Понедельник, 23 Октября 2017, 21:13
  • USD 1.7001
  • /
  • EUR 2.0010
  • /
  • RUB 0.0295

Карабах: армянский терроризм в церковной рясе – ШОКИРУЮЩИЕ ФАКТЫ

07 Октября 2017 19:00 - Политика.
Прочитано - раз(а)

И совсем неудивительно, что Римский Папа Франциск признал «геноцид армян»

Сегодня мы продолжаем цикл публикаций о ситуации в Нагорном Карабахе и вокруг него в далекие 1990-1991 годы. Речь пойдет о преступном  участии всех армянских церквей в карабахском конфликте. Автор нашего цикла - главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Алексей Синицын, который в то время работал в Оргкомитете по НКАО.

- В молодости, даже в достаточно зрелом возрасте мы не задумываемся над известным парадоксом: наше сознание с величайшим трудом моделирует картинки будущего, а прошлое приходит само. Это начинаешь понимать лишь с годами. И дело не только в лирическо-настальгическом ощущении, типа бессмертного: «Бойцы вспоминают минувшие дни / И битвы, где вместе рубились они». Иногда прошлое приходит самым банальным способом – цепочкой фактов, по которым, как по лестнице, ведущей вниз, спускаешься от обычной газетной заметки к очень важным событиям 25-летней давности.

Так и я от случайно промелькнувшей информации: «Британия будет ежегодно выделять Армении 4 млн. фунтов стерлингов для «благого правления» - спустился по ступенькам памяти к хорошо знакомой вам баронессе Кокс. В прошлых публикациях я рассказывал о том, как она лично создавала имидж интеллектуала и в то же время «пламенного борца за свободу Армении» международному террористу Монте Мелконяну, как организовала воздушный мост «Коллективный Запад-Нагорный Карабах» с «гуманитарной помощью» для армянских боевиков. Но в Карабахе часто рядом с ней был ее «верный соратник», еще один британский аристократ – лорд Малкольм Пирсон, который тоже немало потрудился для торжества «благого правления» в Армении.

Лорд Пирсон имел тогда серьезные позиции в международном страховом бизнесе, а это одно из лучших прикрытий любой разведдеятельности. Один доступ к информации о материальном положении клиента или его здоровья стоит многого. Чем, кстати, Пирсон весьма успешно пользовался на территории СССР. Но о его «лепте» в разжигание карабахского конфликта я, наверное, расскажу в другой раз. А сейчас лучше зададимся вопросом – почему британцы проявили такой интерес к армянской и, в частности, карабахской проблематике? Как они поняли, что армяне – это то «слабое звено», дернув за которое можно растащить по частям ядерную державу?

Очевидно, на эту тему следует написать целое исследование, но я остановлюсь на деталях, неизвестных широкому читателю. Однако начнем издалека. Я думаю, ни для кого не секрет, что разведки всего мира активно используют религиозный фактор в своей работе. Советские спецслужбы тоже не были исключением. В западную печать кто-то даже «слил» доклад замначальника 4-го отдела (работа по линии религиозных организаций) 5-го Управления КГБ полковника Романова от 1982 года, где есть и такие строки: «Через ведущую агентуру РПЦ, Грузинская и Армянская церкви прочно удерживаются на позициях лояльности, активной поддержки миролюбивой политики советского государства».

В том же 1982 году предстоятелем Армянской церкви в Австралии и Новой Зеландии стал архиепископ Аган Балиозян с агентурным псевдонимом «Зорик». От сотрудничества с Москвой он, естественно, отказался после августовских событий 1991 года. К тому же, ему в актив зачлись связи с британской и австралийской разведкой, на которых он тоже работал. Балиозян был завербован советской разведкой в 1973 году, как раз когда на кафедру предстоятеля епархии Англии заступил Нерсес Позапалян, будущий архиепископ. Спецслужбы не могли пройти мимо этого человека – действительно очень образованного, с прекрасным знанием англосаксонского мира и обширными связями. К тому же Позапалян был личностью сложной, своеобразной. Он и закончил свою жизнь как-то странно – при загадочных обстоятельствах был смертельно ранен в собственных покоях в 2009-ом году.

