Понедельник, 25 Сентября 2017, 13:42
  • USD 1.7008
  • /
  • EUR 2.0296
  • /
  • RUB 0.0295

«Азербайджанский диверсант» пять дней гостил в Армении, а потом написал про «25 ереванских трансвеститов»

11 Декабря 2013 20:00 - Политика.
Прочитано - раз(а)

Он был в Азербайджане всего раз, да и то, после поездки написал не очень лестный отзыв

Армянское ущербное мышление, столь же ущербное, как сознание, мысли, мораль и нравственность подавляющего большинства этой нации, во всем ищет подвох и азербайджанский след. Стоит кому-либо выразить свое мнение, отличное от ущербного армянского, как он сразу же записывается в «жертвы икорной дипломатии» и  враги армянского народа. Примеров этому мы приводили достаточно, поэтому сегодня мы не будем утомлять читателей перечислением тех, кто оказался в списке получателей миллионов азербайджанских манатов. Но наши «многострадальные» соседи не желают останавливаться на достигнутом и причисляют все новых и новых людей к «жертвам икорной дипломатии». На сей раз «не повезло» 23-летнему российскому издателю,  литератору, лауреату независимой литературной премии «Дебют» Олегу Зоберну. 

Поводом к причислению Зоберна к «агентам азагитпропа» послужила его статья-отчет о поездке в Армению для участия в состоявшемся там недавно Фестивале молодых писателей, опубликованная на сайте «Эха Москвы» и озаглавленная  «25 ереванских трансвеститов. О пограничных состояниях новой армянской литературы».

«Всё началось с гомосексуализма, самого обыкновенного. Не верьте азербайджанским историкам, которые доказывают, что на заре времен боги слепили армян из волшебной красной глины и навоза, а счастливых азербайджанцев — из той же глины и меда. Фонд Филатова устроил в Армении литературный фестиваль, на котором я побывал. Выяснилось, что мужской гомосексуализм распространился в этой стране за последние годы весьма широко, причем не только среди образованной части населения и творческой интеллигенции. Это сообщил мне за завтраком в гостинице армянский поэт и культуртрегер Гурген, когда я расспросил его о политических, стилистических и религиозных предпочтениях местных писателей и дошел до сексуальных.

— Это дело сейчас в ажуре у нас, — сказал Гурген. — Но по-тихому, никто не афиширует.

— А есть писатели-гомосексуалисты? — спросил я.

— Конечно, брат. Есть.

— Назови имена.

— Один вот особо известный был, под псевдонимом Дориан.

— Почему был?

— Да куда-то пропал.

— А ещё?

— Брат, лесбиянка есть, Лусинэ Ваячьян, уехала в Россию, сидела в тюрьме под Санкт-Петербургом, написала роман «Бологое». Сейчас живет во Франции, с любимой девушкой.

— А из тех, кто на родине?

Гурген назвал еще несколько имен. Я спросил, можно ли с ними встретиться и поговорить о книгах, сексе и путях неисповедимых, объяснил, что исследую современную литературу стран Кавказа, надеясь объять ее во всех проявлениях.

— Нет, они не признаются. Никто не скажет тебе ничего, — ответил Гурген.

— Тогда откуда известно, что они гомосексуалисты?

— Армения маленькая. Говорю же, открыто нельзя, это дело беззвучно процветает. Пожалей этих писателей, а то ты их разговоришь, потом напишешь об этом, а их тут шакалам скормят. Пообщайся лучше с трансвеститами, они в Ереване по ночам торгуют собой в парке Манкакан. Они отчаянные, пойдут на контакт.

По лицу Гургена стало видно, что его начал тяготить этот разговор. Я думал так: трансвеститы — люди романтически настроенные, поэтому среди них высок процент склонных к творчеству. Притом именно армянские трансвеститы — не просто накрашенные мужики в колготках и с бумажной грудью, это кавказские революционеры духа, у них всё происходит осмысленно, они рискуют и рефлексируют, ввергая себя в еженощный трип, несравнимо больше, чем их тайские или голландские коллеги. Они чаще сомневаются вообще. Они настоящие.

