Понедельник, 11 Декабря 2017, 11:46
  • USD
  • /
  • EUR
  • /
  • RUB

Письмо жены мужу-шехиду: «Дочь плачет, когда в мультике умирает бабочка»

08 Апреля 2017 13:02 - Армия.
Прочитано - раз(а)

«Я закричала, заплакала, так что стены задрожали, стала рвать волосы»

Апрель прошлого года смело можно назвать успешным для азербайджанского народа. Именно в этом месяце армянским оккупантам была продемонстрирована мощь азербайджанского оружия и воина. Результатом этой основательной трепки стали сотни трупов армянских агрессоров, посягнувших на территориальную целостность Азербайджана.

К сожалению, были потери и с азербайджанской стороны. Но разница в том, что армянские оккупанты отправились в ад, а азербайджанские воины, погибшие за Родину, стали шехидами. Одним из шехидов стал командир разведывательного корпуса, полковник Вугар Юсифов. Прошел год со дня его смерти, но незаживающая рана в груди родных и близких продолжает ныть. И больше всего тяжело приходится супруге азербайджанского шехида Лале Юсифовой. Не в силах сдерживать крик души, она изложила воспоминания о муже в письме ему , которое передала азербайджанской журналистке, пишущей на тему шехидов, Аиде Эйвазлы. Представляем читателю данное письмо.

-28 марта Вугар вышел из дома, сказав, что вернется через неделю. С того дня я жду. Прошел уже год, а его нет. Пишу послания - не доходят. То же было и в прошлом году. Ты не помнишь. Ты защищал Родину в горячей точке. Из новостей мы знали, что началась война. Я ничего не понимала. Ведь ты всего несколькими неделями раньше вместе с 18 разведчиками вошел на неприятельские позиции, и сровняли с землей их базу.

Говорил, что раньше наносили удар извне, а теперь пошли, сделали свое дело и вернулись живые и невредимые. После этого тебя произвели в полковники. Не прошло и недели после этого повышения, ты был такой радостный, счастливый. После той ночи, когда началась война, я ничего не чувствовала, дома была не в себе. Наконец, 3-го в 17.30 ты позвонил на домашний телефон. Голос твой был такой усталый, такой недовольный... Никогда ты так не говорил. На этот раз говорил грубо, сдавленно, голос дрожал.

Я растерялась и в радостном волнении спросила, когда приедешь. А ты ответил коротко: «У меня все нормально, не беспокойся и смотри за собой, я приеду, до свидания» - и повесил трубку. А я радовалась, что наконец-то слышала твой голос, убедилась, что ты жив - здоров. А что я перенесла до этого, одному Богу известно. Вскоре после этого опять начались сообщения о шехидах. Опять беспокойство. Один глаз мой смеялся, чтобы не тревожить детей, а другой плакал. Прошло уже 10 лет, как мы поженились, а я никогда не была в такой нерешительности. Боялась наступления завтрашнего дня - 4 апреля. Этот страшный день.

Мне приснился гроб, завернутый во флаг... В 12.30 долгожданный звонок. Голос незнакомый: «Нет Вугара, потеряли мы его». Я закричала, заплакала, так что стены задрожали, стала рвать волосы. Стала проклинать Бога. Нет, не может быть, невозможно, чтобы столько наших с тобой мечтаний остались вот так, наполовину. Ведь у нас трое детей. Что буду делать без тебя? Хохочу сквозь слезы...

Наконец, немного успокоилась. Не понимаю - как может быть, что Вугара больше нет? Ведь ты всегда возвращался. Ведь ты офицер, у тебя столько подчиненных, как же ты оставишь их? Вспоминаю твои геройства, думаю - ну да, Вугар никогда не прятался позади, наверное, опять шел впереди других.

Сегодня 4 апреля, утро. Год назад я тебя ждала вот так, как сейчас. Опять я не в себе. Просто уже не кричу, подавляю крик, чтобы не тревожить детей. После тебя 6-летняя Айтен стала такой беспокойной, она плачет, когда в мультике умирает бабочка.

Когда пришло известие о твоей гибели, она сказала Кенану: «Дядя, я не плачу, чтобы шехиды не обиделись». А то мой отец не вернется. Говорила это смеясь, а из глаз слезы. Кенан рассказывал уже потом. Я молю Бога, чтобы 4 апреля побыстрее прошло. Я больше не могу выносить это. Ты был перлом моей жизни. Стараюсь уловить твое дыхание в строках твоих писем, в медалях, похвальных грамотах. Ты был первым везде, и навстречу смерти пошел первым.

Ты не был штабным офицером, ты был окопным офицером. Из окопа твое бездыханное тело вынесли - из только что освобожденного тобой окопа. С 1992 года ты оказался первым полковником, погибшим в окопе. Вот как любит тебя Бог. Упокой тебя Господь. Наших троих детей буду воспитывать достойными тебя.

Это письмо невозможно читать без боли в душе. Больно за Вугара Юсифова, а в его лице за всех азербайджанских шехидов, отдавших жизни за свою Родину. Утешает одно: шехиды не умирают, и живут в нашей памяти. Но душа их возрадуется лишь тогда, когда последний армянский оккупант будет уничтожен или уберется вон с азербайджанской земли…

А.Исмаилов

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10