог в одном из центров в Анкаре). Тогда мы были практически первыми студентами с постсоветского пространства и очень остро ощущали разность образовательных систем и языковой барьер: ведь мы не знали латинского алфавита. Из-за этого происходили разные курьезы, но все же мы попросили, чтобы нас направили на обучение, а не языковые курсы. Думали, что в крайнем случае останемся на второй год. Но Бог придал сил и мы окончили первый курс с очень высокими баллами. Кроме того, в Турции так заведено, что ежегодно выбирается студент, набравший самое большое количество баллов. И мы, три азербайджанца, были выбраны в числе этих успевающих студентов, а Аббасали еще и стал самым лучшим студентом во всей Турции. Это было прекрасное время в нашей жизни! Но осознали мы это годы спустя. А тогда, в течение трех лет вели такой напряженный образ жизни, что иногда даже не понимали, где находимся. Наш день начинался с 7 утра и заканчивался в 2 часа ночи.

- На каникулы-то хоть домой приезжали? Каким вспоминаете Азербайджан тех лет?

- Конечно, навещал семью, родных, в основном, летом. В те годы, когда никакой мобильной связи и интернета не было в помине, поездка за рубеж была почти что стрессом. К тому же, это сейчас, когда ездим в любую точку мира, ничему особо не удивляемся, так как у нас все это имеется. Но мы говорим о 90-х гг. прошлого века. Представьте себе состояние юного человека, приехавшего навестить семью, родных, по которым соскучился и заставшего в своей стране атмосферу хаоса и неразберихи. И если это ощущалось в самой столице, то ситуация в регионах была просто плачевной. Кроме того, все осложнялось крайне нестабильной политической ситуацией. Позднее, благодаря возвращению в Азербайджан нашего лидера Гейдара Алиева и восстановлению стабильности и спокойствия, особенно после подписания нефтяных контрактов, жизнь людей стала налаживаться, начали происходить изменения во всех сферах общества, в том числе, в медицине. А тогда, в начале 90-х, радостного, в общем-то, было мало и мы не видели здесь для себя абсолютно никаких перспектив.

Наверное, все это сыграло немалую роль в том, что мы стали еще более прилежны в учебе и отчаянно стремились к успеху. Планы были одни: стать настолько успешными, чтобы суметь интегрироваться в медицинскую среду турецкого общества, а там и в Европу. Мы отдавали себе отчет, что после завершения шестилетней учебы, не должны останавливаться. Ведь далее следуют резидентура и докторантура. Из желающих сдать специальный экзамен 30 тысяч человек, лишь 500 могли получить право на дальнейшее обучение. Благодарение Богу, что мы, трое друзей, смогли пройти эти экзамены и получили места – двое в Эгейском университете Измира, а один (это был Шахин) - в Анкаре, в университете Гази. Эти пять лет учебы также были полны интересными событиями, защитой научных работ, экзаменами, 5-летней практикой, участием в различных конференциях. В 27 лет я написал главу в книге “Хирургия аорты”, изданной в Турции и по сей день пользующейся большой популярностью среди специалистов по сердечным заболеваниям. Наконец, в 31 год я получил степень кандидата медицинских наук, с правом работать в Турции в качестве кардиохирурга. Я даже не очень заметил, как пролетели 12 лет учебы. Это произошло, во многом, благодаря нашим педагогам. В Турции труд педагога высоко оценивается государством. И они платят тем же своим студентам: готовностью делиться опытом, знаниями, временем. До сих пор, вспоминая наших учителей, наполняюсь чувством благодарности и радости, что они были со мной в тот отрезок жизни. И, если бы представилась возможность, хотел бы снова прожить эти годы заново, чтобы вновь испытать те эмоции, стать еще более старательным и внимательным студентом. Потому что, чем больше ты черпаешь знаний и энергии от педагогов, тем больше сможешь передать дальше, как по цепочке, своим ученикам.

- В общем, в Вашей жизни все складывалось как нельзя лучше?

- Именно так. После окончания учебы я устроился по специальности в KENT Hospital, построенный совместно с англичанами в 2003 г. и считающийся одним из лучших в Измире. К слову, многие из моих преподавателей тоже работали там. Но произошедшая вскоре трагедия заставила меня переосмыслить свою жизнь заново и сделать довольно крутой вираж.