…В начале четвертого века новой эры Армения стала первой страной, принявшей христианство в качестве государственной религии, в начале пятого века — Месроп Маштоц создал армянский алфавит, в 1991 году Верховный Совет Армении провозгласил её независимость, а той прохладной ночью ереванские трансвеститы, стоя под фонарем, демонстрировали мне шрамы от бутылок, разбитых об их головы; рассказывали, что их было двадцать шесть в городе, но одного недавно убили гомофобы; сообщили, что гражданские активисты хотят объявить их азербайджанскими шпионами, вывезти всех сразу куда-то и сделать с ними такое, по сравнению с чем горечь венерических неудач покажется благословением свыше.

Они просили передать в Москву, что скоро всё будет кончено», - написал, в частности, Зоберн в своей статье.

Что тут началось! Немедленно гневным ответом разразился один из рупоров армагитпропа – газета «Голос Армении». Оно и понятно: армяне так старались, хотели угодить гостям фестиваля, кормили-поили их, а тут один из них оказался мало того, «неблагодарным», так еще и азербайджанским лазутчиком.

«После того как я в своих заметках рассказал об успешной работе Фестиваля молодых писателей в Цахкадзоре, даже в самом кошмарном сне невозможно было представить, что среди участников фестиваля найдется тот, кто станет наводить тень на плетень. Конечно, не все было гладко, я в своих выступлениях неоднократно высказывал сомнения в том, что армянскую сторону представляли лучшие из лучших, высказывал серьезные претензии ко многим представленным на обсуждение произведениям, но, как говорится, мяса без костей не бывает и все наличествовавшие проблемы успешно решались в рабочем порядке. И вдруг в обстановке полного штиля, среди ясного неба один из участников фестиваля, некто Олег Зоберн, опубликовал на сайте радиостанции «Эхо Москвы» подленький пасквиль под характеризующим самого автора названием: «25 ереванских трансвеститов. О пограничных состояниях новой армянской литературы». Публикация эта не просто отдает душком подлости и злопыхательства, она является грязной и насквозь лживой инсинуацией, ставящей перед собой целью и задачей любыми средствами дискредитировать фестиваль. Даже слепой может без труда заметить явственный почерк азербайджанской пропагандистской машины. Далее в пасквиле выливаются ушаты грязи на армянский народ и его традиции, на армянскую культуру и литературу, а также рикошетом – на фестиваль. Причем преподносится это в виде диалога с неким «Гургеном, поэтом и культуртрегером». Фамилия при этом хитроумно не указывается. Для меня до сих пор остаются открытыми вопросы: как он попал, как просочился в команду московских писателей, кто его рекомендовал, кто его отобрал? Фактически вместе с нами в течение пяти фестивальных дней находился самый настоящий идеологический диверсант», - пишет возмущенный автор «Голос Армении».

Статья в «Голосе Армении» - яркое доказательство того, что ущербное мышление армян не приемлет мнение, которое идет вразрез с официальной армянской пропагандой и мифологией. Причем здесь «азербайджанская пропагандистская машина», если человек просто поделился своим впечатлением от увиденного? К тому же, по нашим данным, Зоберн бывал в Азербайджане всего раз, в декабре 2010 года, да и то, после поездки он написал не очень лестный отзыв о стране. Но в Азербайджане его при этом никто не обвинил в том, что в нашей стране он побывал и написал потом статью по заказу армян. Армяне же свято верят в том, что гражданин России не имеет права на мнение, отличное от армянского, а если имеет, значит, тут видна рука Азербайджана, вернее, его манаты и икра. Ну что тут поделаешь: армяне привыкли судить о людях по себе, думая, что все в мире столь же глубоко морально разложены, как и они. В этом сама суть армян…

Бахрам Батыев 

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10