Вторник, 17 Октября 2017, 07:59
  • USD 1.7003
  • /
  • EUR 2.0080
  • /
  • RUB 0.0297

Карабах: предательство Центра и игра Запада – СЕНСАЦИОННЫЕ ФАКТЫ

23 Сентября 2017 19:40 - Политика.
Прочитано - раз(а)

«Всякая разведка лишь тогда чего-нибудь стоит - когда она дает фору во времени»

Мы продолжаем серию публикаций о раскручивании спирали карабахского конфликта в 1990-1991 годах. Их автор – создатель фильма «Необъявленная война», который на нашем портале просмотрели более 100 тысяч пользователей (http://vesti.az/news/340549главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Алексей Синицын. В те  годы он работал в Оргкомитете по Нагорному Карабаху (НКАО).

- Наверное, цель любых записей о событиях не столь, уж, далекого прошлого, – это не только чьи-то воспоминания, или назидание, или, бог знает, что еще, но и попытка переосмыслить события, как в моем случае, почти тридцатилетней давности. Причем, это должны сделать, как автор, так и читатель. Не знаю, что происходит в голове у читателей, но лично мне ничего переосмыслить не удается. Казалось бы, публикуются самые разные материалы – аналитические или даже очень личные – о самом феномене «перестройки» и ее трагических и, к сожалению, необратимых последствиях, первым из которых стал Карабах. Появляется новая, порой, шокирующая информация, в неожиданном ракурсе раскрываются главные и уже подзабытые персонажи тех отшумевших событий, но… Для меня все остается, как в популярном в нашей среде «перестроечном» анекдоте:

«- Не могу понять, что происходит в стране.

 – Давай, я тебе объясню.

 – Объяснить я и сам могу, я понять не могу».

Я до сих пор, как и все мы в Оргкомитете три десятилетия назад, не могу понять людей, ставших на путь предательства. Но объяснить – пожалуйста. В моем фильме «Необъявленная война» есть документальные кадры захвата боевиков и их «экстренного потрошения», т.е. допросов на месте. Так вот, и они, и мы знали, что их через тридцать суток передадут в Армению, а главное для террористов - успеть сбросить оружие, боеприпасы и потом уже нести какую-нибудь чушь о том, что ты - только строитель, крестьянин, студент. В общем, черт знает кто, но мирный.

Я не боюсь показаться голословным, потому что готов предоставить вам такого компетентного свидетеля, как Виктор Кривопусков - бывший подполковник милиции и начальник штаба Следственно-оперативной группы МВД СССР по НКАО, он же бывший руководитель представительства Россотрудничества в РА, он же экс-советник посольства РФ в  Армении, он же Почетный член Союза писателей Армении и пр. и пр. Одним словом, преуспел человек.

Всем советую найти в интернете его книгу «Мятежный Карабах» - удивительные откровения недалекого предателя, который даже не до конца понимает, что вся его «нелегкая и опасная» деятельность в Карабахе подпадала под статью 64. «Измена Родине». Не посадили. Как и его  подопечных – армянских боевиков.

Но вернемся к творчеству «почетного армянского писателя», рассказавшего, как он выводил из-под ответственности армянских террористов после ночного боя с рижским ОМОНом у села Джанятаг. Замечу, рижане были бесстрашными парнями, вполне осознанно ненавидевшие боевиков, скажем так, на идейных основаниях. Двух боевиков, которых Кривопусков стыдливо назвал «вооруженными сторожами фермы», омоновцы положили при задержании, девятерых захватили с «калашниковыми» в руках, что позволило отправить их в шушинский изолятор, а  еще 16, чьи стволы, как выразился автор «Мятежного Карабаха», «не пахли пороховой гарью», после 30-дневного административного ареста благополучно отпустили.