Дело в том, что после окончания института, я опрометчиво дал слово себе самому, что в мире никто не должен умирать от болезней сердца. Это стало моим девизом и целью. И, наверное, поэтому первым большим ударом для меня стала внезапная смерть отца от остановки сердца.

Эта личная трагедия заставила меня задуматься о многих вещах в жизни. Надо сказать, что незадолго до того, как я выбрал специализацию в области кардиохирургии, отец написал мне письмо, которое я храню до сих пор, как семейную реликвию. В нем он рассказывает о визите в Азербайджан знаменитого американского кардиохирурга Дебейки, его встрече с президентом Гейдаром Алиевым и обсуждении ими создания в будущем центра по изучению проблем сердца. Отец писал, что не знает, намерен ли я связать свою судьбу с кардиохирургией, но если да, то в Азербайджане скоро появится реальная платформа для моей будущей профессии. Вот такое предвидение, или пророчество, назовите, как хотите.

И однажды, во время ночного дежурства, меня начали одолевать странные мысли. Я размышлял так: “Пройдя через испытания, я теперь пожинаю плоды своего усердия. У меня есть все, о чем может мечтать человек. Я работаю в одной из лучших клиник. Женат на одной из самых красивых девушек Измира. Получаю отличную зарплату за свой труд, что немаловажно для семейного человека, и могу смело смотреть в будущее, планировать его. Я нахожусь в зоне комфорта и благополучия, выйти из которой скоро не будет не то, что желания, но даже возможности. Я вряд ли вернусь на Родину… Но как я буду договариваться со своей совестью? Значит, я смирился со смертью отца? И мне не хочется попытаться изменить что-то у нас, в Азербайджане, чтобы число людей, умирающих от болезней сердца, сократилось? Значит, я забыл об обещании самому себе?” Вот какие мысли витали в ту ночь 2004 года в моей голове…

Надо отметить, что тогда в Баку был лишь один центр, в котором я мог бы найти применение своим способностям – Центральная клиническая больница, куда некоторые турецкие врачи приезжали проводить операции. Остальные клиники не были оснащены необходимым оборудованием. Так вот, той же ночью я позвонил туда и переговорил с директором. Он, хоть и удивился, но в то же время очень обрадовался, сказав, что они мечтают о национальных кадрах, так как приезжие врачи обходятся им дорого. “Мы очень хотим, чтобы азербайджанцы, получившие образование за рубежом, возвращались обратно”, - сказал он.

Но все же мне необходим был совет. И я решил обратиться к одному из моих любимейших преподавателей, человеку, вложившему в мой профессиональный рост много труда, профессору Суаду Букету, с которым нас связывали дружеские отношения. Он работал в этом же госпитале зав. отделением. Мы встретились в одном из старинных и красивых мест Измира – Каршияка и я рассказал ему о своих планах по возвращению домой.

Профессор Суад был так ошеломлен и даже разгневан моим решением, что не мог прийти в себя около получаса. Затем, успокоившись, спросил, во имя чего я это хочу сделать. Я ответил: “У меня есть Родина, в которой проживает 10 миллионов моих сограждан. Вы так же, как и я, знаете, что смерть от сердечно-сосудистых заболеваний в Азербайджане стоит на первом месте. Как врач-профессионал в этой области я не могу находиться в стороне от этой проблемы. Потеряв отца, я пережил стресс и не хочу гадать, кто станет следующим. И дело не только в моих близких.

Любой человек, нуждающийся в моей помощи, имеет ко мне отношение, а каждый, кого я смогу спасти, для меня – член семьи. Профессор, ведь Вы сами учили нас этому?” Когда я все объяснил учителю, он обратился ко мне с такими словами: “Рашадджиим! (Уменьшительно-ласкательное выражение, означающее “мой дорогой” - Прим. Ред.). Ты знаешь, что я получил образование в Америке, в Нью-Йорке, и мог бы там остаться, была у меня такая возможность. Тем более, что тогда, в 80-е годы, кардиохирургия в Измире была развита слабо. В то же время мне пришли заманчивые предложения из нескольких хороших клиник Стамбула. Но я, ради родителей, решил вернуться в Измир и теперь, по прошествии 15 лет, думаю, что это было верное решение. Все мои мечты осуществились. Поэтому, если я сейчас скажу тебе “не уезжай”, поступлю эгоистично, так как сам когда-то поступил по велению сердца. А посему, иди, ты на верном пути!” Признаюсь, если бы Суад бей не поддержал меня в тот решающий момент, я бы никуда не тронулся с места.

