Среда, 13 Декабря 2017, 16:49
  • USD
  • /
  • EUR
  • /
  • RUB

Эльхан Джафаров: «Самая большая ошибка человека – это война с самим собой»

09 Октября 2017 10:59 - Культура.
Прочитано - раз(а)

С известным актером и режиссером Эльханом Джафаровым мы знакомы с детства, еще с той поры, когда он, будучи маленькой звездой кинематографа, играл ведущие роли в прекрасных детских фильмах: "Асиф, Васиф, Агасиф", "Бухта радости", "Лев ушёл из дома", "Будьте готовы, Ваше Высочество", "Удобное место в саду", "Я придумываю песню" и т.д. Спустя годы, уже в качестве режиссера, он снял не менее интересные, а в чем-то и ставшие культовыми для нашего кинематографа, фильмы: “Дополнительное воздействие”, “Спаситель человечества”, “Град”, “Прерванные воспоминания” и др.

Эльхан Джафаров после Фикрета Алиева, у которого я снимался первый раз в жизни в его фильме «Юху» («Сон»), оказался моим вторым режиссером ровно через два года после моего дебюта в 1995 году. Фильм Эльхара Джафарова назывался «Узник», и мне в мои 23 года было очень приятно сниматься у такого режиссера, тем более, что роль удалась. Жаль, что пока это первая и последняя наша работа, но я надеюсь что в дальнейшем Эльхан пригласит меня в другие его картины. А сегодня я искренне был рад еще одной возможности встретиться с ним, вспомнить прошлое, поразмышлять о настоящем и пофантазировать о будущем.

- Эльхан, читателям наверняка будет интересно узнать, в какой семье ты родился.

- Оба родителя были творческими людьми. Мама, Маиля Мурадханлы, журналистом и сценаристом, а отец, Парвиз Джафаров– режиссером документальных фильмов и дубляжа. В 1973 г. ему, как работнику киностудии, дали квартиру, куда мы и переехали. Мне тогда было 5 лет и, начиная с этого возраста, я практически ежедневно заходил на территорию киностудии. Можно сказать, что это – мой второй дом.

- Значит, не было никакого “блата” в том, что тебя выбирали на главные роли? Ты просто находился, как говорится, “под рукой”?

- Думаю, да, именно “под рукой” и со мной не надо было морочиться. Мне не нужно было время, чтобы привыкнуть к камере, я ее не боялся и играл естественно, органично.

- Назови свой самый любимый фильм этого периода с твоим участием? И как относились к твоей успешной кинокарьере ровесники?

- Любимый фильм – “Будьте готовы, ваше высочество!”, потому что от него остались самые яркие впечатления того периода.

Что касается отношения ко мне ровесников, например, одноклассников, то ввиду того, что я был общительным человеком и быстро сближался с людьми, я со всеми был в хороших отношениях. Так что, с одноклассниками все было в порядке. У меня, скорее, возникали проблемы с ребятами из соседних, и даже старших классов, которые меня знали не так близко.

- И как же ты разбирался с такими проблемами?

- Обычно обходился своими силами. И вообще, помню, что с детства старался ни на кого не полагаться в подобных ситуациях. Ведь если рассчитываешь на кого-то и он не приходит на выручку, становится очень обидно. Когда же изначально не строишь иллюзий, а помощь вдруг приходит, это тебя приятно радует.

Расскажу об одном случае, который остался в памяти ярким воспоминанием о таком сюрпризе. В классе нас было четверо друзей. И один из нас вступил в конфликт со старшеклассником из-за девочки, в которую были влюблены оба. В общем, это была “война”. Мы ходили вместе, как четыре мушкетера и обычно дело до драки не доходило. Но как-то я один возвращался домой и увидел, что навстречу идет вражья ватага из пяти человек. Я понял, что сейчас меня “отметелят” (как пить дать!), но лицо ни в коем случае терять было нельзя! И вот, мы идем навстречу друг другу: я – обреченно, но с чувством достоинства, а они – довольные своей удачей. И, когда между нами оставалось буквально метра два, откуда-то из кустов буквально вываливаются человек десять наших дворовых ребят и с налета ввязываются в драку, без выяснений и лишних разговоров! Это было для меня не просто спасением от перспективы быть битым, но и каким-то нежданным подарком и искренней радостью… Вообще, у меня много таких ярких детских впечатлений. И от армейского периода тоже… Думаю, надо использовать их в своих фильмах.

- Да, это было бы интересно… Ты общаешься с кем-то из ребят, с которыми снимался в свое время в детских фильмах?