А, вот, и саморазоблачение бывшего подполковника: «Надо заметить, что нашим следователям не составило бы большого труда подготовить обвинительные заключения на каждого задержанного армянина. Но стиль ведения оперативно-следственных действий и нравственная атмосфера, сформировавшиеся за короткое время в нашем коллективе, в первую очередь благодаря полковнику Гудкову, исключали у наших офицеров сделки с совестью и нарушения законности». Оказывается, арест откровенных бандитов – это нарушение законности?! Все поставлено с ног на голову.

Почему же так поступали Кривопусков, Гудков и некоторые другие офицеры? Но не все, учтите, далеко не все, а только те, кто были ставленниками тогдашнего главы МВД Вадима Бакатина, которого Горбачев назвал «политическим министром». Бакатин, начав свою деятельность с разгрома профессиональных кадров милиции, сам радостно признавался: «Я гонял это МВД, как сидоровых коз». А потом провел операцию «Чистое поле», в формате которой запретил милиции использовать платных осведомителей, этим и другими своими приказами уничтожив агентурную сеть, которая поставляла бесценную информацию об организованной преступности и незаконных вооруженных формированиях. Надо полагать, к самой искренней радости армянских боевиков.

Мировую известность Бакатин получил позже, возглавив уже агонирующий союзный КГБ после августовских событий 1991-го года. Он, к изумлению самих американцев, публично сдал им всю уникальную аппаратуру прослушивания и наблюдения в только что построенном здании  посольства США в Москве. Мало, кто понимает, что он еще и «засветил» всю агентурную сеть, с огромным трудом созданную чекистами в среде иностранных подрядчиков, возводивших посольское здание. По-моему, только после этого американцы сами поверили, что они «победили Советы в холодной войне».  

Ну, а, что, Кривопусков и иже с ним? А здесь все ясно. Кривопусков пришел в органы из комсомольских функционеров. Была такая порода вечно деловых, шумно-радостных – «взвейтесь, да развейтесь» - молодых циников, думающих только о номенклатурной карьере. Что же удивительного, если он стал «колебаться вместе с линией партии», которая выдвинула в свои лидеры Горбачева, Яковлева, Ельцина, Бакатина и многих подобных деятелей.

Итак, все как в нашем анекдоте – объяснил я вам мотивы деятельности Кривопускова, а, вот, понять до сих пор не могу. И что самое обидное, от Оргкомитета не могли укрыться его регулярные конспиративные контакты (полноценная агентурная связь) с националистическим подпольем Карабаха - Зорием Балаяном, Робертом Кочаряном, Сержем Саркисяном, Аркадием Гукасяном, Валерием Атаджаняном, Ваганом Габриэляном и пр., но… Многоточие, надеюсь понятно.

Нам было ясно, что такие, как Кривопусков, а их хватало не только в милиции, но и в центральном аппарате КГБ, делают все возможное и невозможное, чтобы задержанные боевики не попали в изоляторы временного содержания в Шуше или Баку. Отъявленных бандитов прятали в больницах, как пострадавших при задержании, или устраивали побеги при этапировании, о чем «почетный писатель» с удовольствием повествует в своем «Мятежном Карабахе». Но я укажу на то, о чем он и другие участники событий тех лет умолчали – с нарастанием вооруженного сопротивления Оргкомитету предатели (а как иначе их назовешь) стали массово оформлять террористов, как добровольных «идейных» осведомителей органов МВД и контрразведки.

Если бы кто-нибудь под шапкой-невидимкой оказался бы в нашей среде, он, наверное, голову себе сломал, пытаясь понять такую фразу: «Конторщики опять ополосатили барадоми». Что ж, поясню.  Конторщики – это чекисты, «ополосатить» - это неологизм от профессионального сленга. «Полосатым» в КГБ называли осведомителя, «доверенное лицо», потому что в «Конторе» уголки личных дел агентов помечали несколькими полосками. А, вот, к появлению «бородоми» я сам приложил руку. В моем фильме «Необъявленная война» есть эпизод допроса боевика, который уверяет следователя: «Это не мы виноваты. Это из Еревана приехали бородоми». Его поправляют: «Бородачи». «Да. Бородоми», - соглашается боевик.