- Почему это было так важно для Вас?

- Знаете, у меня, как и у каждого мыслящего человека, есть свои моральные ценности, в числе которых - получение благословения у самых близких людей. В первую очередь это, конечно же, наши родители. Иначе не будет нам сопутствовать успех. Далее следуют наши педагоги. Я преподаю, а некоторые мои ученики скоро сами станут педагогами. Они интересуются, в чем секрет моей успешности и я отвечаю, что всегда, на каждом этапе своей жизни, просил благословения у всех, кто вкладывал в меня свой труд, время и энергию. Поэтому мои дела ладятся. Мне бы хотелось, чтобы ученики продолжили эту традицию.

Если же смотреть глубже, в корень вопроса, то надо быть в ладу со своей совестью. Это - важнее всего и стоит на первом месте. Если совесть неспокойна и ты конфликтуешь сам с собой, то о каком благословении вообще может идти речь?

- А как к Вашему решению отнеслась супруга? Вы говорили, что она уроженка Измира?

- Наше знакомство с супругой, Айлин, произошло благодаря моей профессии. Я тогда обучался в резидентуре, а ее мама была пациенткой профессора Суада Букета. С того самого момента, как мы увидели друг друга, началась наша история любви. Да, супруга родом из Измира, района под названием Каршияка, жители которого очень привязаны к этому месту. Есть даже поговорка среди местных девушек: “Когда мы выходим замуж, то не переезжаем в Измир. Это наши мужья должны переселиться в Каршияка”. Но когда мы создали семью, она обещала поддерживать меня во всех жизненных перипетиях, и сдержала свое слово. Когда я сказал ей о своем намерении вернуться в Азербайджан, она не раздумывая согласилась на переезд и всего через… десять дней мы уже были в Баку. За это время я успел попрощаться со всеми, с кем пересекался по работе, во всех медицинских центрах. Конечно, многие из этих людей, несмотря на хорошее отношение, не понимали мотива моего поступка. Но тем не менее, в каждом медцентре мне устраивали прощальный вечер. Да и я прощался так, чтобы не оставлять “путей к отступлению”, так, что если бы в Баку у меня ничего не получилось, я не смог бы возвратиться обратно.

Я знал, что будет нелегко, но первые два месяца оказались самыми тяжелыми. Адаптация, невозможность заниматься любимым делом… это было почти невыносимо. Профессор Суад Букет, с которым мы все время были на связи, дал мне понять, что все Измирские центры готовы принять меня в любое время, если я решу вернуться. Но гордость не давала возможности бросить все и вернуться к обустроенной жизни в Турции.

В этот трудный момент Всевышний вновь помог мне, указав выход из положения. На одной из встреч мне посоветовали обратиться к тогдашнему главврачу больницы Нефтяников Фахраддину Джавадову, представляя его, как человека инновационного и имеющего планы на будущее. Я записался на прием и, вместо выделенных десяти минут, мы проговорили … шесть часов! В результате, я все-таки возвратился в Измир, но в другом качестве. Уже будучи уверен, что в Баку откроется кардиохирургический центр, набрал команду в 12 человек из персонала больницы Нефтяников с целью прохождения ими практики и приобретения опыта в KENT Hospital. Это было необходимо, чтобы они научились работать со мной синхронно, понимая с полуслова. Через год, в мае 2005 г., мы вернулись и приступили к работе в открывшемся в больнице Нефтяников отделении кардиохирургии.

Открытие было приурочено ко дню рождения общенационального лидера Гейдара Алиева, а первой нашей пациенткой была 9-летняя девочка Хадиджа, которую мы прооперировали 9 мая. На 13-14 мая планировались две операции по коронарному шунтированию на открытом сердце. Это была первая такая операция для меня в Баку, я волновался и поэтому снова позвонил Суад бею: рассказал о предстоящей операции, своем волнении и пошутил, что, мол, как мне было легко и просто, когда я это делал в вашем присутствии. Профессор пожелал мне удачи и… через день приехал в Баку, чтобы оказать мне поддержку! По законам врачебной этики и в знак моего уважения, я пригласил его первым начать операцию. Подготовившись, мы уже собирались войти в операционную, как вдруг учитель сказал: “Рашадджиим, послушай, что-то мне кофейку захотелось выпить. Ты начни, а я подойду”. Конечно же, он так и не пришел, и операцию провел я сам. Назавтра у профессора нашлась другая причина, чтобы снова не зайти в операционную: “Очень хочу прогуляться по городу!” А через день я проводил его обратно… Суад бей по сей день является одним из моих близких друзей, мы с ним поддерживаем постоянный контакт. Он очень позитивный человек, умеющий найти в любой, даже негативной ситуации, положительное. С того времени я провел множество операций, но те, первые, для меня особенные.

