Суббота, 21 Октября 2017, 05:17
  • USD 1.7001
  • /
  • EUR 2.0087
  • /
  • RUB 0.0296

Азербайджанец Мухаммед выиграл сражение у израильских раввинов

06 Октября 2017 18:40 - Религия.
Прочитано - раз(а)

Бабаев, отец которого мусульманин, разумеется, такого документа представить не мог

Шломо Бабаев, репатриировавшийся в Израиль более двадцати лет назад, сочетался на этой неделе законным браком со своей любимой девушкой Лорен, стоя под хупой, в присутствии ортодоксального раввин, передает Vesti.Az со ссылкой на detaly.co.il.

Однако, прежде чем эта свадебная церемония состоялась по всем канонам, он, репатриант из Азербайджана, с матерью-еврейкой и отцом-азербайджанцем (мусульманином), должен был убедить раввинов в том, что его еврейства для этого вполне «достаточно». В самом деле, не многие евреи, которые репатриируются в Израиль, носят имя Мохаммед (это имя он сменил на Шломо сразу после приезда). И потому, когда начался процесс регистрации брака, у местного раввина возник ряд вопросов к жениху.

Бабаев сразу понял, что его прежнее имя (которое все еще фигурировало вместе с нынешним в его израильском удостоверении личности) и происхождение зажгут красный свет раввинату, который, как известно, контролирует все вопросы брака и развода евреев в Израиле.

Как и любого еврея, выражающего желание устроить свадьбу в Израиле и по израильским законам, Шломо попросили представить документы о том, что он — еврей по Галахе (согласно своду религиозных законов).

Иудеем по Галахе считается тот, кто рожден матерью-еврейкой. Для большинства израильских евреев «ктуба», свидетельство о браке их родителей,  служит достаточным доказательством требуемого.

Бабаев, отец которого мусульманин, разумеется, такого документа представить не мог хотя бы потому, что у его родителей, проживавших в Баку, никогда не было еврейской свадьбы. Не было этого документа и у его бабушки и дедушки.

25-летний молодой человек, выросший в небольшом городке Йерухам на юге страны, узнал, что существует организация, которая, в принципе, могла бы помочь ему получить необходимые подтверждения. Речь идет об Ассоциации «Шорашим» («Корни»), основанной десять лет назад. Она оказывает молодым израильтянам, в особенности репатриантам, помощь в нахождении требуемых документов и, тем самым, предоставляет возможность избежать сложного процесса перехода в иудаизм (гиюр).

«Шорашим» действует и как филиал Ассоциации ортодоксальных раввинов «Цоар», цель которой – сделать религиозные ритуалы привлекательнее и понятнее для секулярных евреев.

Как рассказывает Бабаев, после первой встречи в «Шорашим» ему сказали: «Если вы верите в чудеса, тогда молитесь». То есть, прогноз был весьма неутешительным.

Следует отметить, что вообще «Шорашим» обрабатывает около 2500 дел в год, большинство из которых связаны с новыми репатриантами из бывшего Советского Союза и их детьми.

Согласно Закону о возвращении, потенциальным иммигрантам в Израиль нужен еврейский дедушка или бабушка или еврейский супруг или же они должны быть обращены в иудаизм раввином в еврейской общине, признающейся таковой.

По некоторым оценкам, 300 000 русскоязычных, которые переехали в Израиль во время массовой репатриации 1990-х годов, воспользовавшись Законом о возвращении, не считаются евреями по Галахе или не могут этого доказать. Таким образом, им запрещено заключать браки в Израиле.

Бабаев, который сегодня живет в Тель-Авиве и занимается установкой систем пожаротушения, переехал в Израиль в 1997 году вместе со своими родителями, бабушкой и братьями матери. Неясно, какие документы они предоставили в то время, чтобы доказать свое право жить в Израиле в соответствии с «Законом о возвращении». Однако через два года после репатриации Мохаммеда официально переименовали в Шломо на церемонии в местной синагоге. Кроме того, на более еврейское было изменено также имя его матери.

