Четверг, 21 Сентября 2017, 12:38
  • USD 1.7007
  • /
  • EUR 2.0209
  • /
  • RUB 0.0292

Россияне были их рабами, а они хотели в Азербайджан – ЖУТКАЯ ИСТОРИЯ

17 Августа 2017 08:07 - Криминал.
Прочитано - раз(а)

Поход по грибы кончился жестокой расправой и рабством

Трем жителям Хабаровска, которые отправились в лес за грибами, пришлось вместо этого убирать урожай марихуаны на плантации близ села Партизанское в Еврейской автономной области (ЕАО). Угрожая оружием, злоумышленники отвели грибников на конопляное поле и заставили собирать запрещенные растения. Двух пленников позже отпустили, судьба еще одного по прежнему неизвестна. Это далеко не единичный случай: стать жертвой наркоплантаторов рискует любой, кто случайно попадет на их делянку.

Партизанская полянка

Инцидент произошел 10 августа. По данным следствия, хабаровчане наткнулись на двоих мужчин и женщину с оружием в лесополосе недалеко от села Партизанское Смидовичского района ЕАО, примерно в 45 километрах от Хабаровска. Угрожая расправой, незнакомцы отвели грибников на лесную поляну, где была разбита плантация конопли. В течение всего дня пленники срезали верхушки созревших растений и укладывали их мешки. Плантаторы не спускали с них глаз и разрешили передохнуть лишь после того, как был срезан последний куст.

Собрав урожай, злоумышленники приказали двоим грибникам убираться прочь и держать язык за зубами, а третьего оставили в качестве заложника. Так и не дождавшись своего приятеля, пострадавшие обратились в полицию.

Всех троих плантаторов полицейские вскоре отыскали среди местных жителей. Село Партизанское, где живет примерно тысяча человек, хорошо известно местным борцам с наркопреступностью. В январе 2017-го и октябре 2016-го полицейские уже изымали у местных крупные партии наркотиков растительного происхождения — марихуаны и гашиша. В июле предъявили обвинение ранее судимому жителю района, собравшему неплохой урожай дикой конопли, выросшей самосевом возле дороги.

 «В настоящее время подозреваемые заключены под стражу. Третий потерпевший до сих пор не обнаружен», — рассказала «Ленте.ру» и.о. старшего помощника руководителя управления Следственного комитета России по ЕАО Алина Афанасьева. По ее словам, пока не установлено, что коноплю, которую собирали пленники, вырастили именно эти люди, поэтому им еще не предъявлено обвинение в незаконным обороте наркотиков.

Однако вооруженные люди, оказавшиеся рядом с конопляным полем, — вряд ли простое совпадение. Вооруженная охрана возле таких плантаций встречается нередко. К примеру, в сентябре 2013 года дагестанская полиция рядом с лесной поляной в Дербентском районе, где насчитали 300 кустов культивированной конопли, обнаружила палатку, а в ней двоих мужчин с гладкоствольным ружьем «Сайга-410» и травматическим пистолетом, передает Regnum.

Поиски третьего пленника продолжаются, но следователи предполагают, что 30-летний мужчина, оставшийся заложником у плантаторов, скорее всего убит. По этой причине в отношении задержанных возбуждено дело не только о похищении с применением оружия (статья 127 УК), но и об убийстве (статья 105 УК).

Нет тела — нет дела

Источник «Ленты.ру» в правоохранительных органах пояснил, что задержанные в ЕАО не сознаются в убийстве, потому как поговорка «нет тела — нет дела» — это не лирика, а практика. И если труп так и не будет обнаружен, дело останется нераскрытым.

«В этом основная опасность встречи в лесной чаще с хозяевами подобных плантаций, — отметил источник. — У них появляется большой соблазн избавиться от случайных свидетелей. В другой ситуации они бы на это не пошли, но в глухом лесу преступники чувствуют себя практически безнаказанными».

Именно так думал уйти от ответственности за культивацию марихуаны Мурад Агджаев, которого 19 января 2017 года Рязанский областной суд приговорил к 23 годам лишения свободы в колонии строго режима. Супружеская пара, отправившись в лес за грибами, набрела на поляну, где Агджаев выращивал коноплю. На беду, тот оказался рядом и недолго думая решил убить обоих.

Избавиться от нежелательных свидетелей Агджаеву помог младший сын Асиман, за что получил пять лет лишения свободы в колонии общего режима. Второму сыну Эмину дали условный срок, так как тот был причастен только к выращиванию наркотиков.

В материалах дела сохранились жуткие подробности расправы, которые поведала женщина, чудом оставшаяся в живых.

