Пятница, 24 Ноября 2017, 09:20
  • USD
  • /
  • EUR
  • /
  • RUB

Азербайджанцы, откройте глаза , чтобы не было проблем – БЕСЕДЫ С БАХРАМОМ

06 Ноября 2017 09:00 - Социум.
Прочитано - раз(а)

«У врача вообще не должно быть проблем с общением, иначе, как же он будет лечить людей?»

Я регулярно прохожу чек-ап у замечательного офтальмолога Имрана Джаруллазаде, который тратит много времени и сил не только на лечение своих пациентов, но и воспитывает в них культуру ответственного отношения к своему здоровью. Ведь хороший врач - это не просто профессия, и уже тем более не бизнес, прежде всего - это миссия, которую он исполняет всю свою жизнь! Именно это качество, которое так отличает Имрана от некоторых его коллег, и стало той отправной точкой в наших отношениях, которые переросли в крепкую мужскую дружбу.

Но в этот раз обычная процедура осмотра как-то незаметно переросла в разговор далекий от медицины, и Имран раскрылся для меня с совершенно иной стороны. Эта беседа показалась мне настолько интересным, что я захотел поделиться ею с моими уважаемыми читателями.

- Вы были главным офтальмологом IV Игр исламской солидарности...

- … А до этого главным офтальмологом Первых европейских игр и единственным офтальмологом Формулы-1. Кстати, в этом году в Азербайджане впервые офтальмолога привлекли к гонкам.

- Хирурги и травматологи понятно, а зачем нужен офтальмолог?

- Во время таких масштабных соревнований всякое может случиться. Если тренер или спортсмен вдруг стал плохо видеть, получил травму, потерял свои очки или линзы, надо быстро его осмотреть и решить проблему, чтобы она не помешала графику соревнований. К тому же, в международной спортивной сфере все очень строго регламентировано, поэтому для таких мероприятий нужен лицензированный врач. Думаю, определяющую роль сыграло мое образование, которое я получил в США, а также опыт работы за границей и знание английского и испанского языков, ведь найти переводчика для каждого участника просто невозможно. Когда мне предложили стать офтальмологом на всех этих мероприятиях, я сражу же согласился. Во-первых, это очень интересно, а во-вторых, это прекрасный выход из той рутины, в которую мы часто попадаем.

- Ну да, у вас же настоящий конвейер в клинике – пациенты, осмотры, операции!

- Конвейер это не про нас, у нас персонализированный подход к каждому больному! Но, тем не менее, количество заболеваний, с которыми мы сталкиваемся, примерно одинаковое - дальнозоркость, близорукость, астигматизм, катаракта, глаукома, блефаропластика, врожденные или приобретенные дефекты, исправление последствий неудачного лечения или хирургического вмешательства.

- Какой новый опыт вы приобрели, оказавшись в эпицентре грандиозных международных событий?

- Мне было очень приятно увидеть, что спортивные мероприятия такого масштаба были организованы на высочайшем уровне. Все было четко, конкретно, каждый знал, в чем заключается его обязанности, все работали как часы. Правильных людей поставили на правильные места, поэтому все и прошло так замечательно!

Мне понравилось встречать новых людей из разных стран, в том числе и из постсоветского пространства, тем более что благодаря русскому языку проблем общения вообще не было. Я слушал их истории, интересовался, как они живут. Особенно интересно было общаться с прибалтами, ведь они первыми отделились от СССР.

-И о чем же вы с ними говорили?

- Где им было лучше - в Советском Союзе или в Евросоюзе?

- Простите, что перебивают, но вы же очень молоды, неужели вы помните СССР?

- Конечно! Семь лет я жил в Москве, пошел там в детский сад, потом в школу, помню, как стоял с талонами за хлебом и маслом… Но, несмотря на все эти трудности, для меня это были самые теплые беззаботные времена. Тогда всего было мало – и одежды, и еды, и игрушек, но людей было гораздо легче осчастливить, чем сейчас, потому что мы радовались даже мелочам! А сегодня удивить невозможно!

- Так что же вам говорили прибалты?

