Пятница, 24 Ноября 2017, 16:40
  • USD
  • /
  • EUR
  • /
  • RUB

Тело Нурлана с поля боя вынес старший брат-ГЕРОЙ

27 Октября 2017 17:00 - Армия.
Прочитано - раз(а)

Мы приходили в ужас, видя тела вражеских солдат с цепями на ногах

Зиба и Байрам Аскеровы поженились, когда уже в разгаре были карабахские события. В 1990 году у них родился первенец, Интигам, затем появилось еще трое детей. Зиба, родившая в День Победы - 9 мая, была названа в честь Зибы Ганиевой, героини Великой Отечественной, с детства интересовалась военным делом, увлекалась книгами и фильмами на военную тему. В таком же духе растила и сыновей Интигама и Нурлана, которым рассказывала сказки собственного сочинения о «бесстрашном солдатике». Позже, уже во время службы в армии, Нурлан говорил матери, что всегда хотел стать таким же героем, как придуманный ею сказочный солдатик, так же защищать родную землю. Мать прививала мальчикам интерес к спорту и спортивные навыки, а когда подросли, записала их на бокс и борьбу.

Когда Интигам пошел в армию, его, как и мечтал, записали в разведроту спецназа. Спустя несколько лет и Нурлан еще до завершения военной службы за особые боевые качества был записан на учебный курс спецназа, который окончил в августе 2015 года. «Когда он приехал с курса и разулся, я обмерла: на ногах у него кожа слезала. Оказывается, во время курса не снимал сапоги – боялся, что курс остановят наполовину», - вспоминает Зиба ханум.

- 2 апреля 2016 года днем он позвонил и сказал: «Сейчас выключу телефон, ты ни о чем не волнуйся, береги себя, говорит, если с тобой что-то случится, я себе не прощу». Об одном мечтаю, говорит, быть достойным своего брата. Я всегда была спокойна за сыновей, думала, в воде не утонут и в огне не сгорят… 4-го с утра не находила себе места. Пополудни Байрама позвали, вышел из ворот. На улице было как-то необычно многолюдно… В 9 вечера во двор вошли сестра и невестка, плакали. Дальше ничего не помню, мне укол сделали. Очнувшись, поняла, что Нурлан убит. Потом позвонил зять и сообщил, что Интигам жив и здоров. С тех пор я ни разу не всплакнула – не хотела терзать детей…

Байрам Аскеров говорит о покойном сыне с заметным трудом, голос дрожит, как при ознобе:

- Все это – показывает на скот и птицу во дворе – он купил в марте, сказал, что не хочет, чтобы отец работал на кого-то. Я растил детей в бедности, и вот этот дом построили благодаря им. Интигам с самого начала военной службы отдал мне свою карточку зарплаты и сказал: бери и трать, как хочешь. Оба мои сына хорошо владели спортивными единоборствами. Они говорили мне: мы честно зарабатываем свой хлеб, и этим обязаны тебе… 4-го апреля прошлого года свояк вызвал меня к воротам и сказал, что Нурлан ранен. Потом смотрю, люди собираются к нашим воротам. Понял, что дело тут другое… 5-го на рассвете принесли гроб с телом моего сына. Интигама не было, и я уже потом узнал, что он и выносил брата с поля боя…

Рассказывает офицер спецназа азербайджанской армии, участник прошлогодних апрельских боев Интигам Аскеров:

- Наконец, настал долгожданный миг, и мы отправились на указанные командованием позиции. Нурлан и я были в одной роте. 2 апреля начались бои. В какой-то момент я вспомнил, что надо бы проведать Нурлана, как он там. Пошел на его участок. Увидев меня, Нурлан сразу же расположился так, чтобы прикрыть меня от пуль. Он был снайпером. Мы стали двигаться бок о бок. Надо сказать, что присутствие командиров Вугара Юсифова, Рагуфа Оруджова, Мурада Мирзоева, Мухита Оруджева удваивало наши силы. Армяне бежали со своих постов. Мы приходили в ужас, видя тела вражеских солдат с цепями на ногах. Они приковывали своих солдат цепями, чтоб те не оставляли посты. В армянской армии дезертирство процветает, потому что никто не хочет служить на оккупированной земле. В том победном бою мы потеряли нашего товарища Орхана Гумбатова, с ним мы вместе были на маневрах в Турции. Перед боем он был не в духе; сказал, что очень хочет выжить, чтобы повеселиться на свадьбе брата, а потом можно и умереть, не жалко. После этих слов прошли считанные часы, и Орхана не стало.

Когда выносили нашего командира Рагуфа Оруджова, Нурлан дал слово отомстить, сказав, что этот человек учил нас мужеству, доблести в бою. Мы все были потрясены.

Потом отправились выносить Вугара Юсифова, и в этот самый момент поблизости разорвался снаряд. Когда дым рассеялся, я увидел, что Нурлан лежит. Он был ранен. Я поднял его на руки. Через полминуты моего брата не стало. Он пал смертью храбрых на только что освобожденной родной земле. Там, вблизи Агдере я проводил в последний путь брата и еще нескольких друзей. Утешало то, что Нурлан успел поцеловать поднятый на освобожденной земле флаг и сфотографироваться на его фоне… Я понес его на руках, и это был самый тяжелый груз, который я в своей жизни нес. Все думал: что я скажу дома отцу, матери, ведь я обязан был беречь младшего брата… Нет ничего горше, чем видеть воочию смерть брата, друга, товарища. В пылу боя это не так остро воспринимаешь, но когда проходит время, начинаешь понимать, что нет больше близкого тебе человека, с которым ты вырос, или с кем вместе были на трудных маневрах, или в бою… Но если тебе суждено умереть за Родину, то это величайшая честь и слава.

 

Аида Эйвазлы

Статьи
ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10