- Знаете ли Вы, скольким людям смогли помочь за это время?

- Нами создана команда профессионалов в 120 человек и на сегодняшний день мы провели более 8500 операций на открытом сердце. Также мы работаем в районах страны. Когда в 2006 г. в Ленкорани открылся диагностический центр, я обратился к нашему руководству с предложением выехать и провести там операции на открытом сердце. И, хотя это предложение было воспринято с некоторым недоверием, спустя всего лишь десять дней я провел в Ленкорани три операции. А через 4 месяца – в Нахчыване. Потом следовали Губа и другие районы. Везде, где наше правительство открывало центры, мы проводили такие акции. Включая и Карабах. Там даже провели акцию после апрельских событий. Целью было показать миру, что мы хотим мира, а не кровопролития. Ведь мы оперируем одного ребенка 5 часов, но достаточно всего одной минуты, чтобы в результате взрыва погибли множество людей. Это была миссия мира и моя миссия, как врача.

Мы проводили много подобных благотворительных акций, вплоть до 2016 г. и планируем продолжить эту работу. Проводя же операции на сердце в регионах, хотели показать и доказать, что подобное можно делать. Чтобы студенты, будущие кардиохирурги, воочию убедились, что смогут найти применение своим способностям и для этого имеются все необходимые предпосылки. Нужно лишь быть профессионалом своего дела.

Также, на сегодняшний день мы провели несколько операций с пометкой “впервые в Азербайджане”, в числе которых не инвазивная операция на сердце. В 2006 г., после проведения операций в Ленкорани, мне была вручена медаль “Тярягги”. Следом – звание заслуженного врача. А в 2009 г. фонд Гейдара Алиева вручил мне награду “Гызыл чинар” в области медицины. Конечно же, я считаю это заслугой всей нашей большой сплоченной команды.

- Отдавая дань Вашей скромности, хотел бы отметить для наших читателей, что на сегодняшний день доктор Рашад Махмудов – единственный, кто удостоился этой награды в области медицины… Расскажите немного и о своей второй миссии – преподавательской.

- Это также важная часть моей жизни. Ко мне направляют студентов из Азербайджанского Государственного института усовершенствования врачей. За эти годы мы взрастили немало специалистов в области кардиохирургии и провели около 20 конференций, целью которых является образование в сфере медицины. Потому что образование не ограничивается окончанием института или аспирантуры. Есть такое понятие, как “непрерывное медицинское образование” - “continuing medical education” и каждый врач должен продолжать обучение параллельно со своей работой и практикой. В конференц-зале нашей Ассоциации проходят всевозможные обучающие тренинги, обмен опытом с нашими и зарубежными коллегами. Я сам часто участвую в различных конференциях, в работе всемирного конгресса кардиохирургов. Кстати, именно по линии этого конгресса, при поддержке Министерства здравоохранения проходила акция “Сердца детей бьются в Карабахе”, в рамках которой в течение 4 дней были прооперированы дети в возрасте от года до 10 лет с врожденным пороком сердца.

Также, в 2014 г., в центре Гейдара Алиева мы провели медицинскую конференцию, на которую были приглашены известные детские кардиохирурги из 50 стран мира: Японии, Америки, Англии, стран Африки, Москвы, Южной Кореи, Сингапура и др. В течение шести дней шли интересные обсуждения, транслировавшиеся посредством спутников, проводились операции в прямом эфире.

- Ко всему прочему, Вы ведь еще депутат Милли Меджлиса?