22 июля 2015 года Ольга и ее муж Сергей поехали на своем ВАЗ-2105 в лес за грибами. «Место нам посоветовала соседка. Автомобиль оставили на проселочной дороге, увидели тропинку и свернули по ней в лес, — рассказала она следователям. — Вскоре наткнулись на окрашенную бочку. Мужу стало интересно, откуда она здесь взялась. Я попыталась отговорить его подходить к ней, и увидела, что к нам приближается мужчина с черной маской на голове и автоматом в руках».

По словам потерпевшей, незнакомец сразу же приказал им сесть на землю и стал расспрашивать, кто их сюда послал и зачем. «Я ему ответила, что мы пришли за грибами, он опять спросил: "Кто вас послал?" — продолжает Ольга. — Я ответила, что, мол, соседка-бабушка посоветовала это место, а он сказал дословно следующее: "Бабушка вас на кладбище послала". Он говорил с ярко выраженным кавказским акцентом».

Агджаев позвонил сыну (Асиману) и потребовал срочно приехать в лес, при этом надеть медицинскую маску. По словам Ольги, угрожая автоматом (у Мурада была винтовка «Сайга») незнакомец заставил их забраться в яму и обещал отпустить, как стемнеет. Так как оба мужчины были в масках, то жертвы ему поверили.

«Мы подошли к яме, первым в нее спустился муж, — говорится в показаниях потерпевшей. — Он находился в полулежащем положении, а я села на его ногу. Прошло минуты две, и внезапно прозвучал выстрел, и сразу же второй, который попал в меня. Я от боли закричала, а муж сказал этому в маске: "Что ж ты в бабу стреляешь, а в меня промахнулся?" Тогда тот сказал: "Ну че, мужик, ничего личного" — и снова выстрелил в мужа. И тут Сергей закричал от боли».

Затем Агджаев с сыном накрыли яму деревянным щитом и засыпали землей. Еще несколько часов муж Ольги стонал от боли. Последнее, что она от него услышала, было: «Прости меня и постарайся выжить — у нас ведь трое детей».

Женщина два дня пролежала раненая в яме. «Я открыла глаза и сказала мужу (мертвому уже более 12 часов): либо сегодня нас найдут, либо не найдут никогда, — вспоминала она на допросе. — После чего стала молиться. А около полудня я услышала женский голос. Сначала он приближался, а потом стал отдаляться, и я закричала».

Задержать Мурада Агджаева с сыном, как и спасти Ольгу, помогла случайность. Вскоре после расправы в лесу они поехали на машине в Азербайджан. На КПП «Затеречный» в Ставропольском крае стояли полицейские из Рязани, находившиеся в регионе в служебной командировке. Они больше руководствовались простым интересом, чем подозрением, когда остановили машину с «родным» 62 регионом на номерном знаке, передают Вести.ru.

А дальше формальная проверка показала, что водитель и пассажир легковушки находятся в федеральном розыске.

Купюры на ветвях висят

Источник «Ленты.ру» в правоохранительных органах отмечает, что следует отличать дикорастущую коноплю от культивированной. Первая, по его словам, не представляет интереса для наркоторговцев из-за незначительного содержания активного вещества — тетрагидроканнабинола.

Агджаев охранял именно культивированный сорт, семена которого приобрел через интернет. В материалах дела говориться, что марихуану он использовал в личных целях. Но, возможно, сыщикам всего лишь не удалось доказать иного.

Для преследования по Уголовному кодексу, к слову, нет разницы между незаконным хранением дикорастущей и искусственно выращенной конопли — и то, и другое считается преступлением. На практике за культивацию наркосодержащих растений можно получить больший срок, так как сажают плантаторы, как правило, от души — то есть в особо крупном размере. За это грозит (статья 231 УК) до восьми лет лишения свободы.

Несмотря на все риски и запреты, в интернете можно найти массу советов о том, как выращивать коноплю в лесу. Но и опытные борцы с наркоторговлей знакомы с приемами таких фермеров.

«Используют южные склоны холмов (где больше солнца), более-менее свободные от деревьев с широкими кронами, — говорит источник «Ленты.ру». — Самые аккуратные развешивают на кустах вокруг приглянувшейся полянки денежные купюры. Если они остаются нетронутыми продолжительное время — значит, грибники и охотники сюда не ходят».

Однако, по его словам, риск, что делянку обнаружат даже в самых глухих местах, возрастает в июле-августе, когда у грибников пик сезона. От них чаще всего информация попадает к правоохранителям, а те устраивают засады на плантаторов.

Почему этим не занимаются лесники? Они куда лучше знают лес и к тому же имеют оружие. Увы, после серьезного кадрового сокращения сотрудникам Рослесхоза стало значительно труднее выявить незаконную хозяйственную деятельность на своих угодьях. К примеру, в Хотьковском участковом лесничестве относительно благополучного в этом плане Подмосковья на почти 12 тысяч гектаров к лету 2016 года осталось всего три человека. В советское время ту же территорию обслуживали 12 лесников.

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10