- Одно и тоже – тогда мы были в плену у Советского Союза, а сегодня у Европы, то есть просто хозяин поменялся! Они рассказывали, как большие, мульти национальные компании негативно влияют на их экономику. Один из представителей команды рассказал, что у его друга было небольшое угодье и европейцы предложили продать землю за смешную сумму, конечно, он может отказаться, но все равно, через пару месяцев его продукцию никто не будет покупать, так как эти компании лоббируют и проводят через необходимые комитеты и стандарты на сельхозпродукцию. В результате, огурцы частников уже не проходили по нормативам, скажем, длина была меньше 30 см и, как следствие, не попадала на рынки Евросоюза. Поэтому многие прибалты уезжают из своих стран, а европейцы скупают их владения. Вот такая печальная ситуация…

Есть ещё одна интересная история… Помню, приходил ко мне один господин из Швейцарии, скажем так, не из спортивного состава. У него оказалось заболевание глаза, я его осмотрел и потом начал ему рассказывать про его болезнь. Он слушал меня минут пятнадцать, а потом сказал:

- Доктор, большое вам спасибо, меня в первый раз так осматривают!

- Как такое может быть? - удивился я.

- А у нас такая медицинская система, в последний раз я видел врача пять лет назад, хотя каждый год прохожу чек-ап. Но со мной все время имеет дело медсестра, она мне все объясняет, и я ухожу.

- У вас же и налоги огромные, и медицина развитая! - не переставал я удивляться.

- Вот так мы и живем, - ответил швейцарец…

- Значит, мы сами себе придумали сказку про Европу, а в жизни все по-другому?

- Этот швейцарец рассказал, как это происходит с пациентами с социальной страховкой. Скорее всего с частной дела получше.

Безусловно, западная медицина обладает множеством достижений, открытий, прекрасными методиками и технологиями, тщательно разработанными протоколами, которые очень облегчают работу медперсонала, но врача пациент редко видит… И это не казус, это - система. Вообще, протокольный подход обладает массой плюсов, но есть и минусы – работая по протоколу, сложнее внедрить что-либо новое, потому что каждый раз совершаете одни и те же манипуляции – ABC, ABC, АBC…

- Так новое придумают те, кто занимается наукой, и в результате их открытий в протокол добавляют новую буковку!

- Но открытия совершают не только ученые! Чем меньше в процессе лечения врач связан жесткими рамками протокола, как это происходит особенно в США, тем больше шансов, что он что-то изобретет, откроет, придумает… Именно поэтому все новые разработки в Америке появляются позже, чем в Европе. В США процедура узаконивания очень длительная, но зато более безопасная для пациентов, так как тестирование нового занимает больше времени. Кстати на это жалуются мои коллеги в США.

- На Исламские игры приехали люди из самых дальних стран. Насколько сложно или легко вам было общаться с представителями азиатских и африканских стран?

- У врача вообще не должно быть проблем с общением, иначе, как же он будет лечить людей? Но меня поразил очень низкий уровень медицины в некоторых африканских странах, потому что ко мне приходили с такими заболеваниями, которые в других местах давно уже не встречаются на такой запущенной стадии.

- Какие, например?

- Это даже не сами заболевания, а их стадии. У них так мало врачей, что у людей нет возможности их посещать, поэтому глазные заболевания доходят до такой стадии, когда их очень сложно лечить. У нас в Азербайджане такое можно встретить только из-за халатности самого пациента!

Полтора года назад я был в Танзании по программе «Врачи без границ» и мы с коллегой за два дня провели около 60 операций. Пациенты приходили к нам в таком ужасном состоянии, что если бы не мы, они бы они бы до конца жизни остались бы слепыми! Медицинская помощь либо вообще отсутствует, либо стоит так дорого, что население не в состоянии платить за лечение.

- Вы впервые оказались в Африке, какое впечатление произвела на вас Танзания?

- Чем менее цивилизованная страна, тем добрее в ней люди, потому что они не испорчены этой самой цивилизацией! Представьте себе, что вы поехали в Австрию или Германию. Какой у вас шанс, что вас пригласят к себе домой? Очень низкий! А в Танзании через пять минут после знакомства и короткой беседы, нас сразу же приглашали в гости! Очень открытый и добродушный народ… У нас, у цивилизованных людей, больше страхов, потому что нам есть, что терять наверное, у нас дома столько барахла, которое мы ни за что не отдадим!

- Отличается ли устройство глаза у представителей разных рас?

- Анатомических отличий очень мало, в основном они связаны с анатомией век, которая у азиатов, например, кардинально отличается от африканцев и европейцев. У азиатов совершено по-другому устроены мышцы век и жировая прослойка, поэтому сейчас в Азии так популярны косметические операции по «европеизации» их раскосых глаз. А что касается жителей Африки, из-за большего количества меланина, который придает темный цвет их коже, у них больше заболеваний, связанных с этим пигментом, в том числе, и глауком. Дело в том, что глазное давление возрастает из-за закупорки аппарата, отводящего жидкость от глаза, а у африканцев из-за меланина этот аппарат быстрее закупоривается!