Позапалян слыл очень активным священнослужителем, встречался с массой знаковых фигур, даже был награжден специальным «Благодарственным письмом» английской королевы Елизаветы II. Этот армянский клирик был одним из тех немногих, кому довелось учиться, как в  Московской духовной академии Русской Православной Церкви в Загорске, так и на кафедре теологии в колледже Воскресения Христова в английском Йоркшире. Он и функционировал как агент-двойник, абсолютно не боясь чекистского разоблачения. Ведь его держал под контролем сам тогдашний начальник управления «К», т.е. внешней контрразведки, небезызвестный Олег Калугин, впоследствии заочно приговоренный за предательство к 15-ти годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Так или иначе, но британцы, как, впрочем, и другие их западные коллеги, рассматривали армянскую церковь как мощный агентурно-оперативный фактор в карабахской коллизии. Причем, речь идет не только об  Армянской католической, но и апостольской церкви. Я еще лет за пять до карабахского конфликта как-то встретился с Эриком Амфитеатровым (Erik Amfitheatrof), британцем, шефом московского бюро «Time Magazine». Меня он считал своим «молодым другом», а в Ми-6 позиционировал себя вторым  Уильямом Харви. Был в годы первой мировой войны такой английский разведчик, который писал провокационные политические статьи в  «Daily Mail» и другие газеты, и очень высоко ценился своим руководством. Так и Эрик Амфитеатров специализировался на изучении КГБ и Кремля, и не без основания считался очень осведомленным человеком.

В тот раз он, восторгаясь деятельностью Папы Иоанна Павла II в Польше по свержению социалистического строя, неожиданно заявил мне, что Ватикан точно так же покажет себя и в СССР. Памятуя, тот факт, что ответная реакция на утверждение всегда содержит больше информации, чем ответ на точно сформулированный вопрос, я сам стал говорить о сомнительных связях католиков с украинскими униатами. Но Эрик перебил меня: «Я имею в виду дохалкидонскую церковь». А такой на советском пространстве была только одна – армянская апостольская (ААЦ).

И действительно, в годы карабахской войны ААЦ пользовалась безоговорочной поддержкой Св. Престола. Осенью 1990-го года мы провели зачистку монастыря Амарас, который, согласно агентурным данным был превращен в бандитское логово. Но тут же Католикос всех армян Вазген I направил гневную телеграмму самому Горбачеву: «В воскресенье, девятого сентября, армянский монастырь Амарас, основанный в четвертом веке, после совершения торжественной литургии, дважды подвергся нападению со стороны группы людей, одетых в военную форму, открывших огонь по стенам монастыря, повергая в ужас духовнослужителей и безоружных сторожей».

«Безоружные сторожа», как, впрочем,  и «духовнослужители» - это террористы, сложившие оружие только под дулами автоматов спецназа. А второй раз наши люди приходили, чтобы вскрыть «схрон» с тремя десятками стволов, гранатами, взрывчаткой, армейскими рациями, которые боевики сдали после первых допросов. Кстати, в той телеграмме Вазген I впервые прибег к откровенному шантажу. Он пугал Москву: «Чаша терпения бесправных армян давно переполнена, и они готовы умереть свободными, как герои Фермопил, нежели жить в рабстве».

Горбачев  тогда не просто заигрывал с церквями на советской территории. Он пытался получить от них поддержку своей катастрофической политики, поэтому из Москвы в наш адрес все чаще раздавались грозные окрики «Монастыри не трогать! К церквям не подходить!». Но догадайтесь с трех раз, кто моментально откликнулся на провокационное послание армянского Католикоса? Нет не Кремль, а Ватикан.

Отец Йозеф Гунчага, помощник настоятеля костела св. Людовика в Москве, вещал тогда с церковной кафедры: «Идет психологическая война против христианства в этих краях, чтобы сделать их жизнь более трудной, а в духовном смысле, может быть, и невозможной. Я слышал, что в Карабахе долгое время не было христианских храмов, но были мечети, и я боюсь, что если эти храмы попадут в руки врагов христианства, то могут быть уничтожены». Вот, что интересно, отец Йозеф, словак, никуда не исчез с постсоветского пространства. Он сейчас настоятель рязанского (!) католического прихода Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии, большой общественник. Выступает с лекциями, участвует в конференциях, даже сам засыпает лопатой колдобины на рязанских дорогах. Но это уже, как говорится, не наша забота.