- На данный момент, увы, ни с кем. Но я общаюсь с поколением актеров, пришедших в кинематограф чуть позже меня. Один из них – Кямран Шахмардан, ныне известный режиссер, руководитель собственного театра “Черное и белое”, проживающий в Финляндии. Мы встречаемся, когда он приезжает в Азербайджан.

- Сразу после школы ты поступил во ВГИК им. Герасимова, в мастерскую замечательного актера и режиссера Алексея Владимировича Баталова, о котором так не хочется говорить в прошедшем времени (А.В.Баталов скончался 15 июня 2017 г. – прим. Ред.) …

- Ты же помнишь: я всегда знал наверняка, что хочу заниматься кинематографом. Поэтому поступил в 1984 г., на актерский факультет, так как на режиссерский можно было подавать документы только после 18 лет. Но попал я на курс главного режиссера театра им. Вахтангова, Евгения Симонова, который тогда преподавал. Отучившись на этих курсах года полтора, ушел на три года в армию (между прочим, служил на Черноморском флоте) и, уже вернувшись, оказался в мастерской Алексея Баталова. И надо же такому случиться, что первым мероприятием, в котором я принял самое активное участие, был юбилей нашего учителя. Мы подготовили что-то вроде капустника, со смешными сценками. Помню, чтобы поздравить Алексея Владимировича из самой глубинки России, Сибири, приехала женщина средних лет с огромным букетом цветов, который она вручила ему сразу после нашего выступления, сказав: “Это Вам от всей Сибири, Алексей Владимирович!” А потом, повернувшись к нам, произнесла: “Ребятки, берегите его. Он последний русский интеллигент”. Это было так трогательно и значимо, что навсегда запечатлелось в моей памяти. В самом деле, при близком общении с Баталовым, ты понимал, что он действительно является образцом русского интеллигента. И, скажу откровенно, что я люблю русскую нацию именно из-за таких вот людей…

- Оглядываясь назад, можешь сказать, что было для тебя наиболее ценным в общении с человеком такого масштаба?

- Когда человек помогает тебе формировать мировоззрение, образ мышления, когда щедро делится своим богатым жизненным опытом, пропущенным через сито интеллигентности высочайшего уровня, в этом, конечно же, не может быть ничего механического и функционально-прикладного. Это самое важное. Поэтому, лично для меня Алексей Владимирович Баталов – это именно образ мышления, некая инопланетная энерго-дающая субстанция. Все мы, его студенты, получали огромное количество этой бесценной энергии и даже не осознавали тогда, как и для чего она нам в жизни пригодится. Понимание, а вместе с тем и осознанная благодарность пришли гораздо позже. Таковы мои ощущения.

- А каковы были твои ощущения после возвращения в Баку?

- Это были 90- годы… очень тяжелое время. В некотором смысле даже катастрофическое. Помню, лишь начиная с 1996 г. что-то начало меняться в лучшую сторону. Мы все тогда увлекались философией, даже каббалистикой, и с надеждой восприняли информацию о том, что цифры 9 и 6 рядом, согласно учению Каббалы – очень хороший знак. И, знаешь, в самом деле, именно с этого года начались благоприятные события в моей жизни. Возможно, я действительно в это поверил, а ведь мысль материальна.

- Как ты находишь сценарии для фильмов? Ведь в числе снятых тобою фильмов, есть даже один “ужастик” – “Спаситель человечества”, про зомби.

- Это была одна из самых первых моих работ, еще хрупкая, ранимая. На тот момент мне хотелось доказать, что у нас тоже можно снимать зрелищное кино. И именно с этого фильма началось мое серьезное знакомство с киноиндустрией, большим производством, когда я руководил коллективом в 50-70 человек. Так что, эта работа много значит для меня.

А в целом, поиск хорошего сценария для меня является ныне большой проблемой. Сейчас, когда перечитываю старые сценарии, понимаю, что они несколько наивны. Но все же в них была дерзость, некая неожиданность, бунтарство, свойственное молодости. То, чего опыт сейчас уже не позволяет. Ведь с возрастом жизнь воспринимаешь такой, какая она есть. “Все в жизни придумано для тебя. А все беды – от наших деяний”, - сказал Будда, с чем я, в общем-то, согласен.