- Вы общались с огромным количеством разных людей во время Игр, появились ли у вас новые друзья?

- Конечно! Я много внимания придаю выходу из рутины, для меня это важно, поэтому новый вид общения для меня очень интересен, ведь это еще один шанс встретить хорошего и интересного человека!

- Вы присутствуете в социальных сетях?

- Да, но я использую сети не для того, чтобы просто «висеть» в них часами, на это у меня нет времени. Из-за того, что я учился и работал в разных странах, для меня это возможность поддерживать связи с моими друзьями и коллегами, наблюдать за их успехами, быть в курсе изменений в их жизни, поздравлять их со свадьбой, рождением ребенка, или посочувствовать их увольнению…

- За что, обычно, увольняют врачей?

- Вообще, на Западе редко увольняют, в основном люди сами уходят на новую работу. Они растут профессионально, зарплата уже не устраивает, вот и ищут себе новую работу. Для увольнения должна быть очень серьезная причина, например, врачебная ошибка, в этом случае могут и лишить лицензии врача.

Разумеется врачи в определенном смысле защищены юридически так называемым согласием на операцию, так как пациенты подписывают множество бумаг, в которых их оповещают о возможных исходах операции. К сожалению, врачи не в состоянии полностью контролировать ответную реакцию организма на какое-либо вмешательство.

В Азербайджане такие документы тоже существуют, но они гораздо лояльнее, чем на Западе. В наших документах есть параграфы о возможных осложнениях и так далее, и многие пациенты, увидев эту графу, начинают возмущаться: «Как это? Нигде в мире такого нет!» На что я отвечаю: «А в каких странах мира вы уже оперировались?» Кстати, в США это соглашение еще более объемное и по страшнее, там к примеру в конце большими жирными буквами написано что один из исходов – LOSS OF LIFE, то есть, «потеря жизни». У нас пока такое не пишут...

- Но летальный исход бывает даже при лечении зуба! Неужели люди до си пор не понимают, что умереть можно не потому, что врач плохой, а потому что твой организм так среагировал на какие-то препараты?

- Нет, пока сложно объяснить, хотя просвещенных пациентов становится все больше и больше … В Америке или Европе пациент приходит к врачу подготовленным – он прочитывает массу статей о своей болезни, знакомится с информацией о новых методах лечения, знает, что его ждет, поэтому врач имеет дело с образованным в своей болезни человеком. У нас же пациент приходит к врачу, как будто покупает пачку масла, и, если она вдруг оказывается испорченной, он ее сдает и требует свои деньги назад. Я часто привожу такой пример – я могу порезать руку у двух разных людей одного возраста одним и тем же скальпелем, но из-за различия организмов, процесс заживления идет совершенно по-разному и соответственно и шрамы будут различными, и это одна из тех вещей, которую мы, медики, не можем контролировать!

Американец, например, идет к врачу и задает ему прямой вопрос: «Мне поставили такой-то диагноз, и я пришел, чтобы выслушать другое мнение», и между ними начинается диалог… Наши пациенты никогда не говорят, чтобы были в другом месте! И когда я вижу, как больной мнется: «Ну, мы подумаем…», я ему задаю вопрос: «Вы, наверное, хотите пойти к другому врачу?» «Я не хотел говорить, но мы уже были у другого специалиста».

Никогда не надо этого стесняться, стесняться можно только в одном случае - если пациент не оплатил услуги врача! Если же с этим все в порядке, это означает, что пациент купил время и знания врача. Так что, таким нерешительным больным я всегда говорю, что они могут пойти в десять других мест, и это их право! Но если им будет нужна моя помощь, я с радостью ее окажу. Я бы очень хотел, чтобы наши люди знали – с врачом надо быть открытым!

- А это действительно не обидно для врача, когда пациент заявляет, что собирается перепроверить ваш диагноз?

- Хороший вопрос! Это обидно для врача, который не уверен в своих знаниях! Даже за границей я обращал внимание, что неуверенные в себе доктора очень ревностно относятся к таким жестам пациентов.

- За последние годы что-нибудь изменилось в лечении катаракты и глаукомы?

- Думаю, в ближайшее время методика лечения этих заболеваний сильно не поменяется. Меняются разрезы, их размеры становятся меньше, инструменты все более совершенными. Важно понимать, что прогрессом движет бизнес. Любое изобретение требует значительных финансовых вложений, и никто не будет вкладывать без перспективы получения дивидендов.