В детстве и в подростковом возрасте Шломо учился в религиозной школе, соблюдал субботу (Шабат) и законы кашрута. Как утверждает Бабаев, до тех пор, пока его не призвали в армию, он носил кипу.

Ему было сказано, что его мать была еврейкой, ее мать и бабушка также были еврейками. Если бы Шломо мог это доказать, то он считался бы галахическим евреем и имел бы право жениться в Израиле.

Проблема заключалась в наличии документов. В качестве первого шага раввин Авраам Флакс, главный исследователь в «Шорашим», поехал в Йерухам, где встретился с бабушкой Бабаева.

«Они принесли целую коробку с документами, лежавшими на чердаке — свидетельства о рождении, свидетельства о браке, как вы это называете, — вспоминает Флакс. — Замечательно, что у них сохранились все эти бумаги. Единственная проблема заключалась в том, что в них не оказалось никаких подтверждений еврейства».

Авраам Флакс решил испытать удачу за границей. Дело в том, что «Шорашим» управляет крупной сетью специалистов в бывшем СССР, способных обращаться к старым записям и архивам даже в самых отдаленных местах.

«В девяноста процентах случаев мы можем найти нужные нам документы, — говорит Ори Шехтер, исполнительный директор организации, — и в ста процентах случаев главный раввинат принимает документы, которые мы предоставляем в качестве достаточного доказательства».

В течение нескольких месяцев удалось обнаружить ключевой документ, необходимый для доказательства еврейской родословной Бабаева: свидетельство о браке его прабабушки от 1931 года, где «черным по белому», как выразился Флакс, значилась национальность новобрачной — «еврейка».

Эта прабабушка вышла замуж за азербайджанца-мусульманина в своем родном городе Одесса и переехала с ним в Баку. В Азербайджане евреи и мусульмане ладили между собой, и смешанные браки между этими двумя группами весьма распространены. Так что, по словам Флакса, не удивительно, что мать Бабаева и бабушка вышли замуж за мусульман.

Теперь команде «Шорашим» нужно было доказать, что женщина, чье имя фигурирует в свидетельстве о браке 1931 года, действительно, непосредственным образом связана с бабушкой Бабаева, и эта бабушка действительно была матерью его матери. Все эти доказательства были найдены в документах, обнаруженных на чердаке.

Как объясняет Флакс, дети от смешанных браков в Азербайджане, такие как мать и бабушка Бабаева, могли принять решение в возрасте 16 лет после получения паспорта, предпочитают ли они быть причисленными к евреям или к азербайджанцам. «Очевидно, что в месте, где евреи были меньшинством, многие выбирали национальность «азербайджанец», и это объясняет, почему в бумагах матери и бабушки Шломо не упоминалось о том, что они были евреями», — говорит раввин Флакс.

Около месяца назад представителю главного раввината, который должен разрешить проведение брачной церемонии, было представлено толстое досье, содержащее результаты проведенного организацией «Шорашим» расследования. После чего просьба Шломо Бабаева о желании сыграть свадьбу в Израиле по всем канонам тотчас была удовлетворена.

Оглядываясь назад, раввин Флакс говорит, что речь идет об одном из самых сложных дел, с которыми ему когда-либо приходилось сталкиваться.

«В былые времена мы проклинали Советы за то, что они заставляли людей идентифицировать еврейство в личных документах, — говорит он. — Сегодня эти документы представляют собой важнейшие доказательства, необходимые таким, как Шломо, чтобы спокойно жениться в Израиле».

Шломо Бабаев — не единственный, кто может выиграть от того, что удалось отыскать пыльное старое свидетельство о браке, обнаруженное в каком-то архиве на территории бывшего Советского Союза.

«Теперь, когда мы установили, что прабабушка Бабаева была еврейкой, около пятнадцати других его близких родственников — его братья и сестры – могут проходить брачную процедуру здесь, в Израиле, без каких-либо проблем». — отметил раввин Авраам Флакс.

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10