Однако настоящая легализация отрядов боевиков, которых они, как арабы, называли «джокатами», была реализована в Армении за год (!) до развала Советского Союза. Летом 1990-го года в Армении триумфально победило Армянское общенациональное движение (АОД), а фактическим руководителем республики стал Левон Тер-Петросян, кстати, на тот момент офицер «мобилизационного резерва КГБ СССР», что, естественно, нигде не афишировалось. При нем  более двух тысяч террористов, в основном, из «Армянской Армии Независимости» и «Армянской Освободительной Армии» были приняты в ОМОР (отряды милиции оперативного реагирования МВД тогда еще Армянской ССР) и засланы в Азербайджан. Даже вертолетами перебрасывали. К ним присоединись экстремисты из других «партизанских джокатов», которые, фактически, оккупировали села с армянским населением в прилегающих к НКАО районах.

Информационное покрытие этой необъявленной войны против Азербайджана в международном контексте обеспечивали десятки статусных иностранцев, к позиции которых западное общество было очень чувствительно. Сколько же их приезжало в Карабах вместе с баронессой Кокс: британский лорд Малкольм Пирсон, Уильям Миллер — один из директоров международного Фонда за выживание и развитие человечества, английский физик профессор Джон Маркс, Каролина Крофт из Фонда по правам человека Конгресса США, японский ядерщик Синъити Масагаки, Роберт Арсенал — специалист по советско-американскому культурному обмену, американский адвокат Скотт Хортон, – всех не перечислишь.

Все эти люди были вхожи и в Кремль, и Верховный Совет СССР, в национальные парламенты и властные резиденции собственных стран. В своих бесконечных докладах, интервью, на всяческих конференциях они уверяли весь белый свет в том, что армейские подразделения и группы азербайджанского ОМОНа, которых они окрестили «многотысячными штурмовыми отрядами Народного Фронта Азербайджана», уничтожают, грабят, сжигают мирные армянские села, убивают и насилуют армянское население и т.д. Одним словом – геноцид. А противостоят этой орде якобы только обычные армянские мужчины, далеко не всегда вооруженные охотничьими ружьями. Чаще – самодельными. Подозреваю, что кремниевыми. Вот так-то…

Но мы понимали, что от этого образа «обреченного и почти безоружного армянского фидаина» мировые СМИ скоро отойдут, и на смену этому штампу придет молодой, гордый, свободолюбивый и прекрасно подготовленный армянин, который с оружием в руках будет громить  «прогнившую» Советскую армию и «банды озверевших азербайджанских молодчиков».

Дело в том, что в Карабахе и, особенно, в Армении отряды армянских террористов нападали на советские воинские части, устраивали настоящие боестолкновения на армяно-азербайджанской границе с использованием артиллерии и даже военной техники. Этому надо было найти какое-то разумное объяснение в контексте т.н. «активных мероприятий» западных спецслужб, под которыми, как я уже раньше рассказывал, понимают специальные операции для воздействия на враждебное, а, иногда, и свое правительство, общественное мнение и т.д. Значит, коллективному Западу надо было создать миф о свободолюбивых армянах, которые, устав от многолетних мусульманско-советских  гонений, взялись за оружие, чтобы наконец-то обрести независимость.   

В то время в Карабах не меньшим числом, чем правозащитники, приезжали зарубежные журналисты, среди которых чрезвычайно противными выглядели представители бывшего «социалистического лагеря». Но это, просто к слову пришлось. Конечно, журналисты в своих статьях отрицали наличие у них какой-то первоначальной концептуальной установки, все в один  голос утверждали, что приехали в Карабах «увидеть все своими глазами», и только потом, все увидев, ахнули, ужаснулись и т.д. и т.д.