- Депутатская работа – это еще одна ответственность. Тем более, что я выбран от моего родного Астаринского района и, как гражданин своей страны, обязан заботиться о ее будущем. Считаю, что на сегодняшний день основная моя задача, как депутата - способствовать принятию законов, касающихся медицины, в том числе обязательного медицинского страхования. Указом Президента создано специальное агентство и начал работу пилотный проект по этому вопросу. Результаты будут вновь вынесены на обсуждение, чтобы решить, каким путем нам идти, чтобы достичь успеха в этом деле. Кроме того, необходимо повысить уровень медицинского образования в университетах, а также образовательный потенциал учреждений, готовящих средний медицинский персонал. Причем, не только в столице, но и в регионах. Задача в том, чтобы в нужное время сделать нужные шаги. Я надеюсь, что эти благие намерения не останутся лишь на бумаге, а претворятся в жизнь и станут нашей реальностью. И я верю, что в недалеком будущем азербайджанская медицина и здравоохранение намного опередят в своем развитии все другие сферы деятельности. К этому в нашей стране есть реальные предпосылки, но надо приложить максимум сил и добросовестно работать.

- Как Вам удается при таком насыщенном графике жизни выкраивать время для семьи и детей; для отдыха, в конце концов?

- В нашей семье царит взаимопонимание, мы с супругой вместе долгие годы и я надеюсь, что так будет продолжаться до наших последних дней. У нас трое детей, младшей из которой, дочери, 5 лет. Сыновья: старший в 8 классе, средний – во 2 классе и дочка учатся в Azerbaijan British College. Конечно же, основные заботы по уходу за детьми и их воспитанию лежат на плечах супруги, хотя я прилагаю усилия и стараюсь использовать любую возможность, чтобы провести с ними время. Я уверен, что моя жизнь не была бы полной и счастливой, если бы я состоялся лишь в профессии. Для меня также очень важно быть хорошим супругом, отцом, другом и главой семейства.

Что касается отдыха, знаете, когда бываю в Европе, к примеру, в Вене, на конференции, смотрю на спокойно, неторопливо прогуливающихся людей и думаю: “Живут же люди размеренной, нормальной жизнью”. Но понимаю, что сам бы так не смог. Изредка я выезжаю с друзьями на охоту, в основном, в северные регионы. Совсем не обязательно при этом быть настоящим охотником. Я всего лишь расслабляюсь на природе, вдалеке от шума и суеты, сбрасываю стресс. Хотя мой телефон всегда включен. Ведь всякое может быть, я несу ответственность за своих пациентов, а иногда это - вопрос жизни и смерти.

- А что насчет проблем? Наверняка они тоже имеют место быть?

- Без ошибок и проблем нет жизни. Но проблемы надо решать по мере их возникновения и двигаться дальше, помогая при этом другим. Никого не интересует, через какие стрессы ты проходишь. Надо идти к своим целям, быть настойчивым и трудолюбивым, придерживаться законов общественной морали и слушать свой внутренний голос, называемый совестью. Тогда все будет хорошо. Обратите внимание: все негативные события в моей жизни, все, что было окрашено в темные тона, со временем превратилось в позитив. Может ли быть что-то лучше? Кроме того, моя работа сама по себе приносит мне много радости и я благодарен Богу за то, что имел счастье оказываться в нужное время в нужном месте. За шансы, которые получал. За то, что рисковал и выигрывал. Оглядываясь назад, вспоминая все прожитые чувства, все пройденные препятствия и трудности, думаю: дай Бог каждому иметь возможность пройти такой путь. Потому что нет ничего лучше и нужнее на этом свете, чем давать человеку шанс на здоровую жизнь.

- А Вы были бы не против когда-нибудь вовсе остаться без работы?

- Я бы даже хотел, чтобы медицина достигла такого развития, когда надобность в операциях отпала, а люди бы излечивались, приняв обычную таблетку (смеется). Ведь как прекрасно сказать человеку, что он здоров и ему не требуется никакое оперативное вмешательство. Это самая большая радость, поверьте!

- Да Вы настоящий альтруист! Скажите, а над какими жизненными вопросами Вы задумываетесь чаще всего в последнее время?