- Самые популярные в Азербайджане фильмы, из снятых тобой - “Долу” и “Прерванные воспоминания”. Последний – интересен в плане идеи, довольно динамичен, с хорошим актерским составом, но все же мне чего-то не хватило для полноты ощущений…

- Фильм “Прерванные воспоминания” был еще одной моей работой, изучающей большое кино. Недавно мне прислали информацию, что этот фильм демонстрируется на одном из российский ютубовских каналов в рубрике “Военное кино” и его просмотрело более двух миллионов зрителей за полтора месяца. Это довольно неплохие показатели.

Хочу сказать одну важную вещь. В настоящее время идет процесс работы над моим новым фильмом; пока пишется сценарий, хотя точно сказать не могу, какая тема будет в нем затронута. Но очень надеюсь, что в процессе создания этого фильма я благополучно миную все просчеты предыдущих работ. А главной моей ошибкой, как профессионала, было то, что хотелось объять необъятное, то есть вместить в формат работы больше, чем это было возможно. Это свойственно молодой, неуправляемой энергии. Сейчас же я осознаю, что энергия должна быть более направленной, соразмеренной, и с моей стороны было бы уже несерьезно жаловаться на производственные проблемы, какие-то ограничения, нюансы и т.д.

- По поводу молодой и неуправляемой энергии: какого ты мнения о нынешней молодежи?

- О, я обожаю молодежь! Люблю наблюдать за ними. Хороший индикатор для этого – метро. Во-первых, мне очень сложно понять по внешнему виду – городской это человек или провинциал. Во всяком случае, никакие внешние признаки их не выдают. То есть, у них очень высокая степень социальной адаптации. Во-вторых: они легко обучаемы, много читают, управляют серьезным информационным потоком. Ведь без этих знаний сейчас никак не выжить в быстро меняющемся высокотехнологичном мире. В общем, то, что я вижу сегодня - совершенно новый тип азербайджанцев, мне определенно нравится.

- А насколько тебе нравятся изменения, произошедшие с нашим Баку?

- Я с раннего детства люблю пространство, по которому часто передвигался - между ЦУМом (возле которого мы жили), Гоша Гала Гапы, ул. Зевина и бульваром. Баку тогда, конечно, был космополитом и это была его фишка. А у меня имелись свои наблюдения и пожелания, причем именно с детского возраста. Например, помню, что всегда хотел чистоты на улицах нашего города; мечтал о ровных дорогах, красивых, ухоженных улицах… Это было сказкой, плодом моего воображения. И это – тот Баку, который мы видим сейчас! Я такой Баку получил, но город своего детства потерял. Баку-космополит превращается в центр урбанизма. И эта урбанизация, при которой провинция стекается в столицу, есть очевидная историческая необходимость и закономерность, из которой нужно извлечь пользу. Сегодня провинция - чисто энергетическое явление, количественное и умственное, это очень серьезный поток для все-таки небольшого Баку.

Но Баку на то и Баку, чтобы всю эту информацию переварить! На деле же, к большому сожалению, городская мысль все еще не преобладает над провинциальной, что вовсе не означает нежелание провинции учиться. Просто городские старожилы пока ведут себя несколько высокомерно по отношению к провинциалам, что является большой ошибкой, так как в данном случае провинция становится невольным соперником городской. И тут очень важную воспитательную роль в деле примирения противоборствующих сторон могли бы сыграть наши средства массовой информации, в том числе телевидение. Но они этим не занимаются и кажется даже задачи такой перед собой не поставили. Я очень надеюсь, что когда серьезная идеологическая машина начнет работать, когда противостояние между городом и провинцией начнет исчезать и наступит мир, тогда мы и получим новый рассвет нашего любимого Баку.

- Как ты проводишь свободное время? И почему о тебе так мало информации в прессе?

- Не люблю давать интервью, признаю. И вообще, не люблю камеру. Хотя понимаю, что это звучит несколько странно. Возможно, это фобия. Я много раз говорил об этом. В психологическом плане я – интроверт. Мне не нравится делиться своими мыслями, и с возрастом это ощущается все явнее. Я даже не исключаю, что в глубокой старости, лет эдак после 80-ти, мне надо будет отойти от общества и переехать туда, где поменьше людей и больше природы.

Свободное же время предпочитаю проводить, если честно, перед телевизором или просто сплю (смеется). Спортом не занимаюсь, но каждое лето стараюсь хотя бы дней на десять оказаться на даче, где совершаю своеобразный ритуал. Просыпаюсь в пять утра, отправляюсь к морю, прогуливаюсь там, купаюсь и к восьми часам уже возвращаюсь обратно. И хотя чувствую себя после этого просто великолепно, больше на даче в течение всего года не появляюсь (смеется).