В Оргкомитете много раз хотели найти, хотя бы, малейшее взаимопонимание в отношениях с армянскими священнослужителями. Ничего не получилось. Читатели, наверное, слышали об армянском архиепископе Паргеве Мартиросяне, который недавно предал анафеме Путина за продажу оружия Азербайджану. Проще говоря, проклял. Причем, даже какого-либо церковного порицания от Эчмиадзина не получил. Так вот, я, как и многие мои товарищи, уже более четверти века хожу под проклятием этого деятеля. Мартиросян, сумгаитский армянин, зоологический националист, в те годы был главным армянским священнослужителем в Карабахе. Ни на какие контакты с Оргкомитетом он не шел, военных тоже ненавидел, и бесконечно строчил жалобы на притеснения в Кремль, Ватикан, ООН и т.д.  и т.д.

Это с его легкой руки в храмах Карабаха (необязательно армянских, а скорее албанских), переданных государством Армянской Апостольской Церкви, священники, которые, как черные вороны, слетелись туда из Армении, читали откровенно националистические проповеди и раздавали листовки такого же содержания. Были там и материалы на русском языке – обращения князя Манвела Мамиконяна: «С радостью прими смерть за страну», мало известного тогда  Гарегина Нжде: «Бог и моя Родина всегда были на первом месте в моем храме веры» и всякое другое в том же духе. Молодых армян призывали быть «Хачакирнерами», т.е. крестоносцами, как их предки. Таковых в истории никогда не существовало. Готфрид Бульонский был, и Раймунд Тулузский был, а, вот, армян-крестоносцев не было. Но все это только поначалу казалось смешным…

Очень скоро храмы ААЦ превратились в пункты вербовки террористов, девизом которых стало заимствованное у апостола Павла из его «Послания к римлянам» выражение: «Если Бог за нас, кто против нас?». А немногим позже армянские церкви стали штабами и опорными пунктами боевиков или, в лучшем случае, складами оружия, амуниции, средств связи и т.д.

В своем фильме «Необъявленная война» я показал памятник «Дружбе народов» в Казахском районе, который пытался взорвать армянский монах, но подорвался сам. Таких террористов в рясах, воспитавших целые отряды фанатиков, было множество. В 1990-1991-ом годах с тяжелыми боями и людскими потерями среди советских военнослужащих и азербайджанской милиции пришлось брать церковь монастыря Егникасар недалеко от Чайкенда, в селе Доланлар - церковь Сурб Аствацацин; в селе Хандзадзор - церковь Сурб Ованес, в селе Баназур - церковь Сурб Аствацацин; в селе Аракюль - церковь Мариам Аствацацин и т.д. Во всех храмах населенных пунктов Манашид, Эркеч, Бузлух  были обнаружены «стратегические схроны» с огромным запасом оружия.

Но едва ли не по каждому этому случаю западная пресса, подконтрольная Ватикану, особенно «L'Osservatore Romano» («Римский обозреватель»),  поднимала вселенский вой – мол, идет война мусульман и коммунистов с христианством, а вечно гонимая армянская церковь является последним защитником христовой веры на Востоке. Это была целенаправленная политика, разработанная Instituto per le Opere Esteriori – Институтом внешних дел и Грегорианским университетом ордена иезуитов, в библиотеке которого собрана одна из самых больших в мире коллекций подшивок советских газет, включая республиканскую прессу. В то время она особо тщательно изучалась аналитиками Св. Престола.

В ответ Армянская апостольская церковь в нарушении всех собственных церковных канонов сквозь пальцы смотрела на стремительный процесс перехода армян в католицизм, как в армянской диаспоре, так и самой Армении. В тяжелый для Карабаха 1991 год был учреждён Ординариат Восточной Европы для армяно-католиков с центром в Гюмри. А в 2011 году во главе его был поставлен архиепископ Рафаэль Минасян, которого Ватикан считает одним из своих самых «ценных кадров». Еще бы, с подачи армянских властей он даже учредил армянское католическое телевидение «Телепаче Армения».

И совсем неудивительно, что Римский Папа Франциск не только признал «геноцид армян» в Османской империи, но и объявил его одним из самых страшных злодеяний ХХ века. Сегодня Ватикан рассматривает Армению и ее конфессии как важного оператора своих «гуманитарных миссий» на Ближнем Востоке и постсоветском пространстве. Поэтому Св.Престол активно поддерживает претензии армян ААЦ и армян-католиков на храмы Грузинской православной церкви в Самсцехе-Джахети на юге Грузии. Это продолжение той экспансии, что мы уже когда-то пережили. Во так и получается, что прошлое все время возвращается напоминаем о событиях тридцатилетней давности, развернувшихся тогда в Нагорном Карабахе, о которых наш читатель знает еще далеко не все.                  

                     

Алексей Синицын

Статьи
ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10