Выгоднее изобрести капли, которые пациент будет капать всю жизнь, чем какой-нибудь аппаратик, который вставляешь в глаз и навсегда избавляешь его от недуга. Посмотрите какой метод стали использовать фармацевтические компании! Раньше они шли к пациенту через врача, сейчас же они коммуницируют с больными напрямую посредством многочисленной телевизионной рекламы препаратов. Причем, эти препараты проводят через такие классификации, чтобы они не подпадали в разряд рецептурных. Рекламируют всякую всячину, которая вообще ничего не лечит!

- Как вы отбираете из океана новых лекарств самые эффективные?

- Постоянно читаю результаты мультицентровых исследований, медицинские статьи, специализированные журналы и, конечно же, анализирую личный опыт применения лекарств, хотя это довольно малоинформативный метод, ведь я же не лечу тысячи пациентов, чтобы создавать свою статистику. Поэтому в выборе препарата я делаю упор в основном не на свой опыт, а на мультицентровые исследования. Огромное количество информации одна из причин узкой специализации, ведь сегодня глаза лечат шесть специалистов, а если учесть, что каждый день выходит три-четыре статьи по каждому направлению, я просто физически не могу их прочитать, поэтому есть сферы которыми я не занимаюсь и сразу рекомендую нужного специалиста…

- Сейчас очень актуальна тема паразитов. Как часто вы их встречаете в офтальмологии?

- Червей, которые заползли бы в глазное яблоко, я видел только в книгах! Можно принять курс суперсовременного лекарства, а на следующий день после окончания лечения заразиться. Я больше делаю упор на баланс организма с окружающей средой. В Танзании мы мыли руки перед операцией непонятной водой, обычным мылом и не из крана, а нам поливали из бочки, ковшиком! А когда я оперировал одного пациента, на его глаз село какое-то огромное насекомое, настоящий монстр, потому что там даже сеток на окнах не было! Подбежал другой врач, дал насекомому щелбан и оно улетело.

- Хорошо еще шаман не прибежал и не стал бить в бубен, чтобы отогнать злого духа!

- Я был очень удивлен, но ни один пациент после операции не заболел. Ни один! Я думаю, их иммунитет намного сильнее, чем наш, а люди в развитых странах сами нарушают этот природный баланс. Вся эта эйфория и ажиотаж по поводу антибактериальных средств, на мой взгляд, одни из важных факторов, нарушающих баланс нашего организма. Эффект от применения антибактериального мыла вообще не доказан, это просто грамотный маркетинг. Как говорят в рекламе - мыло убивает 99 %? Но остается же 1%, а вдруг именно он тебя и убьет?!

Чтобы действительно очистить руки от микробов, их надо мыть, как хирург перед операцией – 3 минуты, но это приводит к дисбалансу флоры и организм не знает, как ему действовать, потому что миллионы лет он жил по-другому, и вдруг его вымыли и изолировали! Когда я учился в резидентуре, то прочитал статью, в которой говорилось, что как правило все бактериальные конъюнктивиты, являются ауто лимитирующими, то есть, сами по себе заканчивающееся.

И через пару недель после той статьи я сам заболел конъюнктивитом и ничего вообще не капал и не мазал, а просто промывал глаз обычной водой. Я выздоровел через четыре дня! Но если я скажу такое пациентам, они меня явно не поймут... Так что, чем ближе вы дружите с антибактериальными средствами, тем чаще вы заболеваете, потому что целенаправленно ослабляете свой организм. Поймите правильно - я не против антибиотиков, я против их использования при отсутствие показаний! Это нарушает баланс!

- И, наконец, последний вопрос, который волнует всех очкариков – делать лазерную коррекцию или нет? Даже у врачей существуют диаметрально противоположные мнения по этому поводу. Кому же верить?

- Перед тем, как принимать решение о лазерной коррекции, необходимо провести тщательное обследование глаза, чтобы выяснить - подходит ли этому пациенту эта процедура или нет? Также врач должен учитывать и другие факторы – возраст, профессия, наличие других заболеваний и так далее.

- По каким же параметрам пациенту нельзя делать эту операцию?

- Если говорить понятным, доступным языком – глаз может оказаться слишком «тонким», поэтому некоторым моим больным я не советую это делать. Но большинство людей проходят лазерную коррекцию без проблем и с минимальным риском. Так что, если вас мучает близорукость или дальнозоркость, эта процедура не просто избавит вас от проблемы, но и намного улучшит качество вашей жизни!

Интервью с Имраном Джаруллазаде подготовлено при поддержке сети книжных магазинов  «LIBRAFF»

Бахрам Багирзаде

Статьи
ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10