Очень люблю лес, природу, заряжаюсь энергией от нее. Правда, не всегда есть возможность (в том числе, финансовая) выезжать за город, когда хочется. Но если подобное происходит во время съемок – это большое везение! И вообще, я получаю энергию во время работы. Хотя, безусловно, устаю, но это не замечается.

- А творческие спады, депрессии тебе знакомы?

- Это состояние практически хроническое, я впадаю в него после каждой серьезной работы. Конечно, сейчас, когда мне 50 лет, как-то стыдно признаваться, что я могу впадать в депрессии. Да, я творческий человек, но жизнь не дает возможности позволять себе капризы, даже творческие. Ведь в первую очередь я – отец семейства, у меня двое взрослых детей.

- Ты опередил мой вопрос о семье: супруга тоже ведь актриса?

- Да, актриса Гюльзар Гурбанова. Мы, кстати, вместе учились у Алексея Баталова. Хотя были знакомы гораздо раньше, она училась в школе с моей сестрой.

- Постой, так у вас что – романтическая лав стори?

- Нет, скорее странное стечение обстоятельств: признаюсь, что никогда в жизни не смог бы все это запланировать (смеется). Конечно, я помнил ее по школе, но, как старшеклассник, особого внимания не обращал. После окончания школы сразу уехал, поступил во ВГИК, оттуда в армию и, спустя 4 года, к моменту моего возвращения, она повзрослела, стала барышней. Вот тогда-то я и обратил на нее внимание. А в Москве мы впервые с ней встретились на свадьбе одного сокурсника, где Гюльзар, на правах давней знакомой, представила меня всему нашему курсу.

- Из ваших двоих детей кто-то пошел по стопам родителей?

- Нет, Гюльзар изначально хотела, чтобы наши дети не имели отношения к искусству и стали обычными, нормальными людьми (смеется). Поэтому наша дочь, Фидан, закончила филфак университета Хазар по специальности “английский язык и литература”, а сейчас занимается изучением маркетинга. Специализировалась также по менеджменту, работая в двух серьезных организациях. Мне очень понравилось, что там практиковались довольно жесткие условия: Фидан просыпалась в 5.30 и возвращалась домой в 9.30. Я говорил ей, что у ребят есть армия, а у тебя – эта работа. Считаю, что молодым такую муштру надо обязательно проходить.

А сын, Юсиф, сейчас учится в 11 классе, и мы надеемся, что он сможет продолжить образование в каком-нибудь зарубежном англоязычном вузе. Хотим верить, что найдем на это вне семейные средства. Не представляю, каким образом это может получиться, но я просто верю в судьбу, и у каждого человека она собственная.

- Учитывая то, что мысль материальна, чего бы тебе еще хотелось видеть в Азербайджане?

- Нового расцвета культуры и науки – ведь именно они позволят нашей стране держаться “на плаву” после того, как некоторые природные ресурсы будут исчерпаны. Мечтаю, чтобы мы жили в культурном обществе и не жаловались друг на друга, не мстили, не грубили. Сейчас просто стало необходимым осуществление духовной трансформации и солидарности путем воссоздания забытых и привнесения новых ценностей. Нашему обществу, так же, как и каждому человеку, нужна гармонизация отношений.

Знаешь, я вообще прихожу к выводу, что самая большая ошибка человека – это война с самим собой. Когда тебе кажется, что внешний и внутренний миры – разные понятия. А с возрастом ты понимаешь, что это - одно и то же и мы сами формируем свою действительность. Я верующий человек по своей сути, но философствующий, а не ортодоксальный. В одной из передач Владимира Познера на вопрос: “Если бы Вы вдруг оказались перед Богом, что бы ему сказали?” некоторые отвечали: “Прости!” или “Спасибо!” Самый же шикарный ответ, на мой взгляд, дал Гребенщиков: “Понимаете, мы не окажемся перед Богом, потому что мы - все время перед ним. Все наши действия, поступки – это и есть вопросы, на которые мы получаем ответы”. Так что, надо стараться жить так, чтобы получаемые ответы были нам не в тягость, а радовали…

- Эльхан, большое тебе спасибо за интересную беседу, желаю дальнейших творческих успехов и, я уверен, что зрители с интересом будут ожидать твоих новых работ!

Книга «ИЧЕРИ ШЯХЯР В КИНОЛЕНТЕАХ» с дарственной надписью автора, подаренная Эльхану Джафарову, предоставлена сетью книжных магазинов «LIBRAFF»

Бахрам Багирзаде 

Бахрам Багирзаде

Статьи
ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10