Среди них как-то «мило» выделялись журналисты из Норвегии Ленэ Свансон со своим супругом. Они приехали в тогдашний Степанакерт через Баку, и не знаю, кого там они там очаровали, но к ним прикрепили даже одного из лучших наших кинооператоров, замечательного парня, к сожалению, уже ушедшего от нас Надира Зейналова. Кстати, он первый и обратил внимание, что любые натурные съемки «журналистам», как говорится, «до лампочки». Да и как они могли самостоятельно работать с Надиром? Без силового прикрытия военных его мгновенно  растерзали бы армяне, никакие иностранцы не остановили бы их. Неужели они этого не понимали?

Свансон с супругом были, наверное, единственными иностранцами, которые сами пришли в Оргкомитет, где объявили, что они - фрилансеры, т.е. свободные журналисты, работающие сразу на несколько норвежских и шведских изданий. Ну, чем ни прекрасная, как говорят профессионалы, «легенда прикрытия», пусть и составленная на скорую руку?

Муж Ленэ держался на втором плане, а, вот, она сама… Внешне на Мату Харри наша новая норвежская знакомая, не тянула – невысокая, мягко говоря, очень плотная, но по-своему обаятельная, прекрасно информированная и еще с безукоризненным русским и английским в его британском варианте. Она со своим мужем, который на шаг от нее не отходил, в первый же день отсняли весьма доброжелательные интервью со всем руководством Оргкомитета, с удовольствием приняли наше предложение «отобедать чем бог послал», отобедали, хорошо выпили, поехали в Шушу, там тоже интервью, потом они отужинали, снова хорошо  выпили и потеряли интерес к съемкам.

Немного отвлекусь, сказав вам, что за тот год я снял не только «Необъявленную войну», но, по меньшей мере, еще четыре ленты, работая только с сотрудниками азербайджанского КГБ и МВД. К тому времени в стадии монтажа был еще и мой авторский фильм о разведбате 23-ей дивизии, которым на тот момент  командовал подполковник Олег Ларионов, позже погибший от рук армянских террористов вместе с журналистом «Молодежки» Салатын Аскеровой.

Сей факт я от норвежцев, естественно, не скрывал, они в меня, буквально, вцепились, я тоже охотно шел на контакт, стремясь понять их истинные намерения. Я не буду вдаваться в детали развития наших отношений. Мы встречались с ними несколько раз, в том числе и далеко за пределами Карабаха. По всем индикаторам эта парочка производила впечатление квалифицированных агентов, работающих под краткосрочной легендой прикрытия – играли роль свободных журналистов.

А, как учит старая добрая английская пословица: «Если перед вами нечто: что выглядит как утка; плавает как утка; крякает как утка и летает как утка – то, перед вами, скорее всего, утка». Поэтому мы в подлинной профессии наших Свансонов или совсем не Свансонов совершенно не сомневались. Только и мы, и они очень торопились – события в Карабахе и стране развивались с пугающей быстротой. Но «журналисты» спешили больше нашего, видимо, памятуя такое полушутливое наставление: «Всякая разведка лишь тогда чего-нибудь стоит - когда она дает фору во времени».

Их совершенно не интересовали государственные секреты в общепринятом понимании. Кажется, они знали кремлевское закулисье лучше любого из нас. Как выяснилось, в круг их интересов входили неожиданные темы: отношение Оргкомитета к Армянской Апостольской Церкви, отношение к Горбачеву в военной среде и еще страстное желание записать интервью с настоящим «идейным» армянским боевиком, так сказать, в «азербайджанских застенках». Туповатые «бородоми» - «дали гранату, сказали бросить в дом турка» - норвежцев (?) совершенно не привлекали. Забегая вперед, скажу, что мы удовлетворили их любопытство – подставили им  нашего человека, выдав его за одного вполне реального армянского террориста. Наверное, это на некоторое время ослабило накал армянской террористической деятельности в Азербайджане.

Но эту увлекательную историю я расскажу в следующий раз, как и о том, что «подчищать» проколы Свансонов пришлось самой Кэролайн Кокс. Я уже ранее обещал вернуться к деятельности беспокойной баронессы и обязательно это обещание выполню. 

Алексей Синицын

Статьи
ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10