- Есть много интересных для меня тем, к которым я подхожу с философской точки зрения. К примеру, вполне естественное для каждого человека желание роста. Будучи детьми – хотим вырасти чисто физически. Став взрослыми – спешим вырасти и подняться вверх по карьерной лестнице. Хотим увеличения заработной платы, получения большего количества внимания и любви по отношению к себе, и даже большего, чем можем усвоить, количества пищи. А ведь надо спросить: для чего я это хочу? Если ответом будет “рост ради самого роста”, то чем мы тогда отличаемся от… раковой клетки, философия которой точно такова? Да-да, рост ради самого роста – это философия раковой клетки! А знаете ли вы, что если бы человеку была дана сила всего лишь одной раковой клетки, он сумел бы без оружия завоевать весь мир в течение года? Можете себе представить? На свете нет ничего сильнее этой клетки. Она растет, умерщвляя все вокруг, убивая другие клетки. И даже когда внутри нее самой, вследствие невозможности вовремя поставлять кровь к стремительно развивающимся клеткам, начинается некротический процесс, она не может остановиться. В час погибает примерно 100 клеток, а появляется – миллион. И эта клетка пожирает постепенно весь организм своего хозяина-человека, разрушая его тело орган за органом, пока человек не умирает. И этот же миг становится концом для самой клетки-убийцы. Да, сильнее нее в мире ничего нет. Но она не подумала о том, что бессмысленный, бесцельный рост ради роста, захват территории и убийство ради убийства других клеток, а значит и самого хозяина, приведет к неминуемой гибели ее саму. Поэтому, надо, чтобы у каждого человека имелась ясная цель всех его продвижений в жизни. А каждая цель содержала бы в себе красоту и позитивное начало. К примеру: хотеть стать более умным, чтобы приносить еще большую пользу обществу; богаче – чтобы иметь возможность помогать большему количеству обездоленных; озарять своей любовью окружающих. Все, с чем мы связаны: семья, общество, государство, мир – это по сути единое целое. Если мы, став сильнее, начнем разрушать окружающий нас мир, то вскоре, являясь частью этого целого, погибнем сами.

- А о чем мечтает доктор Рашад Махмудов?

- Каждый человек в мире – независимо от своей внешности, характера, образа жизни, вероисповедания и т.д., открыв утром глаза, просит: “Господи, одари меня сегодня чем-то хорошим”. И когда кто-то нам улыбается, просто так, или уступает дорогу, или делает что-то приятное, мы говорим “какой хороший человек!” На самом же деле, любой встреченный нами человек делится с нами своей позитивной энергией для того, чтобы мы… возвратили эту энергию ему. То же самое происходит с передачей негатива. Человек, даже не желая, получает его обратно. Не зря ведь говорится: поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой. Все, что мы желаем для самих себя, мы должны передавать другим. Поэтому, я прошу у Всевышнего придать нам сил для передачи позитивной энергии окружающим в любой форме.

Также я стараюсь, чтобы в развитие нашего государства, страны мною была внесена лепта, пусть маленькая, но которая в дальнейшем принесет пользу и стране, и моей семье, и мне самому. Да-да, именно так, а не иначе! Не верьте тем, кто говорит, что хочет счастья лишь для других. Человек должен осчастливить, прежде всего, себя самого. Мы должны построить общество, в котором были бы счастливы все! Ведь если счастлив ты один, а вокруг видишь одних лишь проблемных, недовольных жизнью людей, рано или поздно твое ощущение счастья начнет рушиться под напором этого негатива, не так ли? Важно иметь отношение ко всему, с чем ты сталкиваешься в этой жизни: родителям, окружающим людям, своей улице, городу, стране, а в конечном итоге, ко всему миру. Ведь все мы – дети этой планеты. Место нашего обитания должно быть для нас местом покоя и гармонии. Уверен, что потенциал Азербайджана, мощь нашего государства и сила наших сердец помогут превратить нашу страну именно в такое благословенное место.

- Рашад, большое спасибо за интересную, насыщенную позитивными мыслями беседу! Желаю Вам достичь еще больших высот как на профессиональном поприще, так и в общественных делах, на благо Родине, которой Вы так дорожите!

- И Вам спасибо, Бахрам, за то, что в процессе нашей беседы была создана такая аура доверия, позитива и искренности, что я смог высказать важные для меня мысли, поделиться своими воспоминаниями, эмоциями, переживаниями… Ведь процесс энергообмена между людьми, собеседниками должен быть взаимным. Уверен, если все люди будут жить по таким принципам, передавая друг другу положительные эмоции, на земле наступит покой и благополучие!

 

Интервью с Рашадом Махмудовым подготовлено при поддержке сети книжных магазинов «LiBRAFF».

Бахрам Багирзаде

Статьи
ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10